18:41
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

«Будет только хуже». Почему отставка министра образования ничего не изменит

Начало каждого нового учебного года обнажает целый ворох проблем отечественной системы образования. Аварийность школ, нехватка старых учебников, издание новых некачественных книг, переполненность городских школ, недостаток грамотных специалистов и повсеместная безграмотность…

Социальные сети завалены постами, полными негодований и возмущений. Каждый второй пользователь стал «экспертом» в области образования и «знает», как и что нужно делать. В действительности же мало что меняется и вряд ли изменится с приходом нового министра взамен уволившейся накануне Гульмиры Кудайбердиевой.

Пусть уйдут и остальные

«Ситуация зависит не от одного человека – министра образования, а от всего правительства, от премьера и, если нужно, даже от главы государства, – уверен бывший председатель общественного совета при Минобразования Алмаз Тажибай. – Посмотрите на госинвестиции, в приоритетах транспорт и сельское хозяйство. А ведь сектор образования – самая большая армада из всех госорганов страны. Более 2,2 тысячи школ, более 1,3 тысячи детсадов, вузы, спузы, научные институты. В системе обучается и воспитывается 1,6 миллиона человек».

«При этом в центральном аппарате Министерства образования работает всего 85 человек. В других ведомствах, у которых нет такой большой армии, – около 300 человек», – добавил он.

Вслед за министром должны уйти ее советники, заместители и начальники всех отделов образования и структурных подразделений.

Алмаз Тажибай

«Они коллективно ответственны за политику, которая и привела к тем или иным ошибкам. Только так можно добиться ответственности власти. Иначе никаких изменений не будет», – сказал он 24.kg.

Кто виноват

Причин сложившейся ситуации эксперты называют много. Нехватка финансов, мизерная зарплата, которая вынудила хороших специалистов уйти из профессии… В результате каждый седьмой учитель в школах – пенсионер. Отмечаются и отсутствие педагогического университета, незаинтересованность студентов в получении качественных знаний.

«Если студент поступает на бюджет, это не должно быть гарантией того, что он отсидит пять лет. Он должен подтверждать знания каждую сессию, иначе его место отдадут контрактнику, но с очень хорошей успеваемостью. Так появляется мотивация хорошо учиться, получать стипендию. А у нас поступил на грантовое место и до пятого курса сидит», – отметила докторант Кыргызского национального университета Хадича Шамбеталиева.

Проблема и в отсутствии преемственности. Никто из руководителей не хочет брать на себя ответственность, за каждый промах кивают на предшественников, мол, это те допустили ошибки в работе, а с нас спрашивают.

Кудайбердиева продержалась достаточно долго. Может, она и не была реформатором, однако спасала ситуацию, тушила очаги, устраняла ошибки, допущенные ранее. Просто ей не повезло, так бывает.

Алмаз Тажибай

«Сейчас придет новый министр, и система издания учебников при нем заработает по-другому. Его будут хвалить, но изменения-то внедрили при Кудайбердиевой. Новая команда должна определить курс, куда двигаться, что делать и как исправить допущенные ошибки. Однако, если в бюджете не найдут средства на издание учебников, строительство школ и другое, критика будет точно такая же», – подчеркнул он.

«К сожалению, пока государство ни за что не отвечает. Единственное, что мы можем сделать, – снять министра. Это должен быть хороший менеджер. Я бы очень хотела видеть на этой должности Чинару Жакыпову или Камилу Шаршекееву, людей с колоссальным опытом. Или хотя бы пригласить их советниками, консультантами, чтобы провести реформу. Это должно быть продуктивное, долгосрочное сотрудничество, – предлагает Хадича Шамбеталиева. – В советское время был институт наставничества, старшее поколение готовило себе смену. Сейчас приходят знакомые, родственники, друзья».

Развалили что было, а новое не построили

Член парламентского комитета по социальной политике Аида Исмаилова считает, что систему образования «просто сломали многочисленными грантами, проектами, пилотами». «Берем отовсюду все и впопыхах, своего видения развития отрасли нет. За основу можно было взять советскую систему образования, которая была одной из лучших. Я, как и большинство чиновников, получила советское образование и полученные в школе знания до сих пор в памяти. Разбуди в любое время суток, смогу что-то ответить. А нынешнее поколение ответит?» – сомневается депутат.

