19:23
+22
USD 67.95
EUR 76.27
RUB 1.20
Общество

МИД.kg: кто нарушил закон о дипломатической службе?

В редакцию ИА «24.kg» обратился бывший второй секретарь визового пункта аэропорта «Манас» департамента консульской службы (ДКС) Министерства иностранных дел КР Ануар Абдрахманов, уволенный по статье 27 Закона КР «О дипломатической службе». Мы решили разобраться, что же нарушил наш гражданин.

Зачем такой бдительный?

Утром 22 июля 2016 года во время дежурства в аэропорту «Манас» второй секретарь ДКС Ануар Абдрахманов отказал в выдаче визы гражданину Ливана Фаресу Обейду. Дипломат и сегодня убежден, что сделал это на законных основаниях.

«Есть четкий порядок работы с документами. Я нес персональную ответственность за выдачу визы, тем более что человек прибыл из «страны риска», — рассказал Ануар Абдрахманов.

Напомним, осенью 2016 года в Кыргызстане были запланированы крупные международные мероприятия — Всемирные игры кочевников и саммит стран СНГ с участием высокопоставленных лиц.

Сотрудникам МИД напомнили, что им предстоит быть предельно внимательными, особенно в отношении граждан из «стран риска».

«Из Ливана в КР прилетает человек, не имеющий полного пакета основополагающих документов для получения визы», — продолжил Ануар Абдрахманов и отметил, что это уже само по себе является нарушением.

«Господина Фареса Обейда сопровождала женщина с младенцем на руках, которая, как они уверяли, является супругой ливанца. Во время собеседования она постоянно вмешивалась в наш разговор. Я попросил представить документы об их статусе. Согласно пункту 30 «Порядка оформления и выдачи виз» я имел на это полное право», — рассказывает Ануар Абдрахманов.

Однако этих документов при них не оказалось. «Кроме того, при собеседовании оба признались, что в Кыргызстан наведываются к родственникам не впервые, а значит, знали, что любые документы иностранных государств признаются только в тех случаях, если они подтверждены и заверены нашими органами. В данном случае они должны были предоставить ливанские свидетельства о браке и о рождении ребенка, легализованные до 22 июля 2016 года в Посольстве Кыргызстана за рубежом (в Ливане отсутствует кыргызское диппредставительство) или заверенные в нотариальной конторе на территории нашей страны», — продолжает он.

«Для меня это стало еще одним основанием отказать в визе. Более того, цель поездки была указана как «туристическая», но ливанец не смог представить ни письменного обращения туристической организации, ни вызова-приглашения с этой целью, как того требует 26 пункт «Порядка оформления и выдачи виз».

Ко всему прочему гражданин Ливана отказался указать на визовой анкете адрес временного пребывания на территории Кыргызстана. У него также отсутствовала визовая поддержка», — подчеркнул бдительный, но уже бывший сотрудник ДКС.

Зачем такой принципиальный?

На самом деле в Департамент консульской службы поступила не визовая поддержка, а ориентировка, о которой Ануар Абдрахманов не был предупрежден, так как заступил на работу через два дня после получения его сменщиком данного документа. Непонятен был и юридический статус «ориентировки», так как в нормативных актах, регулирующих порядок исполнения трудовых обязанностей сотрудников МИД, понятие «ориентировка» отсутствует.

«В ДКС есть журнал регистрации документов. В нем этот документ зафиксирован, но исполнителем указан другой сотрудник, я его не получал. Согласно порядку ориентировку должны были зарегистрировать и положить в специальную папку, куда складывают все визовые поддержки. На ее развороте указывается перечень документов с датой и номером. Так вот, ориентировку не зарегистрировали и в папку не положили, а повесили на стенд. Мне говорят: мол, даже если бы документ положили в сейф или в шкаф, ты должен был его найти. Но на нем нет пометки «важно» или «срочно». Просто какому-то сотруднику взбрело в голову придать документу важность. С чего вдруг?» — задает резонный вопрос Ануар Абдрахманов.

