06:17
USD 89.43
EUR 97.22
RUB 0.97

Закон об иноагентах. В рекомендованной и принятой версиях проекта нашли различия

Юристы правовой клиники «Адилет» изучили редакции проекта закона «об иноагентах» — одну, которую вынесли на обсуждение в парламентском комитете, и ту, что депутаты рекомендовали к принятию во втором чтении. И пришли к выводу, что версии документа существенно отличаются.

Напомним, депутат Надира Нарматова инициировала поправки в закон об НКО и Уголовный кодекс, которые вводят понятие «иностранный представитель» (аналог «иноагент» в российском законодательстве). 23 января 2024 года члены парламентского комитета по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша приняли документ во втором чтении. Сегодня его должны вынести на рассмотрение на пленарном заседании ЖК.

Юристы, изучив проект закона, отмечают: анализ сравнительной таблицы к законопроекту и заключения комитета, размещенного на сайте Жогорку Кенеша, показывает, что на заседании профильного комитета были приняты исключительно только поправки депутата Надиры Нарматовой, а все остальные письменные замечания и предложения других парламентариев были отклонены с формулировкой «в связи с принятием поправок депутата Надиры Нарматовой».

В правовой клинике «Адилет» сделали краткий анализ законопроекта об иностранных агентах, подготовленного Жогорку Кенешем и принятого во втором чтении комитетом по конституционному законодательству, и подчеркнули важные моменты, вызывающие наибольшую обеспокоенность.

Из первоначальной версии законопроекта возвращены два абзаца, уточняющие понятие иностранной некоммерческой организации:

  • Иностранная некоммерческая организация осуществляет свою деятельность на территории Кыргызской Республики через свои структурные подразделения — филиалы и представительства.
  • Структурные подразделения иностранных некоммерческих организаций — филиалы и представительства иностранных некоммерческих организаций, подлежащие государственной регистрации и приобретающие правоспособность на территории Кыргызской Республики со дня внесения в реестр филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих организаций сведений о соответствующем структурном подразделении в порядке, предусмотренном законодательством Кыргызской Республики.

Исключены из законопроекта некоторые конкретизирующие положения понятия «политической деятельности».

  • В понятии «некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного представителя» слова «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений, ЛБГТ, смены пола, а также социальная и гендерная дискриминация в религиозных организациях, проведение мирных собраний, митингов, предвыборной агитации и других мероприятий политического характера» исключены.
  • Не относящиеся к политической деятельности мероприятия по охране окружающей среды, деятельность некоммерческих организаций, связанная с участием в обсуждении и принятии законов, а также экспертная и исследовательская деятельность, участие в деятельности рабочих групп, координационных советов и органов исключены.

Как отмечают юристы, остается риск, что к политической деятельности смогут отнести какие угодно мероприятия, связанные так или иначе с публичностью и реализацией основных политических прав, гарантированных Конституцией Кыргызской Республики.

В случае принятия такой версии документа практически любую публичную деятельность, в том числе выступления, дебаты, комментарии, обращения в государственные органы, социологические опросы, признают политической деятельностью.

из анализа юристов «Адилета»

«Участие в данной деятельности любого НКО, если оно финансируется из иностранного источника, приведет к навешиванию на такую организацию ярлыка «иностранного представителя», что в дальнейшем приведет к установлению чрезмерного государственного контроля за деятельностью организации и тем самым значительно ограничит право на свободу объединения и на свободу слова. Также будет ограничено право на правомерную и законную реализацию гражданами своих фундаментальных прав на участие в управлении государством и на свободу выражения мнения», — отмечают в «Адилете».

Обеспокоенность юристов также вызывает статья, регламентирующая открытость некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного представителя. Эта норма полностью пересмотрена. «Однако тенденции усиления и расширения надзорных полномочий уполномоченного государственного органа сохраняются. Таким образом, согласно законопроекту, невыполнение следующих положений будет являться нарушением и основанием для направления письменного уведомления со сроком устранения не более одного месяца:

  • руководитель некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного представителя, обязан подать в уполномоченный орган заявление о включении его в реестр;
  • материалы, производимые и (или) распространяемые некоммерческими организациями, выполняющими функции иностранного представителя, включенными в реестр, в том числе через средства массовой информации и (или) с использованием сети Интернет, должны сопровождаться указанием на то, что эти материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного представителя;
  • некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного представителя, ежегодно представляет в уполномоченный орган аудиторское заключение, полученное от независимого аудитора, если иное не предусмотрено международным договором Кыргызской Республики.

Предлагаемые законопроектом механизмы надзора и контроля за деятельностью НКО вынуждают некоммерческие организации, финансируемые международными донорами, деятельность которых связана с публичными мероприятиями, которые, согласно положениям законопроекта, легко определить как политические, определять себя как «иностранный агент» и соответственно принимать и исполнять все другие условия и требования, предлагаемые законопроектом», — отмечают юристы.

В «Адилете» подчеркивают, что законопроект, как и предыдущая версия, содержит чрезвычайно расплывчатые и неточные формулировки процедуры обжалования уведомлений уполномоченного государственного органа.

Документ также не содержит процедуру обжалования таких уведомлений, и, соответственно, нет правовых гарантий, предоставляющих заинтересованным лицам право на обжалование указанных решений, что является существенным отступлением от международных и национальных стандартов прав человека, гарантирующих в том числе право на судебную защиту.

Это создаст прямую дискриминацию в отношении отдельных НКО, поскольку для других видов некоммерческих и коммерческих организаций законодательство не предусматривает столь жестких подходов к контролю.

Юристы также отмечают, что законопроект не предусматривает непосредственной перерегистрации НКО. «Но законопроектом делается отсылка на то, что НКО, выполняющие функции иностранного представителя, будут регистрироваться в соответствии с законодательством КР о государственной регистрации юридических лиц, филиалов (представительств). При этом срок приведения своих НПА в соответствие с законом сокращается с шести месяцев до одного. В указанный период будут подготовлены поправки в Положение о порядке государственной регистрации юридических лиц, филиалов (представительств), утвержденное постановлением кабинета министров КР, где будет прописан порядок регистрации некоммерческих организаций, а также нормы, обязывающие действующие НКО пройти такую перерегистрацию. При этом поскольку речь в данном случае идет о решении кабмина, то оно может быть принято в ускоренном порядке и без широкого обсуждения. Какие требования в нем будут прописаны, а также какой порядок ведения реестра примет уполномоченный государственный орган, на сегодняшний день определить не представляется возможным», — говорится в анализе «Адилета».

«Кроме того, срок вступления в силу законопроекта также сокращается с трех месяцев до 10 дней, что свидетельствует об исключении разумных сроков для подготовки и принятия качественных подзаконных актов», — резюмируют юристы.

Напомним, инициатор поправок Надира Нарматова предлагает ввести в Уголовный кодекс статью 200-1 «Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан». За нарушение этой статьи хотят ввести наказание вплоть до лишения свободы до трех лет. А за активное участие в деятельности объединений, указанное в части 1 статьи, а равно за пропаганду деяний таких организаций – до 5 лет. Верховный суд и Генпрокуратура выступили против этой инициативы. Их также поддержала омбудсмен.

Популярные новости
Бизнес