05:07
USD 69.08
EUR 81.24
RUB 1.05

Оппозиция. Старые лица, знакомые песни

Известно, что политическая система в демократическом государстве не может существовать без оппозиции. Другое дело, насколько она конструктивна и действенна, способны ли ее представители, кроме лозунгов, предложить альтернативную программу развития.

Эксперты склоняются к мысли, что на «островке демократии» оппоненты «Белого дома» все же есть, но заявят о себе не ранее, чем через полтора года – аккурат к президентским выборам–2017.

Кипит их разум возмущенный

Так повелось, что в стан непримиримых борцов с «верхами» по традиции отправлялись лишенные портфелей чиновники. Отлученные от «кормушки» экс-министры и прочие государственные мужи принимались критиковать действующий режим. В первые два года после кровавых апрельских событий к оппозиции причисляли всех бывших исполнителей, близких к «телу» тогдашних управленцев. После победы на парламентских выборах-2010 партии «Ата-Журт», состоящей на 90 процентов из богатых и влиятельных южан, риторика изменилась, и аналитики заговорили о рождении в КР нового типа оппозиции – региональной.

Члены этой фракции создали теневое южное лобби, противостоящее властям, и когда на повестке дня появлялись судьбоносные для их малой родины вопросы, депутаты из всех тогдашних пяти парламентских фракций объединялись и меняли итоги голосования в свою пользу.

Эти же оппозиционеры собирали митинги в 2012-2013 годах в Оше и Джалал-Абаде, организовывали курултаи и принимали резолюции с требованием перемен. Причем на преобразования отводился властям от силы месяц. Но кардинальных реформ не случилось и по сей день, оппозиция затихла, а с высоких трибун продолжают бодро рапортовать о новых достижениях.

Читайте по теме

Политологи считают, что неформальные лидеры юга проявят себя на президентских выборах в 2017 году. Озвучивают три имени: экс-спикер Ахматбек Келдибеков, бессменный глава партии «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров и, возможно, Камчыбек Ташиев. Аналитики предсказывают, что в тандем с Омурбеком Бабановым – главой партии «Республика – Ата Журт» - он больше не вступит и будет баллотироваться на главный политический пост как самовыдвиженец. Почему именно их причисляют к оппозиции? Во-первых, они обижены за изгнание и политическую опалу, во-вторых, грезят о президентстве, в-третьих, имеют деньги.

Это что касается внепарламентской оппозиции. К лагерю оппонентов, безусловно, следует причислить и «РАЖ», которая не вошла в коалицию большинства.

«Я не стал бы относить ее к активным оппозиционерам. Эта фракция мечтает оказаться в альянсе, и как только будет переформатирование, не откажет себе в удовольствии войти в коалицию», - считает политолог Марат Казакпаев.

Тем более, тот же Омурбек Бабанов не лишен премьерских амбиций, дабы использовать это кресло, как трамплин, в 2017 году. «Именно такую траекторию он и рассматривает. А сейчас пока можно посидеть и в оппозиции. Ответственности никакой, но отличная возможность для пиара», - говорит Марат Казакпаев.

Вместе с тем аналитики полагают, что предстоящие осенью местные выборы покажут расклад сил всех шести партий, которые ныне представлены в парламенте. «По сути, битва за главный политической пост в стране уже началась», - считает Марат Казакпаев.

Свадьбы не будет!

Пока эксперты осторожны в прогнозах насчет возможных кандидатов в президенты и называют только четыре вышеуказанные фамилии. Вместе с тем эксперт Анвар Нагоев отмечает, что новых фигур на политическом Олимпе за оставшиеся полтора года не появится. Но не исключает операцию «Преемник». Хотя глава государства неоднократно заявлял, что никого не готовит на смену и уйдет, когда наступит срок. «В то же время Алмазбек Атамбаев на своей итоговой пресс-конференции 24 декабря говорил, что 2017-й будет невероятно сложным именно из-за выборов, и даже сказал, что боится, как бы погнавшиеся за властью отдельные политики не спровоцировали эскалацию. Вероятно, чтобы сработать на опережение и предотвратить политические междоусобицы, он и выдвинет преемника. Необязательно это делать официально, но ближе к выборам вы увидите, на кого ставит «Белый дом», - считает Анвар Нагоев.