Мы тоже не можем понять, почему заступивший на смену должен искать по сейфам, на третьей полке слева, под чашкой кофе на столе у сменщиков и на подоконнике под кактусом то, что, согласно регламенту, должно поступать непосредственно исполнителю. Ануара Абдрахманова обвиняют еще и в том, что он не созвонился с коллегами и не спросил о наличии документа в отношении ливанца в 5.30 утра. Однако это не предусмотрено регламентом работы. Но вернемся к ориентировке. Оказалось, что подписан этот документ лицом, вовсе не уполномоченным делать это.

Есть письмо, в котором сказано, что «поручение (ориентировку) загранучреждениям КР могут подписывать заместители министра, статс-секретарь, директор и замдиректора структурного подразделения».

«Данная ориентировка была подписана не директором ДКС. Там стояла галочка, то есть указана должность «директор», но подписал за него Бакыт Кадыров, работавший в то время советником паспортно-визового отдела ДКС и исполнявший обязанности завотделом. А это, согласно регламенту работы и инструкции по работе с документами, запрещено», — рассказывает Ануар Абдрахманов.

В ориентировке, незаконно подписанной не уполномоченным лицом, сказано: «В Посольство КР в Королевстве Кувейт обратился гражданин Ливана Фарес Обейд с просьбой выдать ему однократную туристическую визу в КР сроком на один месяц по прибытии в международный аэропорт «Манас». На основании вышеизложенного, рассмотрев обращение гражданина Ливана совместно с ГКНБ КР, просим принять решение в выдаче или отказе въездной визы КР, согласно пунктам 29–31 «Порядка оформления и выдачи виз КР».

По словам Ануара Абдрахманова, даже если бы ориентировка, как и положено, лежала в папке, он бы все равно не дал визу ливанцу по нескольким причинам: нет полного пакета основополагающих документов, письмо оформлено с нарушением и нет четкого указания «выдать визу».

Однако сам ливанец и его спутница, вероятно, считали себя хозяевами положения.

«Они вели себя вызывающе, намекали на то, что у них есть «крыша» в Посольстве КР в Королевстве Кувейт, которая заверила, что проблем с въездной визой не будет. Оба ссылались на некую консула-девушку, но я точно знаю, что консул там парень», — пояснил Абдрахманов.

Несмотря на это, а также учитывая, что с ними был маленький ребенок, по их просьбе он дал им свой мобильный телефон и обеспечил вход в Интернет, чтобы «туристы» связались непосредственно с теми, кто им что-то обещал.

В протоколе комиссии по этике, которую позже создадут, чтобы дать оценку ситуации, почему-то говорится, что по вине сотрудника ДКС ливанец был депортирован.

«У меня нет полномочий для того, чтобы депортировать человека, мы находимся в стерильной зоне и подпадаем под юрисдикцию Государственной пограничной службы.

Пока супруги пытались кому-то дозвониться, я работал с другими прибывшими. Сотрудники Погранслужбы спросили меня, выдана ли виза Фаресу Обейду. Я ответил, что на это нет оснований, и они его увели. Потом я узнал, что спустя несколько часов пограничники депортировали ливанца», — рассказал уволенный сотрудник.

Абсурдистан

Вскоре до Ануара Абдрахманова стала доходить информация о том, что в МИД обсуждают историю о том, что он якобы «незаконно отказал в выдаче визы ливанцу».

Со стороны руководства ДКС намекнули: дабы не накалять обстановку, надо погасить финансовые затраты, которые понес «турист». Но Абдрахманов, убежденный в своей правоте, платить отказался.

У консула потребовали объяснительную, после смены вызвали в ДКС. По словам Абдрахманова, понимая, что речь пойдет об инциденте и его, скорее всего, будут вынуждать возместить иностранцу финансовые потери, он открыто положил телефон на стол начальника и включил диктофон. Это как-то особенно разозлило главу департамента.

