17:57
USD 89.01
EUR 94.71
RUB 0.94

Попытка № 5. Чего ждать от неформального саммита глав стран Центральной Азии

В преддверии неформального саммита в Душанбе с участием глав государств Центральной Азии, который запланирован на 14-15 сентября, в экспертном сообществе вновь заговорили об очередной попытке стран региона нащупать почву для паритетного объединения.

Эксперты считают, что ожиданий от предстоящей встречи много. Теоретически, она может заложить основы региональной интеграции. Прошлогодний саммит, прошедший в июле в Чолпон-Ате, не смог достичь заявленных целей.

Ключевой документ саммита — Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве — президенты Таджикистана и Туркменистана Эмомали Рахмон и Сердар Бердымухамедов не подписали, сославшись на внутригосударственные процедуры, необходимые для согласования.

Удастся ли в этот раз сторонам наметить контуры политического компромисса? Вопрос открытый.

Не получилось, не срослось

Идея об объединении стран региона в многосторонний экономический и политический блок витала в воздухе в первые годы после распада СССР.

10 января 1994 года в Ташкенте Узбекистан и Казахстан подписали договор о создании единого экономического пространства между двумя странами.

Эксперты тогда назвали этот шаг беспрецедентным событием для постсоветского пространства и мощным фундаментом для формирования нового регионального актора международных отношений.

В документе говорилось, что «единое экономическое пространство предполагает свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и обеспечивает согласованную кредитно-расчетную, бюджетную, налоговую, ценовую, таможенную и валютную политику».

В том же году в Чолпон-Ате был подписан трехсторонний договор с участием Кыргызстана о создании единой экономической зоны. Позднее это объединение государств региона получило название Центрально-Азиатское экономическое сообщество (ЦАЭС).

Но без Таджикистана и Туркменистана организация не могла в полной мере функционировать как региональное объединение.

Специалист по международным отношениям Рустами Сухроб считает, что нежелание присоединять Таджикистан можно интерпретировать по-разному. С одной стороны, Таджикистан — единственная персоязычная страна в регионе, где все остальные являются тюркоязычными. С другой стороны, в республике в это время шла гражданская война и присоединение к союзу могло негативно отразиться на регионе в целом с точки зрения безопасности.

«Другие страны могли опасаться экспорта террористических и экстремистских группировок, неспособности правительства контролировать ситуацию, неясности, какой станет страна — исламской или светской, что ухудшило бы мирное сосуществование стран региона», — отметил он.

Когда шестой оказался лишним

Таджикистан вступил в ЦАЭС только в 1998-м. А в декабре 2001 года в Ташкенте состоялась встреча президентов стран ЦА, где было поддержано предложение главы Узбекистана Ислама Каримова о преобразовании ЦАЭС в Организацию Центрально-Азиатского сотрудничества (ОЦАС).

Договор об учреждении ОЦАС был подписан 28 февраля 2002 года в Алматы. Участниками договора стали Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Новая структура имела более расширенные цели и задачи. Страны договорились обеспечивать преемственность ранее принятых договоров и решений в рамках ЦАЭС.

Но выйти на следующий этап ОЦАС так и не смогла, затормозив в развитии, что, возможно, было вызвано внешними факторами.

Аналитики видят одну из причин в трагедии 11 сентября 2001 года. Она заложила корректировки в международных отношениях — США и страны НАТО начали операцию в Афганистане. Центральная Азия превратилась из периферии геополитики в важного партнера как для Запада, так и для России.

РФ официально вступила в ОЦАС в 2004 году и это присоединение переформатировало суть организации. Уже через год в ходе саммита глав государств — участников ОЦАС президент России Владимир Путин выдвинул инициативу об объединении ОЦАС и ЕврАзЭС, аргументируя это устранением дублирующих функций.

Участники единогласно одобрили предложение, и на очередной встрече глав государств ЕврАзЭС, состоявшейся 25 января 2006 года в Санкт-Петербурге, были согласованы все необходимые формальности по ликвидации ОЦАС.

После этого интеграционные процессы в регионе закончились. Следующие десять лет страны Центральной Азии начали присоединяться к различным региональным организациям и союзам под эгидой России и Китая, а также Турции, созданных специально для Центральной Азии.

Туманные перспективы

Ситуация изменилась после начала войны в Украине. Позиции РФ как гаранта безопасности для стран региона пошатнулись.

