02:09
USD 89.43
EUR 97.09
RUB 0.97

Петиции, письма, обращения. Как кыргызстанцы пытаются достучаться до власти

Публичные обращения и открытые письма к властям всегда были популярны. Кыргызстанцы тоже активно используют этот способ достучаться до чиновников.

Поводом для петиций становится все, что угодно: бездействие госорганов или коммунальных служб, социальные вопросы, экономические проблемы и, разумеется, политические.

К кому адресовано то или иное воззвание: президенту, главе кабмина, силовикам или мэру, не так важно. Чаще всего авторы пытаются не столько предъявить претензии, сколько привлечь внимание верхов и продемонстрировать свою позицию по тому или иному вопросу.

Сверху представителям народа даже иногда отвечают. Например, замглавы правительства Эдиль Байсалов весьма активно и эмоционально комментирует практически любую гражданскую активность.

Пиар-технологи президента заморачиваться не стали и предложили Садыру Жапарову избитую и устаревшую форму коммуникации с народом в виде интервью в государственном СМИ. О массовом недоверии к такому источнику информации говорить не приходится — рейтинги у того же «Кабара» более чем скромные. Провластных журналистов выручают коллеги из информагентств, тиражируя наиболее актуальное из уст главы государства.

Но подобные методы вряд ли могут быть эффективными, тем более Старая площадь предпочитает действовать точечно, исходя из собственных интересов.

В ответ тишина

В июле 2020 года, когда пандемия COVID-19 забирала в стране десятки жизней, на платформе Change.org кыргызстанцы создали петицию за отставку президента Сороонбая Жээнбекова. Он и его окружение решили вопрос в своей излюбленной манере: портал был заблокирован. Доступ к нему открыли только в марте 2021-го по решению суда. С тех пор здесь появлялось множество разных инициатив от #нетвойне в Украине и требования не использовать неправильное название нашей страны, как Киргизия, до пролонгации срока перехода на электронные накладные.

Из последних примеров: в июне на портале Change.org появилась петиция за отзыв законопроекта «Об иностранных представителях». А в минувшие выходные группа активистов создала обращение для запрета майнинга в Кыргызстане.

Авторы обращаются в Комиссию по ценным бумагам (Securities Exchange Commission, SEC) с просьбой наложить санкции на компании, занимающиеся добычей криптовалюты на территории Кыргызстана. Они считают, что необоснованно используются государственные сети (подстанции, ЛЭП, электрооборудование) и государственное электричество.

Обсуждается также открытое письмо против водных аттракционов на Иссык-Куле.

Будет ли реакция на эти письма и какая, пока неизвестно.

А эксперты полагают, что обращения направляются отчасти не для того, чтобы была какая-то реакция. Письма выполняют, скорее, терапевтическую функцию: позволяют людям, не согласным с происходящим, убедиться, что они не одни.

Политолог Эмиль Джураев отмечает, что в демократиях открытые письма, обращения к властям или даже референдумы — это одна из форм обратной связи. Она дополняет основные формы — выборы и свободную прессу.

В автократиях недовольство или тревога населения, оформленные в открытые письма, петиции и обращения, редко влияют на принятие решений. И все же такие действия не бессмысленны.

«Во-первых, какие-либо изменения скорее произойдут, если их просить и требовать, нежели если о них не говорить. Во-вторых, любые прошения и требования слышны более громче, если много людей их высказывают, да, для этого нужна публичность. В-третьих, конечно, в политическом обществе никакой подход и метод коммуникации к властям не несет полной гарантии их удовлетворения, даже в самой демократичной системе», — сказал Эмиль Джураев.

Петиции — один из классических инструментов выражения требований в демократии. Думаю, вполне понятно, что такие акции происходят в Кыргызстане. Было бы печально, если бы народ перестал даже в такую возможность воздействия верить. Это было бы страшным уровнем скепсиса и пессимизма.

Эмиль Джураев

Он напомнил, что родоначальником открытого письма принято считать французского писателя Эмиля Золя и его статью «Я обвиняю...!» (Jʼaccuse...!), написанную в 1898 году в форме личного обращения президенту Франции Феликсу Фору.

Автор тогда выступил в защиту офицера Альфреда Дрейфуса, обвиняемого в шпионаже. Эмиль Золя заявил, что военное руководство Франции сфабриковало дело, чтобы выгородить настоящего виновника утечки секретных сведений, а Дрейфуса выбрало жертвой по антисемитским мотивам. Писателю пришлось даже бежать из страны, чтобы не угодить в тюрьму по обвинению в клевете.

