10:40
USD 81.67
EUR 96.08
RUB 1.05
Сюжет: Экспаты

Как помогала врачам жена посла Великобритании и почему она восхищена волонтерами

Супруга Чрезвычайного и Полномочного Посла Королевства Великобритании в Кыргызстане Чарльза Гарретта активно помогала кыргызстанским врачам во время карантина — готовила обеды и развозила по больницам и временным стационарам. Этот поступок Вероник Гарретт мало кого оставил равнодушным.

«У одного из моих детей инвалидность. Это открыло для меня много дверей и сделало такой, какая я сейчас», — откровенно признается сама Вероник Гарретт.

Она живет в Кыргызстане чуть больше года. За это время успела не только познакомиться со страной, но и побывала в детских домах, кризисных центрах. Своими впечатлениями Вероник Гарретт поделилась с 24.kg.

— Поделитесь своими первыми впечатлениями о Кыргызстане. Что вы подумали, когда прилетели в страну?

— Прибытие на новый пост — волнующее и захватывающее время, особенно если вы никогда не посещали страну раньше. Посадка в Бишкеке не стала исключением. Вид с самолета на то, как вы приземляетесь, впечатляет окружающими вас горами. Это наш первый пост без наших детей, и это делает его совсем другим и в некотором роде особенным. Как дипломатическая семья мы путешествовали из одной страны в другую на протяжении всей 32-летней карьеры Чарльза, оставались не более четырех лет в одном месте. И поэтому я чувствую сильную привязанность к вашей кочевой культуре.

— Почему вы решили помочь врачам?

— Во время июльской вспышки коронавируса ощутила реальное чувство несправедливости по отношению к очень многим кыргызстанцам.

Особенно впечатлила молодежь, которая вела беспощадную и казалось бесконечную битву за спасение жизней.

Вероник Гарретт

Они были плохо экипированы, перегружены работой и часто были недооценены добровольцы. Мне было трудно сидеть дома и ничего не делать. Хотела чем-то помочь. Нашла в интернете волонтерскую организацию, работающую по всему Кыргызстану. Они готовили блюда для медицинских работников и нуждались в помощи.

Решила помочь. Не для того чтобы сделать заявление или по каким-либо политическим причинам. А просто потому, что это было в моих силах. Мне тогда помогали мой сын, когда он еще находился здесь, незрячие студенты и мой супруг. Это было довольно весело.

— Вы преподаете английский язык студентам из Кыргызской федерации незрячих...

— Услышала, что федерация ищет учителя английского языка — добровольца, написала директору проекта и стала работать со студентами три раза в неделю. Разрабатываю учебную программу, переведенную с английского языка на шрифт Брайля.

Многие из этих молодых людей не получили образование из-за своей инвалидности и жили дома, не имея возможности выйти в общество.

Вероник Гарретт

Приятно видеть, как эти умные и способные люди развиваются. У них есть мотивация выйти в мир и добиться чего-то.

— Ранее в интервью вы упоминали, что являетесь специалистом по раннему вмешательству. Расскажите подробнее. 

— По профессии я учитель английского языка. Но после рождения дочери переквалифицировалась в специалиста по раннему вмешательству. Это работа по информированию семей и обучению их тому, как лучше всего поддержать своего ребенка с инвалидностью. Она обеспечивает стратегиями и программами, которые помогают ребенку расти, развиваться и полностью раскрыть свой потенциал, и осуществляется через обученных практиков.

Когда у меня родилась дочь Флоренс с синдромом Дауна, мы не верили, что она ничего не добьется, что не пойдет в школу, не будет читать и писать, не уйдет из дома. Мы не смогли понять, почему она не должна плавать, кататься на лыжах, ездить на велосипеде, как ее братья и сестры. Однако мы довольно быстро поняли, что она не сделает это одна, без поддержки. Она нуждалась в раннем вмешательстве, и мне нужна была помощь.

— Каково, по-вашему, в Кыргызстане отношение к людям с инвалидностью?

— Как и в любой стране, в Кыргызстане живут люди с ОВЗ. И многие подвергались дискриминации, изолировались, не могли ходить в школу или отправлять своих детей в школу, которые не могли найти работу из-за своей инвалидности.

Встречаясь с людьми и разговаривая с ними, я вижу, что есть чувство стыда, неуважение из-за того, что в семье есть ребенок-инвалид или когда человек сам является таковым.

Вероник Гарретт

В детских домах в Токмаке и Беловодском много детей с инвалидностью, которых сдали государству, их семьи из-за отсутствия поддержки чувствовали неспособность с этим справиться. Это нужно изменить. Людям необходимо принять тот факт, что эта группа общества существует здесь, они борются и часто не могут интегрироваться и быть включены в более широкое сообщество из-за недостаточной осведомленности. Они подвергаются дискриминации.

Врачи, профессионалы, политики, представители деловых кругов, все, кто здесь живет, должны понимать: прятать людей с ограниченными возможностями и не обеспечивать их в полной мере образованием и социальной поддержкой — это неправильно.

— Что вы думаете об инклюзивном образовании?

— Я твердо верю, что там, где ребенок может быть включен в обычное образование, он должен быть включен. Если это требует дополнительной поддержки, адаптированных материалов, написанных шрифтом Брайля, то они должны быть предоставлены.

Обществу нужно адаптироваться к инвалидности, а не инвалидности к обществу.

Вероник Гарретт

Но я понимаю, что это не всегда лучшее решение для всех детей. Некоторым лучше жить в специализированных учреждениях.

— Насколько развито инклюзивное образование в Великобритании?

— 27 лет назад, когда родилась Флоренс, для детей с болезнью Дауна было необычным ходить в начальную и среднюю общеобразовательную школу, не говоря уже о колледже. Людей с таким синдромом редко можно было увидеть на рабочем месте. Сейчас это совсем не редкость. Как бы то ни было, вещи не идеальны, нам еще предстоит пройти долгий путь, чтобы создать действительно разнообразное и принимающее общество.

— В соцсетях можно увидеть, как вы собираете мусор на природе. Вы всегда это делаете?

— Ношу с собой специальную сумку каждый раз, когда иду гулять по холмам или горам. Беру пустую, а спускаюсь с полной мусора. Этому трюку мы научились, когда были в Северной Македонии. Это очень легко сделать и не займет много времени. Собранный мусор я отсортировываю и оставляю его видимым у мусорных баков. После приходят люди, которые его собирают, получают несколько сомов за килограмм пластика, но по крайней мере он перерабатывается. Стараюсь делать это рано утром, раньше, чем городские грузовики, потому что они не сортируют мусор, и в итоге он оказывается на свалке.

Кыргызстан — самая красивая страна, в которой мы жили, и очень жаль, что природа портится людьми, которые оставляют свой мусор.

Вероник Гарретт

Каждый раз, когда мы с мужем видим это, задаем себе один и тот же вопрос: как могут люди, которые ценят такую красоту (а очевидно, что они ценят, иначе они бы не взошли на гору), оставить мусор после себя?

Считаю, что необходима общественная кампания и образовательная программа по переработке отходов. Начиная с детства нужно приучать сортировать мусор. Это будущее страны.

— Каковы ваши планы на будущее?

— Вернусь в детский дом в Токмаке, который откроется после долгой изоляции. Буду продолжать работать над защитой и повышением осведомленности об инвалидах и их правах. Продолжить обучать английскому языку представителей уязвимых групп и развивать и внедрять принципы раннего развития.

Популярные новости
Бизнес