07:01
USD 79.26
EUR 93.07
RUB 1.04

Низкая зарплата, ветхие здания. Почему не развивается семейная медицина

Пандемия коронавируса вскрыла в медицине проблемы, которые накапливались, но не решались годами. Премьер-министр страны Кубатбек Боронов призвал повысить потенциал системы первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), состоящей из участковых врачей и персонала фельдшерско-акушерских пунктов, особенно в регионах. Потому что от их своевременной помощи зависит дальнейшее течение болезни и благополучное выздоровление.

О проблемах «первички» и что нужно сделать для повышения ее потенциала в интервью 24.kg рассказала директор Ассоциации групп семейных врачей и семейных медсестер Суйумжан Мукеева.

— В одном из интервью вы говорили, что почти половина населения не имеют физического доступа к семейным врачам. Что-то изменилось?

— Нет. Проблемы в системе первичной помощи накапливались годами, но практически не решались. Во времена Советского Союза около 4,5 тысячи участковых терапевтов, педиатров и акушеров-гинекологов обслуживали 4,5 миллиона населения республики, а сейчас на 6 миллионов кыргызстанцев приходится 1,5 тысячи семейных врачей. Нагрузка увеличилась в разы. При этом 80 процентов работников первичного звена — пенсионного возраста, старше 65 лет. Их некому заменить. Молодежь не хочет идти работать семейными врачами. Почему? Базовый оклад — 5 тысяч сомов — не повышался с 2011 года.

С вычетом налогов начинающий специалист получает 4,3 тысячи сомов.

Суйумжан Мукеева

Я как-то на съезде семейных врачей сказала, что хороший ужин одного депутата выходит дороже, а врач на эти деньги должен месяц прожить, содержать семью. Поэтому многие молодые семейные врачи, переобученные на донорские деньги, помахали ручками Кыргызстану и работают в сопредельных государствах, где зарплаты в разы больше.

— Получается, что мы столько лет реформировали систему здравоохранения, но пошли неверным путем?

— Реформы-то как раз все и были нацелены на усиление первичного уровня, но вся эта приоритетность носила декларативный характер, что привело к обескровливанию этой составной системы здравоохранения.

Если государство хочет хорошую систему здравоохранения, то оно должно за нее болеть, вести твердой рукой в нужном направлении. Многие годы доноры говорили, что надо укреплять систему первичной медико-санитарной помощи. Но извините, ни один министр не повернулся лицом к ней. Почему к ней всегда было такое отношение — будто она не является частью системы здравоохранения.

Но именно ПМСП является фундаментом системы здравоохранения. Именно врачи первичного звена могут решить 80 процентов здоровья каждого человека, без направления его в стационары.

Суйумжан Мукеева

И ситуация с коронавирусом это показала, вскрыла нарыв в системе.

Врач общей практики оценивает состояние организма пациента как единого целого, прослеживая взаимосвязь между отдельными органами и системами и их функциями в окружающей их среде.

Если такое отношение правительства, в состав которого входит и Минздрав, к системе здравоохранения в целом и ПМСП в частности сохранится, то ничего не изменится. Это должно быть политическое решение, политическая поддержка и увеличение в первую очередь финансирования — повышения заработных плат.

— Вы сказали, что коронавирус вскрыл нарыв в системе. Что именно он выявил?

— Он показал неготовность государства в целом к борьбе с болезнью. Хотя у нас было время подготовиться, запастись необходимыми медикаментами, средствами индивидуальной защиты, из-за отсутствия которых медики в первые месяцы заражались. Да их и сейчас не хватает, хотя нас пытаются убедить в обратном.

— А если вернуться к «первичке»...

— Проблему острейшей нехватки кадров я уже обозначила. Но тут причина не только в низких заработных платах. Остро стоит вопрос отношения населения к медработникам.

На врачей поднимают руку, унижают, оскорбляют. Почему-то считают, что он кому-то что-то должен. Но это совсем не так.

Суйумжан Мукеева

Многие руководители ЦСМ — это временщики, которых назначали под давлением «Белого дома», аппарата, депутатов. Ни один министр не мог сам назначить директора. В итоге начальниками становились люди, которые не имели представления о системе.

Материально-техническая база центров семейной медицины слабая. Сами организации, даже в Бишкеке, располагаются на первых этажах домов, в каких-то приспособленных помещениях. В то время как соседи строят современные центры здоровья, оснащают их.

Кроме того, у нас практически не развито общественное здравоохранение, которое должно заниматься профилактикой болезней, обучением населения — как вести здоровый образ жизни, от каких продуктов надо отказаться и так далее. За рубежом этому учат в школах. А у нас? Да мы только с COVID научились все мыть руки, меньше поноса стало. Кыргызстан занимает одно их первых мест по гепатиту А — это тоже болезнь грязных рук.

В итоге и профилактика ложится на плечи семейных врачей. Но когда им этим заниматься при их нагрузке?

Отношение населения к врачам стало потребительским. Заболела голова — пусть меня лечит невропатолог, сердце — кардиолог. Еще и недовольны, когда после одного-двух приемов врач его не излечивает.

Но необходимо понимать, что за свое здоровье каждый человек ответственен сам. Он годами не уделяет себе внимания, у него букет заболеваний...

Суйумжан Мукеева

Медицина решает только 15 процентов проблем со здоровьем.

— На ваш взгляд, реально ли поднять потенциал «первички»?

— В каждой программе развития здравоохранения делается акцент на развитие именно «первички». Но что мы имеем в результате? И если это опять будет просто призыв, декларация, то мы будем иметь то же самое, что и сегодня.

У врача должна быть достойная заработная плата, чтобы он не думал, как содержать семью. Без повышения окладов надеяться на укрепление «первички» не стоит.

Популярные новости
Бизнес