Ему удалось воздействовать на общественное мнение, причем не только во Франции, но и во всей Европе. В конце концов Дрейфуса реабилитировали.

Другой, менее известный пример — открытое письмо «Йоркширское рабство» активиста и предпринимателя Ричарда Остлера в 1830-м. Последний детально описал бесчеловечное обращение с детьми, труд которых использовался на английских фабриках. Его обращение к властям запустило общественную кампанию, и уже спустя три года правительству страны пришлось законодательно ограничить использование детского труда.

Авторам современных открытых писем на постсоветском пространстве, и в частности в Кыргызстане, крайне редко удается добиться подобного эффекта.

Имитация обратной связи

С приходом к власти Садыра Жапарова стали популярны так называемые «хождения в народ». Организаторы подобных акций активно эксплуатируют неэффективность чиновничьей бюрократии и образ «сильного лидера», готового решать проблемы.

После каждой такой «спонтанной» встречи глава государства, выслушивая обращения кыргызстанцев и распекая на ходу нерадивых клерков, одновременно поручает достроить дороги, ремонтировать тротуары, убирать мусор, выдавать жилье малоимущим.

В марте Садыр Жапаров внепланово посетил новостройку «Ак-Ордо» в Бишкеке и встретился с Марал Шараболотовой, дом которой снесли по решению суда. Она осталась с четырьмя детьми на улице.

Как сообщил пресс-секретарь президента Эрбол Султанбаев, эта новость вызвала широкий общественный резонанс, в связи с чем Садыр Жапаров решил разобраться в сути дела на месте. В результате были уволены руководитель Чуйской области и аким Сокулукского района.

В мае после рабочей поездки по Иссык-Кульской области Садыр Жапаров объявил выговор акиму Тюпского района Каныбеку Адиеву из-за того, что на дорогах и обочинах не убрали песок и мусор.

Но физическое общение политиков разных уровней с населением в невыборный период, как один из самых распространенных факторов публичной политики, тоже скоро утратит свою актуальность, уступив место «электронной демократии». Так считают эксперты.

С принятием Цифрового кодекса в Кыргызстане будет опробован другой вид связи. Разработчики обещают создать официальную государственную платформу для сбора петиций и обращений к властям, как, например, в Великобритании, Швейцарии, Евросоюзе, Украине и России.

Будет ли эта платформа действенной и не превратится ли в очередную профанацию?

Юрист Таттубубу Эргешбаева считает, даже если идея о госплатформе и останется на уровне проекта, открытые письма к властям всегда будут иметь важное значение в политической ситуации, влияя на разные аспекты общественной жизни. Даже если они и впредь будут публиковаться только на свободных порталах, как Change.org

«Петиции, во-первых, могут стать средством привлечения внимания к конкретной проблеме или вопросу, который требует рассмотрения. Это особенно актуально в случае, когда определенные вопросы недостаточно освещены в медиа или игнорируются властями. Во-вторых, это механизм народного контроля. В контексте Кыргызстана, где общественное мнение имеет значение, политики могут осознать, что недостаточное реагирование на требования граждан может повлиять на их политическую поддержку», — поясняет она.

Массовые петиции могут оказать давление на власти и заставить их рассмотреть важные вопросы, которые имеют существенное значение для граждан.

Таттубубу Эргешбаева

По ее словам, сейчас Кыргызстан пребывает в зените правления авторитарного режима, и администрация президента игнорирует петиции, а также пресекает инакомыслие со всех сторон.

«Поэтому так важна поддержка диалога. Открытые обращения к властям, даже если не всегда приводят к прямому решению, могут стимулировать общественную дискуссию. Это важно для поиска конструктивных решений проблем, стоящих перед страной», — сказала Таттубубу Эргешбаева.

Аналогичной точки зрения придерживается и политолог Алмаз Таджыбай. Он добавил: то, что власть не отвечает или отвечает частично или формально, позволяет обратившейся стороне понять мысли руководства государства и выстроить свою линию поведения.

Эксперты полагают, что в авторитарных политических режимах публичная сфера для диалога с государством не исчезает полностью.

Конечно, вряд ли авторы тех же обращений в защиту политических заключенных всерьез рассчитывают, что к ним прислушаются. Но подобные шаги следует расценивать как один из доступных способов заявить о себе. Подпись под открытым письмом — это одна из немногих и пока легальных возможностей для коллективной самоорганизации.

Популярные новости
Бизнес