20:48
USD 79.04
EUR 93.73
RUB 1.05

Скандальная поправка об НКО как могильщик гражданского сектора в Кыргызстане

Депутаты Жогорку Кенеша шестого созыва могут войти в историю как могильщики гражданского сектора. На этой неделе они рассмотрят во втором и третьем чтениях поправки в закон, регулирующий деятельность НКО. Изменения предложил член фракции «Республика — Ата Журт» Бактыбек Райымкулов.

По требованию нардепа, неправительственный сектор должен отчитываться об источниках финансирования.

Выступающие 22 мая на видеоконференции в приложении Zoom на тему: «Принимают закон об НКО без участия НКО» нардепы Дастан Бекешев и Марлен Маматалиев выразили уверенность, что их коллеги поддержат сомнительную норму.

Если обновленный закон заработает, то дежурные НПО останутся неприкасаемыми. Скандальная поправка затронет тех, кто мониторит ход выборов, заявляет о нарушениях прав женщин, детей, стариков, врачей, военнослужащих, заключенных, свободы слова и СМИ.

Призывы к исполнительной власти — показать пример и первыми отчитаться, как и на что потрачены миллионные гранты, направленные на борьбу с коронавирусом, как и просьбы международных организаций оставить без одобрения дискриминационный документ, повисли в воздухе.

Чтобы не было гей-парадов

Эксперты считают, что законопроект об НКО и инициатива о цензуре в интернете — звенья одной цепи.

Депутатское рвение подрывает имидж Кыргызстана на международной арене как страны, придерживающейся демократических ценностей.

Презентуя свое предложение в парламенте, Бактыбек Райымкулов в качестве примера привел Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Армению, Азербайджан и Беларусь, где НКО предоставляют информацию, как тратятся грантовые деньги. Правда, забыл упомянуть, что им запрещено иностранное финансирование законом, а средства на развитие гражданские сообщества получают из государственного бюджета. Именно поэтому НПО в перечисленных странах и подотчетны властям.

«Принятие законопроекта усилит индекс доверия населения к некоммерческим организациям и повысит прозрачность деятельности. Преимущества открытости информации очевидны, и, если некоммерческие организации так же, как и государственные органы, станут прозрачны, это в свою очередь будет способствовать сотрудничеству между государством и гражданским сектором», — считает депутат.

Чтобы найти поддержку у коллег, Райымкулов пояснил, что инициатива последовала исключительно в целях безопасности — народ имеет право знать, что это за щедрые доноры, которые спонсируют НПО в Кыргызстане, и на что идут деньги: а вдруг на митинги и гей-парады.

Большинство парламентариев, особо не вникая в проект документа, посчитали эти доводы весомыми и проголосовали в первом чтении за.

Депутат Эльвира Сурабалдиева, отдавшая свой голос в поддержку, изменила мнение, когда государство зажал в тиски коронавирус.

«Карантин показал истинную роль неправительственного сектора. Его представители оказали огромную помощь людям на местах. Особенно жертвам семейного насилия. Правительство, конечно, тоже помогало, но весь ареал охватить оказалось не способно. Вот на выручку и пришли НПО с их консультациями, кризисными центрами. Это огромный пласт работы. Проанализировав все эти аспекты, я пришла к выводу, что во втором и третьем чтениях буду голосовать против», — сказала Эльвира Сурабалдиева.

Я думаю, что если эта поправка пройдет, то будет очень однобокий подход. Не все НПО окажутся равны перед законом, и какие-то организации, удобные, скажем так, по-прежнему будут скрывать свои доходы.

Эльвира Сурабалдиева

А Марлен Маматалиев, разобравшись в сути документа, вышел из соавторства. «Да, я выступил сначала с поддержкой, потому как мне объяснили, что нужен такой закон, чтобы не было у нас гей-парадов. Но сейчас я вижу ряд несоответствий. Тем более что мои предложения не были включены», — сказал он.

