11:18
-2
USD 68.17
EUR 84.51
RUB 1.21

Азамат Сыдыков: В искусстве редко бывает комфортно, это бесконечный труд каторжника

Недавно пианист из Кыргызстана Азамат Сыдыков собрал аншлаг в Карнеги-холле, где с большим успехом прошел его второй сольный концерт. В тот вечер наряду с произведениями Ф.Шопена, Ф.Листа и М.Мусоргского впервые в истории знаменитого зала прозвучали пьесы кыргызских классиков К.Молдобасанова, Т.Эрматова. Известные критики, профессора и студенты ведущих музыкальных вузов Нью-Йорка высоко оценили мастерство кыргызстанца и вместе с восторженной публикой, среди которых было немало земляков музыканта, стоя аплодировали ему, вызывая на бис.

В свое время он окончил Центральную музыкальную школу в столице РФ, Московскую консерваторию имени П.Чайковского, аспирантуру при ней. А в 2015 году - аспирантуру в Mannes College of Music. Ныне молодой музыкант проживает в Нью-Йорке и ведет активную концертную и преподавательскую деятельность. Сегодня Азамат Сыдыков отвечает на вопросы ИА «24.kg».

О настоящем

- Вы довольны своим выступлением в Карнеги-холле?

- Оба концерта в этом зале поддержал большой друг Кыргызстана и моего творчества, успешный корейский бизнесмен Ли Джон Бэк. Думаю, мне удалось воплотить все задуманное и донести до слушателей всю красоту и глубину музыки, которую исполнял. Настоящий музыкант всегда сосредоточен на содержании произведения, стараясь слиться с ним в одно целое, делать все возможное, чтобы хотя бы на одну сотую духовно дотянуться до великих композиторов, подаривших нам эту музыку.

Лично я всегда до самой последней минуты выхода на сцену думаю о красках и тончайших деталях того или иного сочинения. Считаю, что в этих нюансах можно услышать и разглядеть уровень и класс исполнителя. Я с детства был приучен к самоедству и всегда достаточно критичен к себе. Иначе ведь некуда расти. Это уж точно, что я не из самодовольных музыкантов.

- Вы не останавливаетесь на исполнительской деятельности и сейчас являетесь начинающим дирижером. Расскажите об этом.

- Современные музыканты должны развиваться многосторонне. Тенденция, которую мы наблюдаем сегодня, - когда музыкальное искусство становится все больше и больше узкопрофильной и агрессивной средой для конкурсного планктона. Все это лишь утверждает во мне правоту избранной мной персональной творческой концепции для дальнейшего музыкального и художественного развития, кристаллизует внутри меня систему ценностей и настраивает компас духовных ориентиров.

Мне всегда хотелось исполнять оперно-симфонический репертуар наравне с фортепианной музыкой. Поэтому вот уже год как я обучаюсь азам дирижерского искусства и беру индивидуальные уроки у известного профессора. Ну и радуюсь тому, что все больше и больше желающих учиться в моей частной фортепианной студии в Манхэттене. Я просто хочу стать большим музыкантом и сделать счастливыми как много больше людей!

О творчестве

- Преподавать, выступать сольно, с камерным ансамблем, с певцами, инструменталистами, оркестром, изучать оперный, симфонический и балетный репертуар. Вас хватит на все это?

- Я благодарен судьбе, что в консерватории у меня была возможность обучаться концертмейстерскому искусству, игре в камерном ансамбле под руководством выдающихся музыкантов. После окончания бакалавриата я был сразу принят в аспирантуру факультета концертмейстерского искусства под руководством маэстро Важи Николаевича Чачавы, где обучался в классе прекрасного человека, профессора Натальи Богелавы. Этот бесценный опыт и знания в области вокального и оперного искусства и зародили в моем сердце мечту о дирижерской карьере в будущем. Кстати, в Америке все эти знания мне пригодились. Молодые певцы, многие из которых стали солистами ведущих оперных театров США, берут у меня уроки и часто просят аккомпанировать им на концертах. Помимо этого с самого начала моего приезда в эту страну я регулярно работал как концертмейстер в классах ведущих профессоров по вокалу в Джуллиарде (Школа искусств Джуллиард – прим. «24.kg») и в Маннесе, Кстати, в моих ближайших планах - создание в Нью-Йорке оперной компании, которая будет продюсировать русские оперы. Сейчас ведутся подготовительные работы с моими партнерами. Так что, как видите, моя деятельность выходит далеко за пределы сольного фортепианного искусства. Хотя я всегда всем сердцем буду в первую очередь пианистом, и все вышеперечисленное лишь будет обогащать визуальный и слуховой ряд, раскрывая в новых тонах и красках фортепианные сочинения.

