21:03
USD 68.81
EUR 81.15
RUB 1.04

Как Энергохолдинг у распредкомпаний кормушку отжал

Ранее ИА «24.kg» рассказало о том, как Национальный энергохолдинг заставляет компании подписывать договор на оказание услуг стоимостью 100 миллионов сомов в год. Тогда холдинг отказался от комментариев.

После публикации председатель правления Айбек Калиев решил внести ясность: за что компании должны платить холдингу, на что потратят деньги и почему он может остаться без кресла.

Государственные котлеты и частные мухи

ОАО «Национальная энергетическая холдинговая компания» принадлежит государству, но имеет частную форму собственности. Компании, активы которых передали в управление холдингу, до этого были государственными, а теперь автоматически стали частными.

По словам Айбека Калиева, именно это позволяет заключать договор на оказание услуг без объявления тендера.

Энергохолдинг – новая компания, у которой даже нет денег на содержание. В связи с этим Государственное агентство по регулированию топливно-энергетического комплекса направило энергокомпаниям письма, в которых говорится, что с 1 октября 2016 года пересмотрят тарифы на покупку и передачу электрической энергии для компаний из-за отмены с 1 июля налога с продаж. Руководствуясь этим, компании должны предусмотреть в бюджете деньги на поддержание холдинга.

А недовольство в распредкомпаниях возникло из-за массового сокращения людей. После создания холдинга уволили 800 человек. Как уверяет председатель правления, отрасль не пострадала от этого, а только выиграла, причем в финансовом плане. 

Планируется сократить еще 50 человек. Больше таких раздутых штатов советов директоров и ревизионных комиссий в энергокомпаниях не будет. 

Не секрет, на каких условиях работают ревизоры и за какие суммы закрывают глаза на нарушения. А порой и вовсе требуют деньги просто так. Проверяющий всегда прав и всегда сможет найти уязвимое место в компании. Руководителю проще составить акт и дать откат. Иначе, если нарушение найдет ревизор, сумма будет в два раза больше. 

Советы директоров сохранятся, но в другом формате. Их члены не будут получать зарплату, пользоваться служебной машиной и за счет компании разговаривать по телефону. Если сейчас в каждой компании совет директоров состоит из 3-5 человек, то после сокращения останется всего 9 человек на 8 ОАО.

Айбек Калиев считает, что управленцы порой забывают, что компании не их собственность и, естественно, боясь потерять насиженные места, саботируют коллективы.

Утром деньги, вечером стулья

На содержание совета директоров одной распределительной компании тратится 1,5-3 миллиона сомов ежегодно. Каждый член СД получает 20-30 тысяч сомов ежемесячно, вне зависимости, собирались ли советы на заседания.

По словам Айбека Калиева, ежегодно из бюджета на поддержку энергосектора выделяется до 4 миллиардов сомов, вгоняя компании в долговую яму. Отрасль от этого впадает в кому. Денег хватает на продление жизни лишь на некоторое время. Но долги придется отдавать, иначе наступит коллапс.

При самом неблагоприятном прогнозе, отдав 10 миллиардов сомов на погашение кредитов, отрасли останется только 2 миллиарда сомов на содержание 15,6 тысячи энергетиков, подготовку к отопительному сезону и текущий ремонт. 

Холдинг берет на себя часть задач, которые раньше пытались выполнить РЭК. Мировая практика позволяет материнской компании брать за это деньги. Разделение происходило по принципу – чем больше компания и ее штат, тем больше ей окажут услуг.

Для оптимизации расходов и нужен единый интегрированный совет директоров. Раньше на их содержание тратилось 10 миллионов сомов. Сокращение 800 человек сэкономило 100 миллионов сомов. В следующем году экономия вырастет до 200 миллионов сомов.

На содержание энергохолдинга из этих средств перепадет только 70 миллионов сомов. Около 20 миллионов сомов потратят на покупку компьютеров и мебели.

При ликвидации Министерства энергетики и промышленности часть имущества передали Минэкономики, часть – Государственному комитету по энергетике, промышленности и недропользованию. Оставшаяся мебель находится у холдинга в безвозмездной аренде. В любой момент ФУГИ может оставить Айбека Калиева без кресла, передав его другому ведомству.

Неподдающиеся

Договор на указание услуг еще не подписали «Северэлектро» и «Востокэлектро». Руководитель холдинга не признает, что компании сопротивляются. Он видит причину в другом.

  • Акции «Северэлектро» в аресте, поэтому затормозилось подписание договора. В 2010 году компанию продали «Чакан ГЭС». Сделку признали незаконной. Из-за того, что найти фигурантов дела следственные органы не могут, акции так и остаются под арестом.
  • В «Востокэлектро» неверно указана цена за одну акцию. В 2009 году якобы проведена эмиссия. В уставе компании указана одна стоимость, а у регистратора - другая. Ни совет директоров, ни генеральная дирекция до сих пор не устранили противоречие.

Энергохолдинг планирует ввести в распредкомпаниях KPI - показатели деятельности предприятия, которые помогают достичь стратегических и тактических целей.

Кроме того, утвердят план сбора платежей и снижения потерь. При невыполнении условий, при ЧП или смерти сотрудников руководителя накажут рублем, а при систематических нарушениях уволят. Проверять будут квалифицированные специалисты. Но кто может дать гарантию, что и они не соблазнятся на кормушку? 

Популярные новости
Бизнес