09:14
USD 84.75
EUR 102.96
RUB 1.14

Дороговизна авиабилетов из-за коронавируса: что происходит и чего ожидать

Кыргызстанцы, пытающиеся вылететь в Россию в условиях пандемии, сталкиваются не только с проблемой сбора необходимых для этого документов — справки-обоснования и результаты ПЦР-теста, но и с запредельно высокими ценами на авиабилеты. При этом регулярных рейсов в Россию, куда чаще всего летают наши соотечественники, нет. Есть чартеры.

Чиновники традиционно отчитываются, что работа ведется. Периодически они обращаются к властям России с просьбой увеличить количество рейсов. Но ситуация не меняется.

Эксперт по гражданской авиации Айдар Окенов рассказал 24.kg о том, что происходит сегодня на рынке авиасообщения, откуда взялись такие цены на билеты и почему дорогих чартерных рейсов больше, чем доступных регулярных.

Спрос растет, предложений нет

В 2020 году пандемия коронавируса, по оценкам специалистов, обрушила рынок авиаперевозок на две трети.

«Если в 2019-м авиакомпании перевезли около 2,5 миллиона пассажиров, то в 2020 году цифра не превысила 800 тысяч. Сфера получила колоссальный ущерб. С марта по август авиасообщение фактически остановили. Простаивающие самолеты приносят компаниям убытки», — сказал Айдар Окенов.

24.kg
Фото 24.kg. Айдар Окенов

При этом в последние месяцы спрос у кыргызстанцев на перелеты, особенно в Россию, вырос. Однако компании из-за введенных российской стороной ограничений не в состоянии удовлетворить все запросы.

«Авиаперевозки — это бизнес. Как в любом бизнесе, в сложившейся ситуации, увеличение спроса повлекло неминуемое повышение тарифов. Себестоимость полетов при этом не увеличилась, но и сверхприбыли фирмы-перевозчицы не получают, так как их убытки остаются достаточно высокими», — считает собеседник.

В начале января 2019 года средний тариф на перелет по всем направлениям составлял $129. К началу 2020-го он поднялся до $259.

Свое мнение эксперт подтверждает и тем, что билет в Москву из Бишкека стоит гораздо дороже обратного направления. Желающих вернуться в Кыргызстан немного, а стало быть и повышенного спроса нет.

«Цены на авиаперевозки государство не регулирует. Например, мэрия Бишкека может установить единый городской тариф на стоимость поездки в общественном транспорте. В авиации такой нормы нет и единого тарифа тоже. До пандемии проблемы с этим не было. Цены регулировались естественно, за счет большого количества регулярных рейсов и конкуренции. Когда государство видело, что в каком-то направлении цены выросли, оно создавало условия, чтобы там работало больше фирм», — говорит Айдар Окенов.

О чартерах и регулярных рейсах

В Россию из Кыргызстана и обратно еженедельно отправляется 2 регулярных рейса и 80 чартерных. Логика чиновников, запретивших первые, но щедро разрешивших вторые, не выдерживает критики. Для людей, от авиации далеких, непонятно, чем в условиях пандемии дорогие чартеры безопаснее более дешевых постоянных перелетов. Но, как оказалось, и здесь не все так просто.

Рустема Ильясова
Фото Рустема Ильясова

«Обслуживание чартерных рейсов для компаний обходится дороже, чем регулярных из-за повышенных ставок аэропортов. Здесь интереса перевозчиков нет. К тому же ограничения регулярного авиасообщения ввел оперативный штаб Российской Федерации по борьбе с COVID-19. Разница между регулярными и чартерными рейсами в том, что на первые разрешение выдают на полгода вперед, а на вторые — только на рейс. Если завтра эпидемиологическая ситуация в Кыргызстане резко ухудшится, то правительство России просто перестанет выдавать разрешения на чартеры. С регулярным авиасообщением сделать так быстро не получится — большая часть билетов на них раскупается заранее. Такова была логика вводивших ограничения инициаторов», — объясняет специалист.