- В каком репертуаре вы чувствуете себя наиболее комфортно?

- Вообще редкость, когда в искусстве комфортно… Это бесконечный труд каторжника. Если по-настоящему изучать произведения любого автора, глубоко копаться в жанрах, стилях и истории, то всегда можно чувствовать себя в своей рубашке. Вот, кстати, мне раньше всегда казалось, что музыка композиторов-романтиков мне ближе. Но с каждым годом горизонты расширяются, и мне доставляет огромное удовольствие исполнять музыку эпохи барокко, классицизма и композиторов XX века, включая атональную.

О встречах, беседах

- В жизни каждого большого музыканта бывает встреча, которая в корне меняет его судьбу, его отношение к жизни, искусству, к себе. А на вашем творческом пути такая судьбоносная встреча уже состоялась?

- Да. Это мои учителя, педагоги, великие музыканты, артисты и художники, общение с которыми кардинально меняло мое мировоззрение. Но важно помнить, что за всеми успехами и победами музыканта стоят порой невыносимые трудности и невзгоды, препятствия, колоссальный труд, а порой и  унижения. Я не свалился с неба. Мне сильно повезло с моей мамой, которая, несмотря на то, что растила меня одна, разрываясь на четырех работах, никогда не говорила мне «нет» и всегда верила в меня и поддерживала. Нас с ней всегда окружали добрые и отзывчивые люди: первый президент КР Аскар Акаев вместе со своей супругой Майрам Дуйшеновной; семья успешного российского предпринимателя Галактионова; мой педагог в Московской консерватории и выдающийся пианист Николай Арнольдович Петров; профессор в США Павлина Доковска. Также я всегда помню поддержку моей страны, которая в самый важный этап моей жизни по возможности оказывала содействие через такие программы, как «Кадры XXI века». Всех людей не перечислишь, но встреча и общение с ними меняли в корне мою жизнь и окрыляли меня на все новые и новые успехи.

О родине

- Когда соотечественникам ждать вас с концертом?

- Несмотря на то что больше половины своей жизни я прожил далеко за пределами своей родины, я всегда старался как можно чаще приезжать и выступать у себя в стране. В мыслях всегда живет мечта выступать с концертами, давать мастер-классы, организовывать международные фестивали, творческие конференции, привозить в Кыргызстан знаменитых музыкантов и тем самым приносить стране пользу. Меня часто спрашивают, когда приеду с концертами. Я задал бы встречный вопрос: а кто меня приглашает и готов стать организатором?

Все мои прошлые выступления в Бишкеке организованы своими силами. Моя мама бегала из кабинета в кабинет, от одного местного олигарха к другому. Представьте, какой это стресс, какая унизительная практика. Такое количество бюрократических проволочек и сопротивления местного чиновничества убивает всякое желание браться за дело. Ни одно из агентств, ни филармония, ни Министерство культуры, ни одна из частных компаний не обращались ко мне с предложением приехать и выступить в Кыргызстане. Правда, один раз я все-таки согласился выступить на концерте, организованном экс-президентом страны. Это было единственным исключением. Мой график очень напряженный, и помимо исполнительской концертной деятельности я преподаю, работаю в университетах, участвую на летних музыкальных фестивалях. Поэтому такие поездки и выступления должны заранее обговариваться и решаться с моим менеджером, с которым у меня подписан контракт.

В этом смысле в Америке все гораздо легче. Все концерты заранее планируются, репертуар согласовывается, а билеты на  концерты продаются на месяцы вперед. Я просто занимаюсь и выступаю. Для меня созданы прекрасные условия для творчества, мне подарили рояль, и я спокойно, сосредоточенно готовлюсь к предстоящим гастролям по городам США. Как и многие пианисты, я выступаю на концертах исключительно на роялях марки Steinway. В Кыргызстане на сегодня нет ни одного концертного рояля этой фирмы, а значит, мне просто не на чем играть. Примите это не как каприз, а как прямое критическое замечание тем, кто не сумел за все эти годы приобрести инструменты для наших залов.

О гражданской позиции

- Что из своего полезного опыта проживания в США вы могли бы применить для решения насущных вопросов в КР?

