18:05
USD 84.75
EUR 102.96
RUB 1.14

Третья попытка оптимизации. Почему система здравоохранения может рухнуть

Минздрав затеял очередную оптимизацию организаций здравоохранения. В частности предлагается провести слияние территориальных центров семейной медицины (ЦСМ) с больницами, группами семейных врачей, стоматологическими поликлиниками и другими учреждениями.

Широких обсуждений не проводилось, на местах уже начали высказывать недовольства. Чем может обернуться реформа для пациентов, 24.kg рассказала директор Ассоциации групп семейных врачей и семейных медсестер Суйумжан Мукеева.

— На прошлой неделе на планерке министр здравоохранения озвучил свои планы и поставил всех перед фактом, что решил объединить больницы с ЦСМ. Это говорит об узости мышления, о том, что человек вообще выпал из реалий сегодняшнего дня. Он живет еще в 1980-1990-х годах и, видимо, не знаком с политикой ВОЗ и тенденцией развития системы здравоохранения в мире. Он — за возврат советской системы. Но мы уже 30 лет живем по-другому.

— В чем суть реформы?

— В усилении больниц за счет первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). То есть врачи поликлиники должны отработать у себя целый день, потом ночь отдежурить в больнице, а на следующий день снова пойти на работу. Когда они будут отдыхать? Это не люди, а роботы получается?

Такая ситуация была в 2014 году, хотели объединить больницы с поликлиниками и сделать центры здоровья. Но когда доноры сказали, что сократят финансирование на 13 процентов, Минфин КР встал на дыбы, и реформу остановили. Это уже третья попытка объединения.

В больницах койки пустуют треть года. При этом содержится штат медработников, оплачиваются комуслуги. Это же все деньги! Нужны ли нам больницы, которые работают 222 дня в году и остальное время не заняты? 40 процентов госпитализаций в районных больницах не обоснованы. Больницы превратились в стационары по уходу за пожилыми, хрониками. Во всем мире они успешно лечатся амбулаторно. Министр работал только в больнице. Он не знает систему первичного здравоохранения, общественного здравоохранения.

Что нам нужно? Экстренная медицинская помощь, экстренная хирургия, родовспоможение, контроль за инфекциями. Все.

Суйумжан Мукеева

— Какие риски несет такая оптимизация?

— Первичка обескровлена. Многие хорошие наши семейные врачи работают в России заведующими поликлиник, главными врачами. Они там на вес золота. Их обеспечивают квартирами и хорошо платят. У нас же остались люди пенсионного возраста, все население страны обслуживает примерно 1,5 тысячи семейных врачей. Не хватает еще около 3,5 тысячи специалистов.

Теперь эти пенсионеры должны усиливать больницы. ПМСП оголится еще больше. Кто был на передовом фронте борьбы с COVID-19? Семейные врачи. Они работали на блокпостах, в обсерваториях, мобильных бригадах, а больницы закрылись, не принимали плановых больных, и с ковидом дело не имели.

Система первички и так доведена до ручки, а теперь совсем рухнет.

Суйумжан Мукеева

Не будет первичного, вторичного и третичного уровней, останутся одни больнички. Но они здоровьем населения не занимаются. Кто будет выявлять гипертоников, наблюдать за беременными, прививать детей? Именно в поликлиниках занимаются здоровьем населения, иммунизацией, профилактикой заболеваний. В больнице же человек отлежал 10 дней, потом его ни один врач не вспомнит. Со своими болячками пациент опять же обратится к врачам ПМСП, если их нет, то к фельдшерам или семейным медсестрам.

Семейный врач у нас все умеет делать — лечит и ВИЧ/СПИД, и туберкулез, и диабет. Уже все интегрировали, больше некуда. Что будет со здоровьем населения?

— Получается, пациент от этой реформы только проиграет?

— Да. Потому что вопрос охраны здоровья с плеч первички уйдет на больницы, которые никогда здоровьем населения в целом не занимались. Они лечат только тех, кто к ним поступает.

— Почему нельзя объединять ЦСМ с больницами?

— Уже есть горький пример. По стране функционирует 29 центров общеврачебной практики (ЦОВП) — это как раз пример объединения больницы с поликлиникой. Согласно проведенному анализу, все деньги, которые идут на первичку, в ЦОВП уходят на затраты больниц. Ведь им сколько ни плати, все мало. Главный врач куда захочет, туда и направит средства.

Ничего хорошего в ЦОВП нет. Есть аксиома — любая система здравоохранения сильна своей ПМСП. Это фундамент системы. Рушится фундамент — рушится все здание.

Надо укреплять первичку, если мы не хотим пандемий и повторения июля 2020 года.

Суйумжан Мукеева

Получается, что наш министр против Алма-Атинской и Астанинской деклараций по усилению ПМСП, против вообще мировой системы развития здравоохранения.

Многие против объединения, особенно первичное звено, которое проигрывает. Больницы ничего не теряют, наоборот, они получают и материальные ресурсы, и человеческие, и все остальное, «проглатывая» других. Я боюсь, что с этой оптимизацией и последние пенсионеры уйдут.

— Врачей обещали не сокращать.

— Такого не бывает. Фонд оплаты не позволяет всех содержать. 80 процентов финансирования системы здравоохранения уходит на больницы. Первичка как получала свои несчастные 20 процентов, так и получает, хотя по программам развития к 2020 году должно было быть пятьдесят на пятьдесят.

— Почему на местах медики молчат?

— За 20 лет у них отбили охоту высказывать свое мнение. Ни один не пикнет. Раньше можно было на коллегии или планерке говорить, а тут министр ни с кем не обсуждал. Даже доноров проинформировали только пару дней назад.

— Могут ли они сократить свое финансирование?

— Есть такая уверенность. Доноры подписывали меморандум о финансировании нацпрограммы «Здоровый человек — процветающая страна» на 2020-2030 годы. Первые пять лет финансирование должно было пойти на укрепление первичного звена здравоохранения, теперь же доноры будут думать, давать деньги или нет.

Нужна ли эта оптимизация в условиях, когда COVID-19 давит, население депрессивно настроено, а медики на грани? Такое ощущение, что министру нужно пропиариться или остаться в истории разрушителем системы здравоохранения.

Популярные новости
Бизнес