16:53
USD 84.76
EUR 100.89
RUB 1.16

Глава Минсельхоза Аскарбек Джаныбеков о засухе, ценах и фермерстве

Этот год для фермеров Кыргызстана стал настоящим испытанием. Нехватка воды, гибнущий на полях урожай и митинги вскрыли все проблемы, которые накопились в системе сельского хозяйства.

Министр одного из самых важных для аграрной республики ведомств рассказал в интервью 24.kg о том, как Министерство сельского хозяйства планирует выходить из кризисной ситуации.

24.kg
Фото 24.kg. Аскарбек Джаныбеков.

— Аскарбек Сапарбекович, начнем с наболевшего. С вопроса поливной воды. Проблема, как мы понимаем, системная...

— В Кыргызстане 1 миллион 286 тысяч гектаров посевной земли, которыми распоряжаются 425 тысяч фермерских хозяйств. Из них 889 тысяч гектаров — поливные. Только в Чуйской области 273 тысячи гектаров. Поэтому здесь проблема нехватки воды ощущается больше всего.

Причин маловодья, помимо изменения климата, много. Так, во времена Советского Союза культуры в республике выращивали массивами по 100-150 гектаров. Сегодня на тех же 100 гектарах соседствуют 50 фермеров, и каждый выращивает то, что посчитает нужным. На полях, которые изначально под это не рассчитывались, стали высаживать влаголюбивые культуры — клубнику, малину и прочее. Расход воды увеличился.

Еще проблема — отсутствие влагонакопительного полива посевных земель весной. Несмотря на наши рекомендации, фермеры, как правило, это не делают.

Большие потери, около 40 процентов воды, происходят из-за изношенных внутрихозяйственных ирригационных сетей. Они на балансе Ассоциаций водопользователей, но в их ремонт фермеры вкладываться не спешат. Есть проблемы и при распределении водных ресурсов на местах.

— Как думаете решать проблему?

— Мы рассматриваем восстановление старых скважин и бурение новых, как один из краткосрочных вариантов решения проблемы. С обретением независимости эта часть водного хозяйства осталась бесхозной. Губернаторам и акимам поручили провести инвентаризацию скважин. Все, что можно, — восстановить за свой счет, остальное за счет доноров.

Чтобы решить вопрос накопления воды, мы планируем построить новые бассейны декадного регулирования на питающих Чуйскую область реках.

Уменьшить потери поливной воды поможет и строительство на реке Чу 17-километрового отводного канала. Сегодня на этом участке из-за фильтрации мы теряем до 30 процентов воды.

Чтобы исключить человеческий фактор, устанавливаем системы автоматизированного учета воды.

Развитие лесного хозяйства — еще один способ решения вопроса нехватки воды. Посадки леса в горах, озеленение в селах и городах. Лесхоз вернули в состав министерства. В этом году мы посадили 512 гектаров леса при плане в 440 гектаров. Этого все рано мало. Сейчас активно закладываем питомники и увеличиваем их площади.

Перед обретением независимости в республике ежегодно высаживали больше 5 тысяч гектаров леса.

Аскарбек Джаныбеков

Я считаю, что нужно изменить подход к высадкам. У нас считают по количеству посаженного, а нужно — по количеству прижившегося. И жестко спрашивать за загубленные саженцы.

— Ваш предшественник Тилек Токтогазиев одной из основных причин маловодья в Кыргызстане считает коррупцию. Согласны с ним?

— Если у него есть такая информация, почему бы не обратиться в прокуратуру, а не в СМИ? Это, во-первых. Во-вторых, чтобы делать какие-то выводы и давать советы, человек должен разбираться в том, о чем он рассуждает.

Токтогазиев 100 дней занимал должность министра и ничего не достиг. После ухода с поста не смог восстановить даже собственное тепличное хозяйство.

Делать после этого огульные заявления чисто по-человечески некорректно.

— Перейдем к другой, не менее злободневной проблеме — росту цен. Например, морковь с 25 сомов подорожавшая до 100. В чем причина?

— В 2020 году мы вырастили 150 тысяч 730 тонн моркови. В этом году прогнозируем такой же объем. В межсезонье, когда новый урожай еще не созрел, на внешнем рынке на морковь возник спрос. В Казахстане и России оптовые цены на закуп оказались выше наших. Это повлияло на увеличение экспорта. В ближайшие недели на наших полях начнут собирать урожай и цены на морковь упадут.

— Не получится ли так, что в следующем году фермеры поголовно кинутся сажать морковь и прогорят? Такое уже случалось...