Мирлан Жеенчороев полагает, что скандальная поправка не нужна и противоречит программе правительства по цифровизации и уменьшению бюрократических барьеров. Напомним, законопроектом предлагается создать национальный депозитарий для отчетности НКО.

«Закон должен быть не для какой-то отдельной категории организаций или граждан, а распространяться для всех юридических лиц. На сегодня деятельность НПО и НКО регулируется отдельным законом. Зачастую источником их финансирования являются международные организации, аудит которых проводится авторитетными органами. Соответственно, отчетность, проводимую местными бухгалтерами, можно подвергнуть сомнению», — сказал Мирлан Жеенчороев. Он считает, что в инициативе Бактыбека Райымкулова нет логики.

Разработчик не посчитал нужным обратить внимание на то, что Налоговый и Гражданский кодексы дают исчерпывающий перечень возможностей госорганам контролировать движение поступлений в НПО и НКО.

Согласные и непослушные

О сомнительности, нецелесообразности и провокационности предложения говорили и на парламентских слушаниях, прошедших в «Белом доме» 22 мая. Таких, правда, оказалось меньшинство. Сторонники же инициативы были приглашены устроителями для моральной поддержки. И таких было большинство.

Законопроект еще не принят, а двойные стандарты уже в действии.

В Кыргызстане зарегистрировано 32 тысячи НКО, на слушания записались более тысячи, позволили присутствовать только 60.

«Аксакалдар Кенеши», «Жети Дубан», «Мээр Жазы», «Элет койгойу», «Сияние Востока», «Акыл Эс Ыйман», Жыпар Жекшеев, «Уй курулуш», «Телекмат аке» — вот некоторые числа избранных. Что это за НКО, кем финансируются, чем занимаются, не знает никто. Представители упомянутых организаций прибыли из регионов. Как они в условиях ЧС и ограничений на въезд-выезд добрались до Бишкека, — загадка.

Гражданский активист Жусуп Дуйшеев, присутствующий на слушаниях, отметил, что организация, в которую он входит, поддерживает законопроект. «Некоторые НКО действуют вопреки интересам народа. Например, в прошлом году они организовали выставку с голой девушкой в музее. Мы должны сохранить интересы нации, народа и государства. Бюджет НКО должен быть прозрачным, мы должны знать, откуда они получают гранты, кто их поддерживает и на что эти деньги тратятся. Много грантов приходит, но отвечают ли они заявленным целям, непонятно», — сказал Жусуп Дуйшеев, при этом, чем занимается объединение, которое он представляет, не пояснил.

Представитель правовой клиники «Адилет» Искендер Какеев напомнил об обращениях, правовых заключениях и экспертных мнениях, причем не только правозащитников Кыргызстана, но и международных аналитиков, спецдокладчиков ООН, направленных в адрес разработчика и профильного комитета, но ответа нет до сих пор.

«Мы хотели бы обратить внимание, что в условиях карантина обострился дефицит бюджета, правительство обращается к зарубежным донорам за помощью», — подчеркнул Искендер Какеев.

Этот законопроект наносит урон имиджу Кыргызстана и может отразиться на уровне дотаций.

Искендер Какеев

Но выступления против потонули в дружном хоре одобрительных высказываний. В заключительном слове инициатор Райымкулов заявил, что слушания прошли продуктивно, все стороны выступили и мнения услышаны.

«Эти слушания были однобокими и прошли для галочки, выступали, в основном, «дежурные» активисты. Боятся власти гражданского мониторинга. Нам говорят, что НПО должны раз в год отчитываться в требуемой форме, но мы эту форму не видели, а если не отчитаемся, то организация будет закрыта. Это драконовская поправка», — считает представитель ОО «Интербилим» Гульгакы Мамасалиева.

P.S. До того, как появилась райымкуловская скандальная инициатива, на финансовой прозрачности НПО настаивали члены движения «Кырк чоро».

В 2016 году парламент отклонил в режиме третьего чтения законопроект об иностранных агентах.

Популярные новости
Бизнес