14:38
USD 89.43
EUR 97.22
RUB 0.97

Домыслы без фактов. О возражениях юристов на концепцию проекта закона о СМИ

Юристы Института Медиа Полиси и правовой клиники «Адилет», входящие в рабочую группу по доработке проекта закона «О СМИ», подготовили возражения на концепцию к документу, которую написала администрация президента.

Напомним, председателем рабочей группы назначен начальник управления правового обеспечения администрации президента и кабинета министров Марат Укушев. Его уже уличали в плагиате. Так, к примеру, сам проект закона о СМИ переписан на 90 процентов с российского аналога. Концепция документа скопирована из пяти разных источников, включая диплом выпускника российского вуза. Статья, где он рассуждает о демократии и о том, что Кыргызстану следует ориентироваться на Азию и ее модель, а не на Запад, списана с аналитической колонки РИА Новости.

В концепции говорится, что «помимо формальных оснований, действующий Закон Кыргызской Республики «О средствах массовой информации» от 2 июля 1992 года должен быть заменен потому, что к настоящему времени принципиально устарел». Экспертам непонятно, какие нормы противоречат Конституции и какие из них принципиально устарели.

«Закон о СМИ призван регулировать деятельность СМИ и журналистов. В этом случае нет необходимости в законе прописывать ограничения и запреты, которые должны быть распространены на каждого гражданина. В отличие от второго варианта проекта закона в третьем варианте проекта закона, представленного президентской администрацией, не имеется ограничений и запретов, кроме как для СМИ и журналистов», — говорится в возражении.

Эксперты напоминают, что порядок регулирования отношений, связанный с процессами поиска, получения, передачи, производства и распространения информации, а также связанные с ними иные отношения регулируются отдельными законами. Например, «О доступе к информации». «Отдельно хотим подчеркнуть, что в случае распространения лицом какой-либо противоправной информации вопросы ответственности разрешаются в соответствии с гражданским, административным или уголовным законодательствами. В концепции отмечено: «Большой проблемой действующего закона является также путаница с основными понятиями, используемыми в нем, их недостаточные ясность и определенность». При этом инициатор не указывает, какие конкретно понятия в законе «недостаточно ясны и определенны». Нормы об интернет-ресурсах никак не улучшают положение», — дополняют юристы.

Далее говорится: «Интернет-ресурсы в настоящее время, помимо государственного назначения и решения бизнес-задач, используются и как сетевые СМИ, как средство общения с друзьями, клубы по интересам, игровые и дискуссионные площадки и прочее. Следующие одна за другой попытки вписать в структуру закона о СМИ разнообразные интернет-ресурсы алогичны и противоречивы, что порождает несовершенство и противоречия правоприменительной практики. Последние предложения сделать регистрацию сетевых СМИ не обязательной, а добровольной не улучшают положение, так как прежние, сохраняющиеся в законе условия регистрации и другие нормы закона, являются для интернет-СМИ неприемлемыми».

Сам автор концепции не уточняет, какие попытки вписать в структуру закона о СМИ разнообразные интернет-ресурсы были «алогичны и противоречивы».

Допустимые ограничения должны основываться, главным образом, на содержании конкретных материалов. 

По мнению экспертов, инициатор, указывая на то, что под СМИ также понимается «иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием), включая веб-сайты в общедоступной телекоммуникационной сети Интернет», тем самым вводит несоразмерные и необоснованные ограничения на деятельность веб-сайтов.

Несмотря на наличие замечания уполномоченного государственного органа в этой сфере, в концепции не содержится анализ того, к чему может привести обязательная регистрация интернет-ресурсов.

из возражений юристов Института Медиа Полиси и клиники «Адилет»

Рассмотрев проект закона о СМИ, они отмечают, что в проекте нет никакой градации по тематике какой-либо информации и не определено, кому именно она предназначена. Соответственно, неясно, зачем такие доводы приводит автор концепции.

«Следует также отметить отсутствие позиции законодателя по отношению к получающим все большее распространение новым экстерриториальным технологиям: виртуальным серверам, облачным хранилищам. Но поскольку проект закона о СМИ не регулирует и не может регулировать эти отношения, неясно, зачем такие доводы приводятся», — отмечают юристы.

Кроме того, автор указывает, что «интернет в целом признан как среда или транспорт для интерактивного мультимедийного доступа к информационным ресурсам и, как следствие, необходимо регулировать правовые взаимоотношения в нем, а не попытаться регулировать эту динамично развивающуюся среду».