— В сельском хозяйстве есть правило: сажать надо то, что в этом году на рынке стоит копейки. В следующем оно подорожает. И наоборот, не стоит вкладываться в то, что было дефицитным.

— Не последнюю роль в росте цен играют перекупщики. Минсельхоз думает что-то с этим делать?

— Когда-то один мой хороший друг сказал: «Чем дальше от сохи — тем больше прибыль». К сожалению, это правда. Фермер по сравнению с перекупщиками получает меньшую прибыль. Наша задача эти лишние звенья убрать.

— Каким образом?

— Созданием фермерских кластеров и государственных оптово-логистических центров. Так мы решим проблему мелкотоварности и поставок продовольствия на рынок. Допустим, вы занимаетесь выращиванием кормов, я — разведением крупного рогатого скота, наш сосед — заготовкой мяса. Объединение наших хозяйств и распределение задач упростит жизнь каждого.

Логистические центры будут консультировать фермеров, подписывать контракты, делать финансовые расчеты, организовывать прямые поставки продовольствия, как в розничные сети, так и на экспорт.

При поддержке Азиатского банка развития мы запланировали создание шести таких центров по всему Кыргызстану.

— Фермеры привыкли рассчитывать только на себя. Объединить их в союзы будет не так-то просто...

— Согласен. Лозунги и убеждения здесь не сработают. В этом процессе важно участие научной сферы, финансовых институтов и органов местной власти.

Мы разрабатываем систему льготных условий для тех, кто захочет объединиться в фермерские союзы, в том числе и кредитование.

Сегодня работаем над тем, чтобы «Айыл Банк» стал действительно отраслевым. Пока что из-за малого кредитного портфеля он не способен покрыть все поступающие от сельхозпроизводителей запросы.

Министерство параллельно разработало программу специализации по регионам. К примеру, если Нарынская область не рассчитана под овощеводство, в ней необходимо развивать и поддерживать животноводов. При этом важно делать акцент на адаптированные под высокогорье породы. Мы создали условия для их завоза в республику. Внесли в правительство постановление об освобождении от 12-процентного НДС импортеров. На днях откроем карантинные станции для передержки импортируемого скота.

— К слову, о селекции. С ней у нас ведь тоже проблемы...

— Это наша боль. Имея в стране 139 семенных хозяйств, мы не могли предложить фермерам достаточного количества семян. Это нонсенс. Немалая часть таких хозяйств попросту не отвечала даже минимальным требованиям. Сейчас их сократили, осталось 90 хозяйств. В этом году засеем высокопродуктивные семена. Достигнута договоренность о поставке из России на льготных условиях современных сортов.

Та же ситуация с животноводством.

В республике 1 миллион 715 тысяч голов крупного рогатого скота, 538 тысяч лошадей, 6 миллионов 250 тысяч мелкого рогатого скота, птицы около 6,5 миллиона.

Последние 30 лет в республике не занимались ни обновлением, ни улучшением пород. Мы начнем заводить новые породы, которые при меньших нагрузках на пастбища и сельхозугодия будут давать больше продукции.

— Вопрос продовольственной безопасности. Какими продуктами сегодня обеспечивает себя Кыргызстан?

— Мы полностью обеспечиваем себя молоком и молочными продуктами. Овощами и бахчевыми культурами. Хлеб и хлебопродукты должны быть в запасе из расчета 115 килограммов на кыргызстанца в год. В пересчете это 850 тысяч тонн пшеницы. Мы ее производим только 50 процентов — остальное импорт.

Сахар. По итогам 2020 года обеспечили себя на 50 процентов — остальное импорт. С растительным маслом та же проблема. По расчетам на одного жителя республики должно быть 9,5 килограмма масла. Обеспечиваем только на 15-18 процентов. Мы не производим достаточного количества сырья. Работаем над увеличением маслосодержащих культур. Яйцами обеспечиваем себя на 50 процентов. Зависим от импорта. Чтобы исправить положение, ввели временный запрет на экспорт ряда продуктов и отмену по ним НДС при импорте.

— В Казахстане и России практикуется система госзаказа. Как вы считаете, у нас она возможна?

— Госзаказ у нас не только возможен, но и должен быть. Бюджетные организации — армия, школы, детские сады, больницы, тюрьмы и прочие покупают продукты за бюджетные средства. Сейчас это происходит через тендеры. Государство покупает у поставщиков-частников, а должно покупать у себя, через логистические центры. Потому что тот же картофель не должен стоить для бюджетных организаций в разы дороже рыночной цены. На тендерах мы это видим.

Популярные новости
Бизнес
1 августа, воскресенье