09:04
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Бишкекское СИЗО. Место, о котором не мечтают

Следственный изолятор № 1, или как его называют в простонародье «централ», одно из самых старых зданий Бишкека. Здесь содержатся те, кто ожидает суда, и те, кто уже получил срок и готовится к отправке в колонии. Журналист ИА «24.kg» провел с сотрудниками СИЗО несколько часов, чтобы понять, как им здесь работается.

Подопечные Марса

9 часов утра. Построение после физкультуры. Его проводит начальник СИЗО Калыбек Калмаматов.

Дежурный докладывает, что чрезвычайных происшествий за сутки не произошло. Однако у сидельцев нашли при обыске телефоны. Они запрещены.

Заслушав всю информацию, начальник просит сотрудников тщательнее обыскивать камеры, разъяснять вновь прибывшим подследственным их права и обязанности. Тех, кто работает с пожизненно лишенными свободы, просит быть осторожнее и не поддаваться на провокации.

Сопровождать меня поручили майору Государственной службы исполнения наказаний Марсу Мырзабекову. В исправительной системе он 20 лет, из которых десять работает с пожизненно лишенными свободы — ПЛС.

Ежедневно майор проводит совещания и инструктирует подчиненных. Он постоянно напоминает о том, как опасно терять бдительность на работе. В подчинении Марса Мырзабекова пять сотрудников. Среди них психолог, инспектор по работе с заключенными, контролеры.

После завтрака у «пожизненных» по расписанию прогулка во дворе, который располагается, как правило, на верхних этажах режимных корпусов.

По верху прогулочных дворов металлическая решетка, а над ней сетка с ячейками.

Заключенные по закону имеют право на ежедневную прогулку не менее одного часа

«Больничка» не хуже, чем на воле

Между прогулкой и обедом заключенные могут посетить медсанчасть. В СИЗО есть собственная лаборатория, в которой собираются анализы на туберкулез, венерические и другие заболевания. Оборудование самое современное, даже государственные поликлиники таким богатством похвастать не могут.

Такие условия для лишенных свободы помогли создать международные организации.

Чтобы прийти к врачу, заключенные пишут заявление на имя начальника СИЗО. После его разрешения сидельца под конвоем сопровождают на осмотр. Приговоренных к особому режиму содержания, приводят в робах и наручниках. На обследование каждого уходит около часа. Конвоиры постоянно находятся рядом.

В медсанчасти есть и аптека, в которой заключенные могут получить необходимые лекарства.

Между приемами больных спрашиваю у стоматолога Данияра Тешебаева не страшно ли ему работать с такими людьми. Отвечает, что не страшно, поскольку рядом всегда сопровождающие, обеспечивающие его безопасность.

«Попал в СИЗО случайно. Несколько лет назад меня попросили временно поработать здесь. Так и остался. Чтобы обезопасить себя от болезней, работаю в специальной маске», — рассказывает Данияр.

Это сейчас условия для работы нормальные. А раньше работать было практически невозможно. Оборудование здесь если и не самое современное, то вполне новое.

Данияр Тешебаев
После приема врача идем в помещение, где расположены камеры для «пожизненных». Спускаемся в полуподвальное помещение, проходим через коридор с камерами для подследственных и приходим в другой — тот самый, где сидят те, что, возможно, больше никогда не вдохнут воздух свободы.

После того, как в селе Жаны-Жер построили корпус для «пожизненных», несколько камер СИЗО опустели. Кого-то перевели отбывать наказание в другой регион, а кого-то в ИК-19.

Сотрудники СИЗО, после того как заключенных выводят на прогулку, обыскивают камеры. Почти каждый день они находят мобильные телефоны.

Как только достроят второй корпус ИК-19, всех «пожизненных» этапируют туда, в СИЗО останутся только подследственные.

Представитель пресс-службы ГСИН Александр Никсдорф

Расправа по-тихому

Марс Мырзабеков признается, что среди сотрудников СИЗО есть недобросовестные люди. Но таких вычисляют быстро и прощаются с ними.

Майор отмечает: если права заключенных защищаются разными международными организациями, то права сотрудников СИЗО не защищает никто.

«Был случай, когда один из пожизненно лишенных свободы угрожал мне. За нарушение режима я наказал его — лишил свидания с женой. Он за это пригрозил лишить меня жизни. Я не стал остро реагировать на эти слова, сказав лишь, что исполнял требование закона. На следующий день он извинился передо мной», — вспоминает Марс Мырзабеков.

Такие угрозы у нас бывают систематически. Но обычно человек, который действительно хочет расправиться с кем-то, делает это тихо – без угроз

Марс Мырзабеков

Обед по расписанию

С 11.30 до 12.30 в СИЗО обед. Сегодня на первое подавали борщ, на второе — перловку с мясом. Кормят тут, можно сказать, сносно.

Мясо СИЗО закупает на несколько дней — учреждение не может приобрести его на неделю или месяц, поскольку нет такого объемного холодильника.

В сутки на все СИЗО уходит около 130 килограммов мяса. Порции у заключенных вполне внушительные.

Обед и ужин разносит хозобслуга. В нее входят осужденные за мелкие преступления. После приговора суда их не этапировали в колонии, оставив отбывать наказание в СИЗО.

Почему жены не часто ходят на свидания

После обеда заключенные встречаются с адвокатами, следователями и в определенные дни ходят на свидания.

Пожизненно осужденным положены в год три длинных и три коротких свидания. Длинные длятся до трех суток, короткие — по часу.

К осужденным, в основном, по словам сотрудников СИЗО, приходят дети и родители. Жены не всегда хотят видеть мужей за решеткой.

Рабочий день сотрудников следственного изолятора, заканчивается в 18.00. На смену им приходят другие.

«Они такие же, как и мы все. Некоторые действительно попали в тюрьму по пьяни, а есть те, кто умышленно расчленил другого человека. Есть и те, кто имеет психические заболевания. Ко всем нужен особый подход. С этими людьми мы разговариваем строго, если улыбаться им, они сядут на голову», — говорит напоследок мой сопровождающий.

Выйдя за ворота СИЗО, пожалуй, как никогда с удовольствием вдыхаешь даже приправленный смогом воздух Бишкека. Но это воздух свободы.

Популярные новости
Бизнес