01:12
USD 69.50
EUR 79.10
RUB 1.04

Садык Шер-Нияз: Культурный человек не пойдет перекрывать дороги

Кыргызский кинематограф отмечает очередной день рождения. Ровно 64 года назад – в 1941 году - подписали постановление Совета народных комиссаров Киргизской ССР «Об организации студии кинохроники во Фрунзе». С тех пор отечественные деятели кино считают профессиональным праздником 17 ноября.

Много слов в ходе чествования «важнейшего из искусств» скажут о творческой составляющей этой сферы. Мы же затронем экономический аспект кинематографа, который по окупаемости может конкурировать с такими сверхприбыльными отраслями, как продажа алкоголя и экспорт нефти, чему пример - история СССР с доходностью 10 тысяч процентов от одной картины!

ИА «24.kg» беседует с депутатом Жогорку Кенеша, главой комитета по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению, режиссером и продюсером Садыком Шер-Ниязом.

- По данным Минкультуры, у нас в регионах 38 кинотеатров, при этом посещаемость и окупаемость картин низкая. Ощущение Дикого Запада с отсутствием конкуренции… Или у вас другое мнение?

- Рад, что хоть кто-то поднимает тему. Но сначала надо озвучить проблему, а потом искать пути ее решения. В системе работают частные структуры и региональная государственная сеть во главе с «Кыргызфильмофондом». У них есть подразделения в каждой области, но, надо признать, они работают по старинке.

Частники вошли в ритм и на сегодня работают по всем правилам международной дистрибуции. Что это означает? Во-первых, у них есть современное оборудование, которое может демонстрировать фильмы мирового уровня. То есть поддерживается международный стандарт, который называется DCP – digital cinema package. Самый дешевый вариант этого оборудования стоит 4-5 миллионов сомов, но это для маленького зала - вместимостью не более 60-70 человек. Если необходимо оборудовать большое помещение, вроде столичных кинотеатров, понадобится около 15 миллионов сомов. Только после кинотеатры могут заключить сделку с международными компаниями и прокатывать их фильмы.

- А местное кино? Оно все равно прокатывается в местных, пусть и плохо оборудованных залах?

- Многие национальные фильмы переводятся на DCP, это гарантированная защита от копий и взломов. На каждый проектор дается ключ-пароль, и только с ним вы можете проигрывать фильм, причем по времени, на которое выдан ключ: если на неделю, значит, неделю прокатывается картина.

Читайте по теме

В Кыргызстане несколько студий, который переводят ленты на этот формат и делают защищенные копии. Но помимо этого мы выработали свои правила, потому что в регионах и некоторых залах Бишкека нет установок, распознающих DCP. На фильмы ставится метка кинотеатра – на определенных кадрах, которые никто не может увидеть, но в случае пиратства можно выявить, из какого кинозала украли запись. Но это полумеры. Хотя, надо отдать должное, многие кинотеатры вошли в эту систему защиты, потому что заинтересованы в борьбе с пиратством.

- Кинематографисты больше не придут и не дадут свои фильмы?

- Хуже! Если продюсер докажет, что именно из этого кинозала украли ленту, он может предъявить иск. Поэтому частные кинотеатры хорошо контролируют этот момент, и на сегодня негативных случаев не было.

Главная проблема в региональных кинотеатрах, так как там ничего невозможно доказать, а если и докажешь… Помните случай в Таласе? Директора кинотеатров продавали копии, выносили их на рынок, но потом это дело замяли. То есть в областях нет согласованности с региональными прокатчиками, и остается надеяться на их совесть. Это государственные кинотеатры, и порядки частных студий, Гильдии продюсеров на них не распространяются. То есть проблем хватает, есть пробелы, из-за которых и украли «Курманджан датку».

- Но она же стала лидером национального проката?

- Да, 3-4 месяца мы держались, но прокат-то шел полгода. То есть Интернет здорово подпортил нам сборы.

- И что делать? Прокатывать фильмы в Бишкеке, чтобы быть уверенными в получении прибыли, а зрителей в регионах оставить без кино?

- Конечно, пока не будет контроля и честного подхода к кинопроизводителю, не будет и развития. Поэтому я выступал за то, чтобы передать региональные структуры кинопроката в частные руки. Тогда ответственность повысится. Частник, который вложил деньги в прокат кино, постарается не допустить его утечки на черный рынок. Ведь кинематографисты – довольно сплоченный народ, они могут занести его в черный список, и кинотеатр не сможет работать.

- Что мешает реализации этих задумок? Отсутствие законодательной базы?

- Закон позволяет это делать. Просто мы все еще работаем по старинке. Иногда мне кажется, что мы тащим арбу советской системы со сломанными колесами. Этот вопрос я поднимал несколько раз. То есть на словах, по закону все отлично, но на деле возникают какие-то препоны… Допустим, недавно вышло постановление правительства о повышении арендной платы на государственные объекты. У кого в 5, а у кого-то и в 7-10 раз она повысилась. Там применяются разные коэффициенты. Сразу посыпались жалобы, и теперь непонятно, что с документом. Кто-то говорит, что его действие приостановили. То есть вопрос повис в воздухе.

Но чего я опасаюсь? Через год, как у нас любят делать государственные чиновники, придут люди и скажут: выплачивайте аренду, ведь постановление было принято еще год назад. Понимаете? Надо четко сказать: работает постановление, приостановлено или отменено. Такие действия кабмина мне, честно говоря, непонятны.

- Тем более на фоне заявлений президента и премьер-министра о том, что Кыргызстан должен стать «раем для бизнеса».