- Не люблю, когда многие из наших людей уезжают куда-то, а потом начинают критиковать свой народ и страну: мол, как же за границей хорошо и как плохо в КР. В Кыргызстане есть много чего, особенно это касается сферы культуры и образования, о чем Америке и не снилось. Это наши детские музыкальные школы, разбросанные по всей стране, специальные музыкальные, балетные и художественные школы, творческие вузы, традиции и великолепные педагоги. И это все доступно и бесплатно! В Америке, если вы, к примеру, захотите сделать из своего ребенка танцора балета или музыканта, вам нужно будет приготовиться к астрономическим затратам. Высокое искусство и образование являются дорогим удовольствием и зачастую доступно лишь богатым семьям. Я все это рассказываю для того, чтобы читатель смог понять цену и важность того, что мы уже имеем. Нужно просто сохранить и преумножить то, что у нас есть. Защитить социально и материально наших прекрасных учителей, педагогов, наши школы, училища, вузы. Иначе мы все это потерям.

Но, говоря об американском опыте, скажу, что есть и то, что нам можно перенять у них. Это управление творческими вузами, залами, театрами, музеями и, конечно же, культура меценатства. Было бы полезно изучить опыт ведущих американских оркестров, театров, концертных залов, школ, таких как Карнеги-холл, Метрополитен-опера, Метрополитен-музей, Нью-Йоркская филармония, Джуллиард, Маннес. Если бы директорами назначались опытные менеджеры, финансисты и пиар-специалисты, а творческим людям отводилось место художественных руководителей, дирижеров, солистов, педагогов, то это многое бы поменяло. Сегодня, как никогда, в сферу культуры нашей страны нужно привлекать менеджеров с мировым именем и успешным опытом в других странах, чтобы оптимизировать работу ведомств и направить в позитивное русло культурную жизнь.

Вместо многомиллионных затрат на бесконечный ремонт культурных объектов было бы разумным приглашать по контракту опытных иностранных менеджеров и ставить их директорами наших местных театров, музеев, залов и вузов, чтобы в итоге эти заведения могли научиться сами формировать фонды для своих нужд на ремонт и реконструкцию. В США нет министерства культуры, но в этой сфере все работает, как часы. Наверное, поэтому лучшие артисты мира приезжают сюда и ищут признания.

- Какова роль артистов и творческой интеллигенции в обществе, общественной дискуссии, образовании, искусстве, власти?

- К большому разочарованию, в КР на сегодня нет по-настоящему сильной, независимой и самое главное – идейно сплоченной художественной и интеллектуальной элиты. Говорить о настоящей дискуссии, об открытом оппонировании принимаемых властью решений и участии в важных вопросах государства не приходится. В глазах современного общества люди искусства и их авторитет фактически равны нулю. Они поют и танцуют за копейки в ресторанах, на свадьбах, их искусство используется в предвыборной и политической агитации. Никогда еще я не наблюдал такой депрессии и отчаяния в среде своих коллег в Кыргызстане. Они унижены и оскорблены таким поведением тех, кого народ, проливая свою кровь, приводил к власти. Такова суровая реальность. Наши выдающиеся профессора и артисты уходят из жизни, многие - скоропостижно. Сегодня некому их заменить и принять эстафету. В творческих вузах дефицит кадров. Скоро не у кого будет учиться. А это катастрофа. Для того чтобы писатели, режиссеры, музыканты, художники вернулись в социальную реальность, к проблемам людей, в критику и оппозицию, должны запуститься такие механизмы, когда у них появится шанс на самореализацию, на успех и вытекающую оттуда определенную финансовую независимость.

К сожалению, безразличие, равнодушие и отсутствие настоящей поддержки сферы искусства, засилье старых кадров за кулисами нашей национальной культуры создают прецедент, при котором молодые и талантливые, лучшие из лучших выступают в зарубежных театрах и залах и не собираются возвращаться. Их не стоит осуждать. Нужно думать над тем, как реформировать давно устаревшую систему и искать пути упрощения механизмов в этой области, при которой создалась бы почва для рождения новых ярких имен и будущих гениев и прихода в эту сферу молодых и энергичных управленцев. Верю, что наша молодая творческая элита начнет активнее вливаться в дискуссию и реабилитирует былой авторитет и почетное место писателя, поэта, артиста и художника в обществе. Пора требовать перемен.

Бизнес