«Мне сказали: мол, мало того что я незаконно отказал в визе, так еще и несанкционированно веду запись на смартфон. Признаюсь, я не знал, что смартфонами в ведомстве пользоваться запрещено и что на то имеется соответствующий приказ», — сообщил уволенный консул.

Правда, с этим документом Абдрахманова ознакомят спустя 3–4 дня.

После такого психологического прессинга (работа по нескольку суток без сна из-за отсутствия одного из сменщиков, обвинения в незаконном отказе в выдаче виз) консул не выдержал и написал заявление об увольнении. В МИД издали приказ об увольнении. Впрочем, уже на следующий день Ануар передумал и аннулировал свое прошение, на что имел полное право согласно Трудовому кодексу.

В МИД тут же издали приказ о восстановлении Абдрахманова в должности, а значит, все заявления об увольнении потеряли юридическую значимость.

Однако все эти дни заседала комиссия, которая ни сном ни духом не ведала о том, что обсуждаемый ими сотрудник успел не только уволиться, но и восстановиться в должности. Комиссия берет в обработку заявление об увольнении, утерявшее юридическую силу, и предлагает освободить Абдрахманова от должности. Ну не красота?

Не станем перечислять, с какими процедурными нарушениями работала комиссия. И самое безобидное в них — отсутствие самого Абдрахманова на одном из заседаний. Сотрудника даже не сочли нужным уведомить, что собираются обсуждать его решение. Не соизволили и официально, как это положено, ознакомить с протоколами своих заседаний.

Что за крыша?

Не кажется ли вам странным, что подобного рвения не наблюдалось при рассмотрении историй дипломатов-контрабандистов и дипломатов-пьяниц, сильно подпортивших имидж государства?

Отказ в выдаче въездной визы иностранным гражданам — обычная практика, тем паче когда документы не в порядке. Почему же кыргызстанцы не возмущаются, когда при наличии всех необходимых документов иностранные консульства отказываются давать им визу? А это случается, и без всяких на то объяснений. С чего вдруг такой шум возник из-за ливанца с неполным пакетом документов?

Оказывается, гражданская супруга ливанца, оставшаяся в Бишкеке, в тот же день — 22 июля 2016 года — написала жалобу… Чрезвычайному и Полномочному Послу КР в Кувейте Жусупбеку Шарипову. Брат нынешнего премьер-министра (а это именно он) в этот же день(!) направил письмо с пометкой «весьма срочно» главе МИД Эрлану Абдылдаеву, в котором попросил министра «дать поручение ДКС и Генконсульству в Стамбуле оказать содействие гражданину Ливана Фаресу Обейду — необходимой консульско-правовой поддержки в его возвращении в КР».

Среди просьб ЧПП Шарипова указаны: принесение извинений, привлечение виновных к ответственности и поручение ДКС выплатить заявителям компенсацию за понесенные финансовые расходы.

Какая отзывчивость, забота и молниеносная реакция господина Шарипова!

Правда, есть нюансы, о которых нам хотелось бы сказать дополнительно. В жалобе заявительницы указано, что они с супругом приехали навестить родственников, что, согласитесь, не туризм, а запрашивали они именно туристическую визу. Это противоречит Закону КР «О внешней миграции». И если ливанец собирался погостить у родственников, то именно Посольству КР в Кувейте нужно было рекомендовать запрос на оформление частной визы, а не туристической, как того требуют порядок и статья 14 упомянутого выше закона.

Напомним и об отсутствии у супругов документов на ребенка, свидетельства о браке, об отказе в предоставлении информации о временном пребывании в Бишкеке, об ориентировке, подписанной не уполномоченным на то лицом, и о приказе МИД быть бдительными в отношении граждан из стран риска, в числе которых значится и Ливан.

Через 10 дней к заступившему на смену в «Манас» консулу, который, согласно порядку, с утра уже побывал в ДКС и получил на руки разного рода документы, приехала делегация с приказом об увольнении.