В социальную сферу, по ее словам, вливаются огромные средства. Но куда их расходуют, непонятно, механизмов контроля нет.

Если бы все направляли по назначению, то из нашей системы можно было сделать такую конфетку! Не было бы никаких жалоб. Сейчас царят коррупция и нецелевое, неэффективное расходование бюджетных и привлеченных средств.

Аида Исмаилова

«Разрабатывают на десятки лет стратегии развития, все подряд в них толкают, делают мизер, а остальное не исполняется. Зачем нам такие пустые программы? Давайте двигаться пятилетками, ставя конкретные цели, – предлагает она. – Нужно проработать механизм расходов имеющихся средств на соцблок и план выхода из кризисной ситуации в системе образования».

«Ситуация действительно патовая. Мы настолько стали безграмотными! Это уже не единичные случаи, а стало системным и повсеместным. Складывается ощущение, что не осталось людей, которые могут грамотно изъясняться, писать. Об этом говорят во всех соцсетях, а значит, выносится на весь мир. Так стыдно!» – признается Хадича Шамбеталиева.

Перспектив для изменений в лучшую сторону она не видит.

Я думаю, что станет только хуже.

Хадича Шамбеталиева

«Хотя есть много молодых и перспективных, однако нынешнее государство не может наступить себе на горло. Все решают только родственные связи. Люди уезжают, статус учителя, школы намного занижен. Надо менять всю систему. Мы дошли до точки невозврата, когда ниже уже некуда», – поделилась она неутешительным прогнозом.

Были бы деньги и кадры…

«Изменить все сразу здесь и сейчас очень сложно, – заметила Хадича Шамбеталиева. – Уход министра с поста не означает решения всех проблем. Должна быть большая слаженная работа команды Минобразования. В типографиях, издательствах должны работать настоящие профессионалы. Их единицы, но они есть, нужно собрать по крупицам людей, которые смогут взять на себя ответственность. Когда мы начинаем выяснять, кто виноват, оказывается, что их нет. Должна быть серьезная работа в кыргызской академии образования. Нужны альтернативные учебники, авторские, с совершенно новым содержанием. Сейчас же объявляется тендер и выбирается один из авторов, который обязательно чей-то знакомый. Прозрачности нет».

Алмаз Тажибай видит выход в увеличении финансирования и подготовке профессиональных кадров. «Бюджет Минобразования составляет 18 процентов от бюджета всей страны – 26,8 миллиарда сомов. И основная сумма (91 процент) идет на зарплату и отчисления в Соцфонд. Лишь 9 процентов остается на инфраструктуру, ремонт, мел… Вот когда это будет 50 на 50, будут какие-то изменения. В этом году по республике построили 15 школ. Из них одно здание строилось чуть ли не 15 лет. И таких примеров много. В одночасье что-то изменить очень сложно. Министерство отвечает только за политику в области содержания образования, стандарты, а за все остальное отвечают правительство и местная власть», – пояснил он.

Бывший председатель общественного совета при Минобразования предлагает ввести дифференцированный подход. В городских школах в классах сидят по 40-42 ученика, а в сельских едва набирают до 20. При этом зарплату учителя получают одинаковую. Высокие оклады помогут удержать последних профессионалов. На доплаты школьным педагогам, кстати, сегодня тоже скидываются родители.

Может, стоит признать, что школьное образование давно перестало быть бесплатным, и ввести фиксированные взносы, которые будут идти строго в кассу? Все равно учебники родители покупают сами, где-то приобретают мебель, пластиковые окна. В Нарыне собирают деньги даже на новую школу взамен металлических контейнеров, в которых организовали временную учебу.

«По Конституции образование бесплатное. В правовом государстве не должны это нарушать, – напомнил Алмаз Тажибай. – Чтобы деньги не уходили в карман администрации гимназий или так называемых элитных школ, их должны перечислять на специальный казначейский счет. Об этом говорится и в законе об образовании, и в постановлении правительства. Тогда был бы порядок, вся помощь строго отслеживалась бы. Все давно есть, надо просто работать по букве закона. Но это никто не выполняет. Значит, есть коррупционная заинтересованность».

На вопрос, сколько лет потребуется для выхода из кризиса, он ответил коротко: «Все зависит от финансирования. Реформ без денег не бывает».

Популярные новости
Бизнес