Но не стоит сбрасывать со счетов и то, что решения по Бишкеку давно в нем не принимаются. А внешние игроки, в частности Москва и Астана, вряд ли допустят, чтобы к власти в Кыргызстане пришел неугодный им человек. «И этот вопрос, естественно, будет прорабатываться с Атамбаевым. Пока он - глава Кыргызстана. Это должен быть претендент, который не раздражает никого – ни внутри страны, ни за ее пределами», - говорит Анвар Нагоев.

Кандидата от оппозиции, как серьезного конкурента властям, политолог не рассматривает. «В Кыргызстане как таковой оппозиции нет. Региональные лидеры – не оппозиционеры. Они не встроены в политическую систему», - подчеркнул эксперт.

Когда ты уже большой

Те политики, кто причисляет себя к оппозиции, не согласны с экспертом. «Мы понимаем, что стране нужны кардинальные реформы, и готовы провести их. Но мы собираемся добиваться власти исключительно правовым путем, мы не хотим революций», - заявляет экс-депутат Равшан Жээнбеков.

Политик отмечает, что партия «Ар-Намыс», куда он вступил, не оставляет надежды воплотить в жизнь свою программу и попытает счастья на выборах в местные кенеши. А что мешало «Достоинству» осуществить задуманное, находясь пять лет в парламенте, и четыре из них – в коалиции большинства? «Я бы не стал причислять «Ар-Намыс» к оппозиции. Ее лидер Феликс Кулов не способен противостоять «верхам». Он растерял политический капитал», - считает эксперт Замирбек Биймурзаев.

Он добавил, что из всех представленных на политическом Олимпе сил говорить о ярко выраженных оппозиционных не приходится. «Те посты, которые мы читаем в соцсетях, написанные недовольными гражданскими активистами, это не оппозиция. Это просто выражение мнения относительно текущей политической ситуации в стране. Оппозиция – это противодействие. Здесь же мы видим только браваду и словесную пикировку», - отметил Замирбек Биймурзаев.

Политолог согласен с коллегами, что новых лиц в преддверии 2017 года мы не увидим, но могут видоизмениться примелькавшиеся персоны. «Сейчас все более или менее весомые политики, мечтающие о роли первого лица в государстве, обзаводятся свитой, так называемым молодежным авангардом, который всегда можно бросить на амбразуры. Так что совсем скоро вы увидите, кто из потенциальных кандидатов какое движение прибрал к рукам. Насколько известно, Омурбек Бабанов активно заигрывает с джигитами из «Кырк Чоро», - отметил Замирбек Биймурзаев и добавил, что одних добрых молодцев для оппозиционности мало.

Другое дело (и эксперты отмечают это), что у оппозиционеров нет альтернативных решений накопившихся проблем. Есть лишь жгучее желание вернуться в обойму, отхватить кусок пожирнее и удержать портфели. На этом фоне ставшие бывшими чиновники создают движения, общественные объединения и фонды. Надо отдать должное оппозиционерам: убедить большинство не сведущих в экономике кыргызстанцев в правильности своих постулатов и полной бессмыслице проектов противной стороны у них пока получается намного лучше и эффективнее, чем у «белодомовских» обитателей.

Вместе с тем аналитики не предсказывают, что весной произойдет всплеск народного недовольства. Если и будут митинги или пикеты, то местного значения. «Все эти стихийные бунты - хорошо спланированные акции, за которыми стоят, как правило, внешние игроки с тугими кошельками. Если наши, скажем так, партнеры, будут заинтересованы в смене власти, тогда «третья революция» неизбежна. Нет – доживем до президентских выборов без потрясений. Проблема в том, что нет сейчас в Кыргызстане харизматичного лидера, способного генерировать идеи, а не просто кричать «кетсин», поэтому ставки делать не на кого», - отметил эксперт Сергей Новиков.

Популярные новости
Бизнес