И еще один очень важный момент: за все время службы Ануар Абдрахманов не имел взысканий.

При этом его без вынесения выговора или даже строгого выговора сразу увольняют. И на какое заявление Абдрахманова идет ссылка в приказе? На ранее аннулированное самим МИДом!

Двойные стандарты

Теперь отдельно о протоколе комиссии. Оказывается, человек, проявивший принципиальность и бдительность, четко исполнивший свои обязанности, тем самым «подвел всю дипслужбу». Ай-ай-яй! «Была нарушена целая цепочка долгой работы Посольства КР в Кувейте», — сказано в нем. О как!

Читаем дальше: «Гражданин Ливана не приехал бы за тридевять земель, не будучи уверенным в возможности получения визы. При этом его супруга, маленький ребенок испытали тяжелые моральные и материальные трудности…»

Отметим, что через пару дней ливанец с тем же набором документов прилетел в Кыргызстан и получил визу.

В документе также написано: «Не стоит, наверное, дожидаться набора нарушений и ошибок в работе сотрудников, и нужно заблаговременно принимать необходимые меры». Следуя этой абсурдной логике, надо вообще всех сотрудников уволить заранее, чтобы ошибок не совершили.

В протоколе отмечается и неискренность Абдрахманова. Члены комиссии, судя по всему, еще и психоаналитики, раз наверняка определяют степень искренности сотрудника.

Тут самое время спросить, почему же в МИД не приняли мер к опозорившему Кыргызстан Шамилю Кайкиеву — брату нынешнего замминистра иностранных дел. Напомним, первый секретарь и вице-консул Посольства КР в РФ оставил неизгладимое впечатление о наших дипломатах. В апреле 2013 года представитель посольства был задержан сотрудниками российского ДПС: дипломат, будучи за рулем, еле держался на ногах, но проходить медицинское освидетельствование отказался.

А в 2008 году Шамиль Кайкиев проходил по делу о контрабанде сигарет. 30 ноября 2008 года при проверке грузов, следовавших из склада ЗАО «КММ «Манас менеджмент» на борт самолета, выполнявшего рейс по маршруту Бишкек — Стамбул, установлен оформленный в таможенном отношении дипгруз в количестве 12 мест общим весом 270 килограммов. Его отправителем являлся МИД КР, а получателем — Посольство КР в Великобритании.

Тогда проверка документов показала: указанная диппочта оформлена на основании копии письма внешнеполитического ведомства, которое в действительности отсутствует, а сам бланк «Дипломатический груз» не выдавался.

Дело возбудили в отношении директора департамента западных стран Каната Турсункулова и сотрудника департамента консульской службы МИД Шамиля Кайкиева. Позже Генпрокуратура сняла все обвинения, но ответственность никто так и не понес. Напомним, за езду в пьяном виде Кайкиев не только не был уволен, но спустя некоторое время уверенно продвинулся по карьерной лестнице.

А какие меры были приняты к дипломату Дмитрию Ли, сутки отсидевшему в 2012 году в тюрьме Белостока по подозрению в контрабанде сигарет? Ему также сошел с рук его шопинг по магазинам зарубежных стран на автомашине с дипномерами. А 13 апреля 2014 года на автомашине «Ауди-А6» с дипломатическим номером CD1809-7 Дмитрий Ли совершил на улице Медерова столкновение с автомашиной «Тойота Ипсум». По данным ДПС, сотрудник МИД был за рулем в состоянии алкогольного опьянения.

А теперь «вишенка на торте»: среди подписей членов комиссии, рассматривающих «позорное поведение» Ануара Абдрахманова, красуется автограф… Дмитрия Ли.

В настоящее время районный суд своим решением поддержал иск Ануара Абдрахманова к МИД, но городской отменил его. Впереди еще судебные процессы.

Редакция ИА «24.kg» будет внимательно следить за ситуацией и обязательно расскажет, чем закончилась эта абсурдная история.

Популярные новости
Бизнес