04:55
USD 84.76
EUR 100.89
RUB 1.16
Сюжет: COVID-19

Кто нас будет лечить? Медики в Кыргызстане массово заражаются коронавирусом

Число заразившихся коронавирусной инфекцией в Кыргызстане ежедневно растет. 79 из инфицированных — медики. Те, кто оказался на передовой и первым принял на себя удар, оказались незащищенными и бесправными.

Врач Бектур Апашев рассказал в Twitter, что медикам не выдают средства индивидуальной защиты. Через пару дней он удалил аккаунт. Еще через два дня его заставили публично просить прощения якобы за недостоверную информацию.

Первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов публично упрекнул другого врача в том, что она ходила в гости и там заразилась и тем самым распространила новую смертельно опасную инфекцию.

Медицинское сообщество возмутилось ложью чиновников и давлением на них. Гражданская общественность медиков поддержала.

Никто не имеет права унижать достоинство врача.

Сами коллеги рассказали, кого имел в виду чиновник. Тамила Нуркамилова сейчас находится в реанимации. Ее состояние тяжелое. Коллеги не дают никаких прогнозов и молятся, чтобы она выкарабкалась.

Только вчера на брифинге замминистр здравоохранения Нурболот Усенбаев вынужден был признать: неправильно, когда врачи сообщают в соцсетях о проблеме, а их заставляют скрывать правду и оказывают давление.

Но ни он, ни глава Минздрава Сабиржан Абдикаримов так и не ответили на простые вопросы: почему с каждым днем увеличивается число инфицированных врачей, сколько медиков получили средства индивидуальной защиты, сколько еще остаются без них, почему скрываются конкретные данные, сколько помощи для медиков получило правительство и где эта помощь?

Если динамика распространения COVID-19 среди врачей продолжится по нарастающей, система здравоохранения просто рухнет. Лечить нас будет некому.

Когда сказать правду страшно

Эксперт по доказательной медицине Бермет Барыктабасова отметила: врачи болеют во всем мире, но только в Кыргызстане заражается каждый пятый медик. По ее словам, одна из причин — некачественные экспресс-тесты.

«Они дают только 20 процентов точности. То есть определить по ним, что человек инфицирован, нельзя. Первичные анализы зачастую оказываются ложно отрицательными, а человек, если у него нет ярко выраженных симптомов, даже не подозревает, что болен. Соответственно, и врач, полагаясь на результаты теста, не может сразу диагностировать коронавирус.

В других государствах заболевают те доктора, которые работают непосредственно в реанимациях, с тяжелыми. У нас подхватили COVID-19 те, кто обследовал контактных с первичными отрицательными анализами», — сказала Бермет Барыктабасова.

От тест-систем с низкой чувствительностью отказались все страны, за исключением Кыргызстана.

«Дело даже не в том, что правительство хотело таким образом сэкономить. А в том, что наш Минздрав понятия не имеет, что такое доказательный метод в медицине, что такое лабораторные исследования. И теперь оказалось, что самая уязвимая категория — это врачи», — подчеркнула Бермет Барыктабасова.

Наши спецслужбы вместо того, чтобы выявлять контактных, запугивают врачей.

Бермет Барыктабасова

Юрист Клара Сооронкулова считает, что это последствия слабой подготовки: недофинансирование, отсутствие средств индивидуальной защиты и плохая информированность врачей именно со стороны Минздрава.

«Такой страшной пандемии, именно с таким контагиозным вирусом, мир не знал. Но у Кыргызстана до того, как инфекция попала к нам, был временной люфт, однако мы не использовали этот отрезок с пользой. Никто врачей не обучил, никто им не объяснил, как обезопасить себя, не снабдил респираторами. Многие подхватили инфекцию в обсервациях и при дворовом обходе, при общении друг с другом, когда их развозили в забитых автобусах по домам после смены. Не была своевременно проведена диагностика тех медиков, кто контактировал с паломниками из умры и другими прибывшими, и вот плачевный результат», — заметила она.

