18:18
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17

Кыргызстанец о том, почему в Германии устроиться на работу проще, чем в России

Двадцатишестилетний кыргызстанец Арли Чокоев работает программистом в городе Эрфурте (Германия). Компания, в которой он работает, занимается производством автоматики для промышленности.

В интервью 24.kg Арли Чокоев рассказал, почему решил уехать из Кыргызстана, о культуре немцев и о том, почему иностранцу устроиться на работу в Германии проще, чем в России.

— Расскажите, как вы попали в Германию?

— Я родился и вырос в Бишкеке. После окончания школы поступил в КГУСТА в Кыргызско-Германский институт прикладной информатики (КГФИ) с программой по обмену. После третьего курса поехал на учебу в Германию, но не доучился. По некоторым обстоятельствам после года обучения мне пришлось вернуться домой и окончить учебу уже в Кыргызстане. Еще через два года мне предложили продолжить учебу в магистратуре Казанского национального исследовательского технического университета (КНИТУ-КАИ) опять же с программой по обмену с несколькими вузами Германии в зависимости от направления. Эта программа, в отличие от КГФИ, была на английском и только на полгода, однако можно было остаться и защищать диплом будучи в Германии. По обмену я отправился в Технический университет города Ильменау, где достаточно быстро нашел работу. Уже полтора года живу в городе Эрфурте.

— Почему вы выбрали именно эту страну?

Стандартный набор переселенца: хорошая зарплата, высокий уровень жизни, низкий уровень преступности и коррупции, пиво и сосиски.

Арли Чокоев

— То есть у вас был немецкий на хорошем уровне до приезда в эту страну? Не тяжело было его учить?

— Да, я неплохо владею немецким. В КГФИ у нас был хороший интенсивный языковой курс, плюс какое-то время я посещал курсы с носителем языка и ездил в летнюю школу по программе DAAD. Тяжело ли было? Сложно сказать: с того момента, когда я учил немецкий, изучая грамматику и активно пополняя словарный запас, прошло много времени. Были трудности, но ничего нет непреодолимого. Говорят, что немецкий гораздо сложнее английского, но, на мой взгляд, это преувеличение. Кого из нас напугают четыре падежа? К тому же немцы любят складывать слова, составляя новые, и благодаря этому можно понять значение слова, даже если впервые его слышишь. К примеру, glühen (светить) + вirne (груша) = glühbirne (лампочка). Мы же помним грушу, которую нельзя скушать? Или, например, handschuhe — перчатки, а буквально — «обувь для рук». В обратную сторону это, к сожалению, не работает.

— Был ли у вас культурный шок?

— В легкой форме. Все удивляло, конечно, но не было ничего такого, что выходило бы за рамки моих представлений о мире. Это было моей первой «настоящей» поездкой за границу, за исключением стран ближнего зарубежья.

Когда приехал в летнюю школу, не выпускал из рук мыльницу и фотографировал все вокруг.

Арли Чокоев

Девушка-тутор, заставшая меня за фотографированием какой-то очередной мелочи, сказала: «Зачем ты это фотографируешь? Это же некрасиво!». А еще оказалось, что зеленый Бишкек не очень-то и зеленый.

— Как вы устроились на работу?

 Компьютерами я увлекся еще в школе, это помогло в дальнейшей учебе, да и в принципе к выпуску уже знал, чем займусь. Было, конечно, еще несколько мыслей, но больше про запас. Поступить было несложно, так как у меня был достаточно высокий балл ОРТ. Какие-то навыки дались под влиянием университетской программы, другие осваивал сам на работе и после нее. Первые две работы я нашел по рекомендациям знакомых, остальное — через Google и с помощью сервисов по поиску работы.

Парадоксально, но факт: иностранцу найти легальную работу в Германии куда проще, чем в России.

