19:58
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17

Жесткий сценарий, или Почему Кыргызстан и Таджикистан не делимитируют границу

Общая протяженность линии государственной границы между Кыргызстаном и Таджикистаном — 980 километров, из них около 400 километров до сих пор не делимитированы. После кровопролития в Баткенской области Камчыбек Ташиев заявил, что КР и РТ до 9 мая опишут 112 километров. Главы правительственных делегаций Кыргызстана и Таджикистана по делимитации и демаркации кыргызско-таджикской государственной границы даже подписали совместное заявление. Но бывший секретарь Совбеза Алик Орозов считает, что завершить в скором времени процедуры определения границ с Таджикистаном не получится.

Когда каждый стоит на своем

Он напомнил, что Кыргызстан не может взять и сам в одностороннем порядке делимитировать госграницу, потому что в процессе участвуют две стороны. Поэтому для его завершения необходимо найти решение, которое удовлетворит каждое государство. «Россия с Китаем и Казахстан с Китаем решили вопрос очень просто: 50 на 50. Кыргызстан развелся с Китаем на идеальных условиях. Из более чем 700 тысяч гектаров спорных территорий КНР отошли всего 90 тысяч гектаров в урочище Узенгу-Кууш (всего было пять спорных участков и самый крупный из них — «Иркештам» — площадью 400 тысяч гектаров опять же достался КР)», — сказал Алик Орозов.

Но на южных рубежах Кыргызстана совсем другая ситуация. Участки, по которым у сторон не было претензий, уже описали. А остальные, многие из которых проходят посередине населенных пунктов, имеют стратегическое значение для каждой из стран, так и остаются неопределенными.

«С Узбекистаном спорные участки длительное время не решались по причине того, что силы уж больно не равны. РУз нам пока не по зубам. Спорные участки они практически взяли под войсковую охрану и огородили проволокой. Мы даже боимся поднять вопрос о возвращении взятых в аренду крупных земельных площадей, например, Шахимардана, который фактически превратился в анклав», — считает Алик Орозов.

Он полагает, что проблема, возможно, сдвинется с мертвой точки с приходом нового руководства Узбекистана. И весомым козырем за столом переговоров у нашей республики будет вода. «Особенно если брать во внимание, что, по прогнозам экспертов, через 20-30 лет 60 процентов населения Земли вообще останется без питьевой воды», — заметил бывший секретарь Совбеза.

Придется договариваться и с таджиками. Потому что провести границу между кыргызскими и таджикскими домами, расположенными в шахматном порядке, и чересполосицу практически невозможно.

«Единственный способ — это совершить обмен участками территорий, как и предлагает председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев. Это самое разумное решение. Но таджикская сторона и слышать об этом не хочет. Ее позиция такова: вся земля наша, и мы не собираемся обмениваться своими собственными землями. Кыргызов они считают пришельцами, захватчиками, и официальной пропагандой они объявлены врагами таджикского народа», — подчеркнул Алик Орозов.

Потребовать ответа за агрессию

В приграничных районах за 30 лет накопилось много нерешенных проблем, которые время от времени приводят к выяснению отношений.

По данным Государственной пограничной службы ГКНБ, на кыргызско-таджикском участке в 2019 году произошло 14 инцидентов, в 2020-м — 9, с начала 2021-го — 4.

«Периодически на границе происходят массовые побоища, в которые вынужденно вовлекаются и пограничники по принципу: «наших бьют». Но после событий 29 апреля ситуация на границе изменится кардинальным образом. Таджикскому населению приграничья власти сопредельной стороны раздали стрелковое оружие! Теперь первая же очередная стычка жителей, а она произойдет вне зависимости от договоренностей на высоком уровне, будет иметь иной характер. Не думаю, что наши пограничники будут молча взирать, как расстреливают наших граждан», — отметил эксперт.

Не хочу быть оракулом войны, но, похоже, ее нам не избежать.

Алик Орозов

По его мнению, к границе привыкли относиться как к объекту охраны, но это не склад, к которому нужно приставить сторожа с ружьем.

«Граница — очень сложный организм с множеством накопившихся, порой неразрешимых политических и социально-экономических проблем. Они отданы на откуп пограничникам, которые объективно не могут решить их», — добавил бывший секретарь Совбеза.

В сложившейся ситуации, отмечает эксперт, когда официальный Душанбе нашел внешнего врага в лице Кыргызстана, решение всех пограничных вопросов будет приостановлено. «Можно создавать имитацию, но не более того. Рахмон не вечен, похоже, что он действительно болен и подготавливает почву для передачи власти преемнику. Нам ничего другого не остается, кроме как ждать, — возможно, к власти в Таджикистане придут здравые силы, с которыми можно будет договориться раз и навсегда», — заметил он.

Таджикистан, безусловно, совершил военную агрессию против Кыргызстана, и замалчивать этот факт не нужно. И «добро» на нее получено самого главкома республики.

Алик Орозов

«Какие бы телефонные договоренности не были достигнуты, нужно добиваться того, чтобы мировое сообщество осудило Рахмона за грубое препирание международного права, за применение тяжелой бронетехники и военной авиации против мирного населения. Просто так, без наказания, оставлять военные преступления против нашей страны нельзя. И никакая воля или желание нашего президента не должны стать преградой совершения правосудия над военным преступлением. Полагать, что режим Рахмона здраво отнесется к решению пограничных проблем и делимитации границы, наивно. На него можно надавить только всем миром», — сказал он.

Но в то же время эксперт заметил, что не видит третьей силы, которая в настоящее время смогла бы вмешаться и разрешить спорные пограничные споры между КР и РТ.

«ОДКБ однозначно вмешиваться не будет. Кремль будет молчать: для него сейчас военное усиление Таджикистана вместе с Рахмоном как переднего форпоста на границе с Афганистаном куда важнее, чем внутренние разборки между двумя союзниками. Мировая практика свидетельствует о том, что третьи силы вмешиваются только тогда, когда те или иные процессы доведены до состояния необратимости, и тогда нам полностью изменят конфигурацию границ, как это произошло, например, на Балканах после распада Югославии», — подытожил он.

Популярные новости
Бизнес