Экс-судья Конституционной палаты сомневается также в точности данных, которые приводит республиканский штаб, в частности Минздрав. Она полагает, что после обвинений первого вице-премьер-министра Кубатбека Боронова врачи будут бояться говорить, что заражены.

Запугивать врача — это преступление

Советник министра здравоохранения Елена Баялинова согласна с мнением большинства, что медики оказались самой уязвимой категорией и вместо защиты получают угрозы.

«Но это не в компетенции Министерства здравоохранения — давить на врачей и заставлять их просить прощения за то, что сказали правду. У профильного ведомства достаточно забот. Я уверена, что Минздрав не прессует докторов. Здесь «потрудились» представители органов нацбезопасности. Медики оказались под ударом со всех сторон. У них нет достойной зарплаты, плюс их преследуют, плюс им не предоставляют нормальных условий, элементарно транспорта не хватает, чтобы развезти по домам. Добавьте еще к этому психологический стресс. Еще неизвестно, что с этими компенсациями, будут они или нет», — сказала она.

Врачи — это люди прежде всего. Так издеваться над ними, давить, запугивать — преступно.

Елена Баялинова

Она признала, что медики превратились в грушу для битья.

Слабое звено

Очевидно и то, что факты заражения среди врачей свидетельствуют: медицина в Кыргызстане всегда была на правах бедной родственницы. В 2019 году удельный вес госрасходов на сферу здравоохранения от ВВП составил всего 4 процента. В 2020-м планировалось поднять до 5 процентов. Однако в недостатке денег врачи не виноваты, как и в том, что заразились коронавирусом.

«Ни в коем случае нельзя скидывать вину на самих врачей, обвинять их в заражении при походах на тои, давить и заставлять извиняться за информацию о недостаточности средств защиты или их качество! Мы живем не в «полицейском государстве» и в моменты эпидемии должны слышать голоса врачей, проблемы, правду, чтобы справиться с ситуацией, а не голоса ГКНБ», — заявила депутат Жогорку Кенеша Наталья Никитенко.

По словам Натальи Никитенко, однозначно медики находились в группе риска по заражению и все меры по недопущению этого должны были быть приняты.

«Мы будем ставить вопрос в парламенте о проведении тщательного изучения и даче оценки по вопросу заражения врачей, а также давления на них. Кроме того, внесен законопроект, предусматривающий защиту прав врачей, я рассчитываю, что коллеги поддержат. Неоднократно ставится вопрос о сохранении заработной платы медикам, которые не находятся на передовой, но планово принимали больных, особенно в первые дни карантина, затем были по возрасту или иным причинам отправлены в отпуск без содержания. Считаю, что это неправильное решение. Все медики должны быть поддержаны государством, и отпуск должен быть оплачиваемым либо выплачена компенсация за дни работы и вынужденные отгулы», — полагает Наталья Никитенко.

В свою очередь главврач Республиканской клинической инфекционной больницы Гульжигит Аалиев, отвечая на вопросы 24.kg, заверил, что в возглавляемом им стационаре никто ни на кого не давит и инфицированных нет.

Он отметил, что не согласен с мнением, будто одна из основных причин роста заболеваемости среди медработников в отсутствии средств защиты. Даже самые совершенные противовирусные костюмы не гарантируют спасение от COVID-19.

«В моей больнице врачи строго придерживаются всех необходимых противоэпидемиологических стандартов ВОЗ. Среди персонала инфицированных нет. Да, у нас были сложности с защитным обмундированием на первом этапе, но вопрос быстро решили. Что касается экспресс-тестов, так это было известно с самого начала, что они не дают стопроцентные результаты и у них высокий уровень погрешности. Только ПЦР-диагностика поможет выявить вирус», — сказал Гульжигит Аалиев.

Он добавил, что отвечать может только за свою клинику. Что происходит у коллег в регионах и почему болеют врачи, кто их запугивает, ему неизвестно.

P. S. Кубатбек Боронов извинился перед врачом. Это так в стиле наших чиновников: сначала обвинить человека, вывалять в грязи, а потом, как ни в чем не бывало, сказать: «Простите, был не прав, меня не так поняли».

Популярные новости
Бизнес