Одна авиакомпания может совершать из одного аэропорта только один чартерный рейс в неделю. Это тоже часть ограничений. Перевозчики хотят летать больше, и они придумали, как обойти запрет.

«Чтобы хоть как-то решить вопрос дополнительных рейсов компании открыли новые направления. Например, вновь заработал рейс Тамчи — Новосибирск, который обычно работал только летом. Пассажиры из Оша теперь прилетают в Бишкек, едут на такси в аэропорт в Тамчи и оттуда вылетают в Россию. Такая же ситуация наблюдается и со стороны России, где недавно открыли направление Красноярск — Ош. Я еще раз повторю — бизнес меньше всего заинтересован в простоях», — отмечает Айдар Окенов.

Махинации до добра не доведут

Ситуация осложняется и тем, что Россия ограничивает въезд иностранных граждан на свою территорию документами, подтверждающими важность и неотложность их пребывания в стране. Они нужны, если вы прибываете чартером.

Обоснованный въезд могут получить водители грузовых автомобилей международного сообщения, члены экипажей воздушных, морских и речных судов, дипломатические служащие, получившие вид на жительство в России, транзитные пассажиры, высококвалифицированные рабочие и те, кто летит в Россию на учебу или лечение.

Механизм утвержден председателем правительства РФ Михаилом Мишустиным в марте 2020 года. Но, несмотря на это, в Кыргызстане до сих пор есть те, кто слышит о нем впервые. Люди покупают билеты и в аэропорту удивляются, почему их снимают с рейса.

«Нашлись у нас и предприимчивые граждане, которые начали продавать фиктивные основания для вылета, в основном через приглашения на лечение. Люди платят за липовые справки от 2 до 8 тысяч сомов. При посадке на рейс все это, естественно, проверяется и выявляется. Случаются скандалы. В среднем в аэропорту «Манас» с рейса за день снимают от двух до пяти человек. Если пассажир каким-то образом все-таки сможет вылететь, то по прилете его ждет повторная проверка и депортация», — рассказывает Айдар Окенов.

Помимо справок-обоснований, начали подделывать в Кыргызстане и обязательные для перелетов отрицательные результаты ПЦР-тестов.

Финансовая полиция недавно задержала двух молодых людей, при помощи махинаций из больных людей делавших абсолютно здоровых.

«Естественно, при рассмотрении Россией возможного возобновления регулярного авиасообщения с Кыргызстаном, такие моменты не на руку нашей стране. Властям республики могут выставить требование — наведите у себя порядок. К тому же, санкции могут последовать и в отношении компании, допустившей перелет пассажира с фальшивыми документами», — отмечает эксперт.

Выход есть, но непростой

Айдар Окенов не может сказать, как скоро в авиакассах появятся по карману для кыргызстанцев билеты и когда небо России станет доступным для всех желающих. Чтобы это произошло, власти республики должны приложить немало усилий.

«Самое главное — вернуть прежнее количество рейсов. Выйти если не на объемы перелетов 2019-го года, то хотя бы максимально к ним приблизиться. Вопрос возобновления регулярного авиасообщения напрямую зависит от эпидемиологической ситуации в стране. Россия делает расчет из числа заболевших коронавирусом на 1 тысячу населения и по его итогам принимает решение — находится республика в зеленой зоне или нет. Только тогда снимают ограничения. У нас Чуйская область пока в желтой зоне. Хочется надеяться, что переговоры двух правительств, о которых недавно сообщалось, приведут к положительным результатам», — заключил специалист гражданской авиации.

Снижение стоимости билетов, по его словам, зависит и от финансового положения компаний-перевозчиков, многие из которых за время прошлогоднего полугодового простоя оказались на грани банкротства и теперь вынуждены восстанавливать упущенное.

Российским авиакомпаниям в этом плане повезло больше. Их правительство разработало и внедрило систему поддержки бизнеса. Кыргызские авиалинии вынуждены рассчитывать только на себя, также приходится поступать и пассажирам.

Популярные новости
Бизнес
28 февраля, воскресенье
27 февраля, суббота