- Вот именно. Кто после этого возьмет в аренду кинотеатр, восстановит его и пойдет работать? Никто! Бизнесмену дешевле «комок» поставить… А у нас постоянно говорят об инвестициях, но никогда не упоминают внутренние вливания, то есть мы открыты зарубежным бизнесменам, а про своих забываем. Возьмем любой региональный кинотеатр, каждый из которых находится в плачевном состоянии. Если инвестор хочет показывать там кино, он должен сначала его отремонтировать. То есть он вкладывает $100, а то и $200 тысяч (в каждый бишкекский кинотеатр было вложено как минимум $500 тысяч), а теперь смотрите… Эти деньги ведь стали частью здания? А здание государственное! И вдруг аренду подняли.

Инвестор же не может выбить вложенные деньги – забрать крышу, пол, окна. Почему бы не включить средства, затраченные на восстановление, в счет аренды? Закон это позволяет. В нем написано: если стоимость реконструкции превышает размер трехмесячной аренды за объект, она может быть засчитана в счет аренды. И таких инвесторов спокойно можно было бы освободить от уплаты на ближайшие три года или даже пять лет.

От этого выиграют все. Государство - потому что здание не просто сохранилось, но и восстановлено. Выигрывает общество, потому что люди могут пойти в современный кинозал и посмотреть кино. Выигрывает экономика, ведь от продажи билетов идут налоги.

- Если есть законы и возможности, почему топчемся на месте?

- Мы сталкиваемся с так называемой совковой психологией, когда чиновники, стремясь отстоять государственное, видят в частниках экспроприаторов. Но госсобственность не подлежит продаже, отчуждению и перепрофилированию. То есть в кинотеатре вы можете только показывать кино, а сделать из него магазин, супермаркет вам не дадут. Но эта боязнь чиновников приводит к тому, что в регионах наши кинотеатры и дома культуры разрушаются.

В то же время не меньшие средства выделяются из госбюджета на зарплату охранников этих объектов, директоров, билетеров, вахтеров и других сотрудников, хотя работы там нет. То есть мы несем двойные затраты и ведем себя, как собака на сене: сами не можем восстановить и частникам не отдаем… Знаете, что я скажу? Будь все кинотеатры страны в должном состоянии, мы бы за день отбили бюджет «Курманджан датки»!

- То есть надо поставить вопрос о контроле исполнения законов?

- Знаете, я не очень люблю слово «контроль», мне по душе «помощь» и «разъяснения». Тому же директору Департамента кинематографии я постараюсь помогать в толковании законов, чтобы он мог уверенно работать. Чиновники - такой народ:  пока не дашь гарантию, что с ним ничего не случится, дело не сдвинется. В таком же направлении я хочу работать с Фондом госимущества (теперь это холдинг), потому что именно они заключают договоры по госсобственности.

- Несмотря на явный раздрай в прокате, картины у нас снимаются, и выпускается их довольно много…

- Да, наше кино, можно сказать, сделало большой рывок. Это отмечают все – у нас, в России, в Казахстане… И я благодарен так называемой восьмерке - режиссерам средней волны, которые поставили цель всесторонне развить кыргызский кинематограф и, не жалея своих сил, времени, средств, работают в этом направлении. Это Артыкбай Суйундуков, Актан Арым Кубат, Эрнест Абдыжапаров, Марат Сарулу, Темир Бирназаров, Таалайбек Кулмендеев, Нурлан Абдыкалыков и ваш покорный слуга.

Мы решили развивать все стороны нашей сферы. Это и обучение молодых кадров, и кинопрокат, и признание на международных фестивалях, и съемочный процесс. До сих пор мы встречаемся как минимум раз в неделю, обсуждаем, посвящаем весь день только кино. Процесс пошел, и его нельзя останавливать.

Знаете, мы, кыргызы, что удивительно, ментально любим кино. У нас некоторые кинематографисты готовы работать в убыток, восстанавливать клубы и кинотеатры, лишь бы люди приходили. Но государство инициирует непонятные постановления.

Я не зря интересовался у министра культуры ее вкладом в экономику страны. Что я хотел сказать? Миллионы идут в кино, смотрят фильм и получают эстетическое воспитание. Такой человек вряд ли пойдет совершать преступления… Вряд ли будет употреблять наркотики. А теперь подумайте, сколько средств это экономит правоохранительным органам. То есть кинотеатры экономят роты и батальоны милиционеров!

Вот недавний случай с побегом из СИЗО-50, когда погибли несколько сотрудников правоохранительных органов. Мы потеряли наших граждан, объявляли миллионные вознаграждения за информацию о сбежавших преступниках, потратили большие средства на эти операции. То есть мы экономим на культуре копейки, а потом готовы отдавать миллионы на ликвидацию последствий. Если мы подсчитаем вклад культуры в экономику страны, это будет невообразимая сумма.

- Похоже, премьер-министр понимает это…

- Да, вы знаете, меня очень обрадовала его позиция и то, что в программе правительства он отразил вопросы культуры. Он активно поддерживает сферу, посещает спектакли… Мы когда это узнали, от радости просто дар речи потеряли.

Именно через культурное воспитание мы внесем большой вклад в экономику страны. Культурный народ не пойдет отключать рубильник «Кумтора»! Тогда из-за двух дней простоя страна потеряла миллионы долларов! Культурный человек не будет перекрывать дороги. Да многих негативных явлений в стране могло бы не быть, если бы мы не загоняли культуру…

Но и общество само должно быть активным. Поэтому я благодарен нашей «восьмерке», которая готова работать на результат. Эти же методы можно применять и в других сферах – театре, опере, потому что и там есть люди, которые горят профессией и готовы к переменам, просто им нужен толчок. И мы будем проводить работу, у нас есть планы. Вот увидите, за пять лет в культуре произойдут кардинальные изменения.

Бизнес