Работодателю в России для найма на работу иностранца нужно пройти девять кругов ада с кучей волокиты и угрозой больших штрафов в случае ошибки. К тому же многие просто не знают, как нанимать иностранца. Поэтому большинство работодателей даже рассматривать иностранца не будут. Доходит до смешного. Однажды в Казани я получил предложение от достаточно крупной, со штатом 500 сотрудников, фирмы, и согласился на него. Уже собирался уволиться с предыдущей работы, в этот момент мне перезвонили из HR-отдела этой компании и сказали, чтобы не торопился, что им надо кое-что проверить. И все. С тех пор трубку не берут. В Германии с этим проще: достаточно иметь визу с разрешением на работу, ну а дальше — дело техники.

— Где вы работаете, чем занимаетесь?

— Компания, в которой работаю, занимается производством автоматики для промышленности, в основном для гальванического производства. И нет, я не работаю на заводе и ни разу не был ни на одном из заводов-клиентов. Сижу в кресле перед монитором, с недавних пор еще и дома.

— Сколько зарабатывают программисты в среднем? Насколько эта профессия востребована?

— Сложно сказать, сколько получают работники в среднем.

Обсуждать размер зарплаты не принято, да и работодатель будет не в восторге. Однажды, проходя мимо меня, один из руководителей даже перевернул мой листок с расчетами зарплаты, который лежал лицом вверх.

Арли Чокоев

Программист с небольшим опытом и небольшой ответственностью, не готовый решать какие-то суперважные задачи и разбираться, что там упало на продакшене в два часа ночи, может претендовать на 2-2,5 тысячи евро. Это в Восточной Германии. На Западе чек будет побольше.

Программисты тут востребованы, а LinkedIn подсказывает, что актуально практически все, что связано с IT — от веб-дизайна до разработки железа. Разумеется, при условии, что стек технологий в резюме соискателя тоже актуален, тут уже все индивидуально.

— Что нужно знать кыргызстанцу для иммиграции в Европу?

— Европа очень разная, и для каждой страны список таких тем будет индивидуальным. Но в первую очередь нужно понимать, что это не райские кущи. Это другие страны со своими достоинствами и недостатками. Не всем тут нравится, и не все здесь остаются. Так что прежде чем заводить трактор, было бы неплохо просто съездить и посмотреть.

Помните, нам в школе говорили, что английский язык чуть ли не второй родной в Европе? Это не так.

Арли Чокоев

К примеру, в Ильменау, где куча иностранных студентов учатся на англоязычных программах, сложно встретить вывеску или даже меню на английском. С врачами и того хуже: иные просто бросят трубку, услышав твое дружелюбное hello. Это, конечно, крайность, но все-таки не помешает освоить хотя бы базовый лексикон языка той страны, куда ты едешь. Стоит посмотреть тематические форумы, там можно найти кучу важной и полезной информации.

— Вы упомянули об изоляции. Расскажите, как сейчас в Германии обстоят дела с коронавирусом? Как они борются?

— Практически все либо закрыто, либо работает только навынос. И так уже больше года. Цифры говорят, что эти меры не помогают, однако правительство пытается вводить новые правила, вплоть до комендантского часа. Не то чтобы его кто-то соблюдал — все уже устали от изоляции. К тому же пострадал внутренний туризм. Доходило до того, что людей, которые ехали на море, просто разворачивали прямо на трассе. Недавно началась вакцинация, в первую очередь прививки делают старикам, больным и госслужащим, хотя, наверное, могут быть различия в разных областях Германии. Но сейчас я особо на нее не рассчитываю, до молодых дело дойдет в последнюю очередь.

— Скучаете по Кыргызстану? Следите за событиями на родине?

— Скучаю по своим родным и друзьям. Но мессенджеры помогают это пережить. Слежу за событиями на родине, конечно. Поскроллить кыргызские СМИ — часть утреннего ритуала. Особенно в свете недавних печальных событий, связанных с Баткенской областью. Было тревожно за этим наблюдать. Надеюсь, все будет хорошо.

— Чего больше всего не хватает в Германии?

— Иссык-Куля, мант, кумыса, горных лыж и дешевого и быстрого интернета. А с недавних пор еще и открытых заведений.

— Какие планы на будущее?

— Планирую наконец-то получить права и как следует покататься по Европе.

Популярные новости
Бизнес
25 июня, пятница