Эксперты полагают, что с ослаблением Москвы, с одной стороны, и активизаций Пекина и Анкары, с другой, у государств Центральной Азии появился реальный шанс провести апгрейд своих геополитических ориентиров для укрепления международных позиций.

По мнению казахстанского политолога Досыма Сатпаева, возникают также возможности для ускорения диверсификации транспортно-логистических маршрутов для Центральной Азии.

«Это может заложить основу для более успешной диверсификации экономической модели в первую очередь в сфере снижения экспорта сырья и расширения переработки для производства продукции с более высокой добавленной стоимостью. С целью укрепления военной безопасности также необходима оборонная диверсификация военных связей и Казахстана, и его соседей, как в сфере закупки вооружения, так и подготовки военных кадров», — сказал он.

Нельзя все яйца держать в одной корзине ОДКБ, особенно когда их может разбить увеличивающаяся геополитическая турбулентность.

Досым Сатпаев

Он считает, что в противном случае регион может попасть в зону «перекрестного огня», оказавшись между «российским молотом и западной наковальней».

Теория и практика

Исходя из ожидаемых изменений в расстановке сил и формирования в этих условиях нового миропорядка, политологи констатируют, что ожиданий от предстоящей встречи в Душанбе много. В том числе и потому, что накопился внушительный багаж проблем и вызовов, для которых требуется более слаженная и коллективная позиция стран региона. Однако говорить об интеграции как о возможном результате неформального саммита в Душанбе преждевременно.

«Но о том, что это собрание президентов станет еще одним шагом на пути к объединению, говорить стоит и нужно. Две страны, не подписавшие Чолпон-Атинский договор, возможно, подпишут его в этот раз. Не из праздных или наивных побуждений, а из трезвого понимания этой необходимости в действенном сближении», — считает эксперт Эмиль Джураев.

Ломаный, непостоянный диалог только способствует дальнейшему росту противоречий как между самими странами региона, так и внутри каждой из них в отношении внешних и природных вызовов.

Эмиль Джураев

По мнению юриста Таттубубу Эргешбаевой, в этой связи будет попытка усилить экономический сектор и, вероятно, Кыргызстан инициирует послабления по экспорту ряда товаров.

«Стороны детально проработают и вопросы безопасности. Но будут ли громкие заявления реализованы на практике или государства ЦА по традиции предпочтут ограничиться декларациями и созданием каких-нибудь очередных межгосударственных фондов и деловых советов — прогнозировать сложно», — отметила Таттубубу Эргешбаева.

С ней согласен эксперт Игорь Шестаков. По его словам, важные промежуточные решения, направленные на координацию усилий в рамках региона, принимаются. К примеру, присоединение Таджикистана к энергокольцу Узбекистана, Кыргызстана и Южного Казахстана.

Или предложение стратегического партнерства в газовой сфере, адресованное Туркменистаном Таджикистану и Узбекистану, когда при проблемах, которые не решаются с 90-х годов, предпринимаются попытки создать интеграционное объединение.

«Сейчас объединение представляет больше теоретически потенциальный проект, нежели реальный, который может уже завтра юридически оформиться и начать работать. Неразрешенные территориальные споры между Кыргызстаном и Таджикистаном, амбиции Казахстана и его нежелание уступать позиции ключевого хаба в регионе...», — полагает Игорь Шестаков.

Он добавил, что ситуация на кыргызско-казахской границе, где четвертые сутки простаивают фуры, подтверждает это.

«В Астане прекрасно понимают, что как только будет построена железная дорога Китай — Кыргызстан — Узбекистан, РК перестанет быть для того же Кыргызстана «дорогой жизни», — уточнил эксперт.

Он считает, что у стран Центральной Азии больше перспектив создать некий военный блок. Та же ОДКБ из-за отсутствия в ее составе Узбекистана подталкивает регион к сотрудничеству именно в таком формате.

Враг у нас один — экстремистские группировки, которые хотят поменять систему политического правления в регионе, ликвидировав светскость.

Игорь Шестаков

Но появление такого союза возможно только при условии решения территориального спора между КР и РТ.

Аналитики, рассуждая о возможных путях и способах объединения, подчеркивают, что самостоятельная, без подталкивания извне, интеграция между странами Центральной Азии — это вопрос зрелости.

Насколько действенно в практическом плане будет продвигаться этот процесс, настолько можно судить о способности государств региона проводить независимую и суверенную политику.

Популярные новости
Бизнес