16:23
USD 88.21
EUR 95.66
RUB 0.97

Культурная цензура. Почему в Кыргызстане все чаще запрещают спектакли и выставки

На днях в театральной среде разразился скандал. Чиновники Министерства культуры, информации, спорта и молодежной политики запретили спектакль «Дежавю», поставленный заслуженным деятелем культуры КР Акимбеком Текешовым по пьесе Алишера Ниязова (псевдоним Алексей Торк) «Мечты сбываются».

Автор заявил, что пьеса отправилась в корзину за «неуважение к президенту», «кривые ноги» и образ девушки, любовницы олигарха.

Власть теперь вводит цензуру театра и кино?

Пользователи соцсетей провели аналогии с Туркменистаном, где указом главы государства женщинам запретили макияж, маникюр, окрашивание волос, облегающую одежду и даже джинсы. Им рекомендуется носить национальные платья.

Вот такой культур-мультур

Алишер Ниязов не первый, кто угодил на карандаш чиновников от культуры. В январе 2021 года, в канун выборов главы государства, из репертуара Ошского драматического узбекского театра «Бабур» был исключен спектакль «Онолмок беле биз качан, ордодо турса уч пахан» («Стоит ли ждать улучшения, когда во власти сидят три пахана». — Прим. 24.kg).

В сценарии представители спецслужб усмотрели «признаки действий, направленных на агитацию против кандидата в президенты Садыра Жапарова». В театре опровергли заявление чекистов. Но это не помогло. Зрители больше не увидели полюбившуюся комедию.

Из-за военных действий в Украине в список запрещенных попали фильмы «Солнцепек» и «Ополченочка». 

«В связи с нынешней международной ситуацией и учитывая позицию нейтралитета Кыргызской Республики, «Кыргызтасмасы» отзывает ранее выданные прокатные удостоверения и налагает запрет на показ вышеперечисленных фильмов на территории республики», — объяснил решение министр Азамат Жаманкулов.

Но еще до прихода Садыра Жапарова к власти в Минкультуры периодически закрывали доступ к тому или иному, как отмечали чиновники, «неблагонадежному контенту».

В феврале 2015-го экспертная комиссия Республиканского фонда кино- и видеофильмов запретила показ фильма «13 аймак» из-за его чрезмерной политизированности. Аргументы создателей, что это художественная картина, все персонажи вымышленные, а любые совпадения с реальными событиями случайны, действия не возымели. На широкие экраны лента так и не вышла.

В октябре 2014 года депутаты требовали вырезать из эфира музыкальные клипы с поцелуями, поскольку это безнравственно и противоречит менталитету кыргызского народа. Но дальше призывов дело не пошло.

Предложения запретить все сомнительное звучат с парламентской трибуны и сегодня.

В 2013-м на полку положили фильм «Я гей, я мусульманин». В нем обнаружили признаки возбуждения религиозной вражды и унижения мусульман.

Не смогли зрители увидеть медиаспектакль «Неделя тишины» питерской художницы Ольги Житлиной в театре «Место Д». Члены художественного совета Государственного национального русского театра драмы имени Чингиза Айтматова запретили постановку из-за, как они пояснили, «провокационного содержания».

В том же 2013 году закрыли выставку современного искусства «Подъем переворот». В Министерстве культуры тогда заявили, что этого потребовали посетители экспозиции. Они назвали авторов работ «врагами кыргызского народа».

По их мнению, «только люди, не любящие свои страну и народ, могут изобразить ак-калпаки с черными пауками, нетрезвую на вид девушку в том же национальном головном уборе, еще один персонаж в калпаке с красным лицом и руками-клешнями».

В декабре 2019-го Музей ИЗО опять оказался в эпицентре разборок. Скандал вспыхнул на неделе феминале «Кормилицы. Экономическая свобода. Женщины». Директор музея Мира Джангарачева получила предупреждение от Министерства культуры. Глава ведомства Азамат Жаманкулов (он и сегодня занимает этот пост. — Прим. 24.kg) заявил, что «категорически против дефиле обнаженных девушек в храме искусства и не поддерживает подобных провокационных вызовов».

Закручивать гайки чиновники продолжили и в 2020 году. В феврале артистам питерского театра танца «Искушение» не разрешили исполнить концертный номер без одежды. В Министерстве культуры посчитали, что бишкекская публика не готова лицезреть обнаженные мужские торсы.

В Минкультуры не считают свои действия попыткой ввести цензуру.

Чиновники кивают на художественно-экспертную комиссию. В ее положении указано, что «исполнение произведений, способных негативно повлиять на подрастающее поколение, аудиторию и опорочить имидж нации, пропагандирующих войну, межнациональную рознь, порнографию и насилие, не допускается и не разрешается».

В ведомстве просят не искать политической подоплеки и отмечают, что в каждом конкретном случае запрет был аргументирован и оправдан.

Между тем...

Эксперты напоминают: в Кыргызстане нет цензуры, и никто не имеет права закрывать выставки, снимать с проката киноленты, изымать из репертуара спектакли.

Любая персональная работа — выставка, фильм, постановка — это прежде всего взгляд автора на волнующую его проблему.

Культурологи подчеркивают, что зрители за тем и приходят, чтобы познакомиться с альтернативным мнением, а потом уже решить для себя, соглашаться или нет.

«Другое дело — спектакли и выставки проходят в государственных учреждениях, и государство имеет право запрещать неугодные ей мероприятия. Так происходит и в США. Надо делать частные выставки, спектакли в частных помещениях и на частные деньги. Их государство не имеет право запрещать. Я либерал и считаю, что запрещать что-либо, особенно в области искусства, недопустимо. Но у собственника тоже есть права», — сказал Гамал Боконбаев.

Запретных выставок и тематики не должно быть. Если закрывать выставки, запрещать спектакли, которые вызывают у некоторых зрителей отрицательные эмоции, то нужно запретить носить мини-юбки, смотреть американские фильмы и болеть за европейский футбол.

Гамал Боконбаев

По его словам, право на выражение своего взгляда должно быть. Оно одно из столпов демократии. Аналитики проводят параллели с тревожной тенденцией, складывающейся в сфере культуры, с последними драконовскими законами, направленными против свободных СМИ.

Журналисты, как и люди искусства, отображают не только хорошее, но и плохое. Это их первоочередная обязанность — подвергать сомнению заявления властей и выявлять проблемы.

А то, что за границей о нашей стране не очень хорошее представление, — так это не вина репортеров, художников, режиссеров или артистов. Репутацию государства создают не только рядовые граждане, но и чиновники тоже.

Но последние никак не могут усвоить: отсутствие цензуры или запретов и есть одно из главных условий свободного развития любого государства.

Запрещать — много ума не надо.

По мнению искусствоведа Чолпон Тентиевой, в Кыргызстане нет жесткой цензуры. Она говорит, что искусство у нас достаточно свободное и есть перспективы. Но у творческих людей должно быть понимание, что своими произведениями, будь то полотна, сценические постановки или кино, они не должны нарушать права целых сообществ.

«Пока в плане выражения наше искусство достаточно однобоко. Я не могу сказать, что сейчас в сфере культуры действуют какие-то жесткие ограничения», — добавила Чолпон Тентиева.

По ее словам, иногда некоторые авторы стремятся просто шокировать публику. Но искусство должно учить думать, а не шокировать.

Популярные новости
Бизнес