«Однако в этом предложении автор выражает противоречивые выводы. В первой части предложения он указывает о необходимости регулировать правовые взаимоотношения, а во второй части этого же предложения говорит о том, что не надо пытаться регулировать эту динамично развивающуюся среду.
В концепции про поддержку государства — одно, в законопроекте — другое», — пишут юристы.

В концепции отмечено: «Новый закон также призван устранить основные проблемы действующего закона о СМИ, к которым относятся:

  • отсутствие регулирования вопросов государственной собственности и монополизации СМИ;
  • отсутствие понятия, механизма и видов государственной поддержки СМИ;
  • избыточность надзорных, контрольных и учетных функций государственных органов за деятельностью СМИ».

Но в проекте закона никак не регулируются вопросы государственной собственности СМИ. Не указаны понятие, механизм и виды государственной поддержки СМИ. Не решается также вопрос избыточности надзорных, контрольных и учетных функций государственных органов за деятельностью СМИ.

Проектом закона наделяются надзорными правами государственные органы, которым не свойственны функции по надзору за деятельностью СМИ.

«Например, отдельными полномочиями проектом закона наделяются Минюст, органы прокуратуры, отдельно Генеральная прокуратура, МИД. Соответственно, цели, поставленные в концепции, не достигаются проектом закона и написаны лишь формально. В концепции говорится о важности СМИ, в законопроекте — ограничиваются права», — подчеркнули юристы.

Эксперты отметили еще один нюанс. СМИ освобождается только за воспроизведение авторского произведения или текста. Так написано в проекте документа.

«Такие нововведения нельзя признать обоснованным и соразмерным ограничением прав журналиста и тем более признать, что такие формулировки будут обеспечивать «журналиста как лица, преследующего общественно полезные цели и подлежащего освобождению от ответственности, если он действовал добросовестно и в интересах общества», — утверждают эксперты.

Далее в концепции отмечено: «Закон должен содержать четкий запрет на монополизацию СМИ. Для этого он должен содержать требования по обеспечению прозрачности права собственности на СМИ, также меры по предотвращению чрезмерной концентрации медиаресурсов». Но юристы напоминают: закон не предусматривает запрет монополизации ресурсов у государства.

В концепции говорится: «В законе должны быть расписаны формы и методы государственной поддержки плюрализма СМИ. Одним из критериев такой поддержки должны стать наличие и соблюдение редакционного кодекса профессиональной этики журналистов».

В проекте закона не предусмотрена необходимость принятия и тем более соблюдения редакционного кодекса профессиональной этики журналистов.

В концепции также написано, что «принудительная ликвидация СМИ должна являться крайней мерой ограничения права на свободу СМИ и свободу выражения мнений в целом».

Однако принудительная ликвидация СМИ возможна только по решению суда и только при наличии весомых оснований, предусмотренных в Конституции и законах.

Проект же предусматривает размытые основания для принудительной ликвидации СМИ. В возражениях отмечается, что положения концепции в этой части не соотносимы с предложенной редакцией статьи 24 проекта закона, которая предполагает возможность признания недействительным свидетельства о регистрации СМИ самим Министерством юстиции, а не судом.

Проектом закона также предусматриваются теперь конкретные субъекты, за дословное воспроизведение высказываний которых СМИ не будет нести ответственность. К ним будут относиться депутаты Жогорку Кенеша и депутаты местных кенешей, делегаты съездов, должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, политических партий, некоммерческих организаций, юридических лиц.

В статье 59 проекта указываются теперь конкретные места, где могут быть публичные выступления. К ним относятся заседания комитетов, временных комиссий, депутатских фракций, пленарные заседания Жогорку Кенеша и местных кенешей, делегатов съездов, на конференциях, пленумах политических партий, некоммерческих организаций, а также официальные выступления, в том числе на пресс-конференциях.

По мнению экспертов, эта норма звучит архаично, так как не принимает во внимание регулярные выступления главы государства, депутатов парламента и других высокопоставленных чиновников в соцсетях.

Далее в действующем законе о СМИ за распространение недостоверной информации СМИ освобождается от ответственности, если она содержалась в выступлениях граждан в прямом эфире без предварительной записи. Текст статьи 59 значительно изменен в сторону ограничения прав. Здесь указано, что СМИ будут освобождаться от ответственности за распространение информации:

  • если она содержится в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи;
  • либо в текстах, не подлежащих редактированию.

Юристы настаивают, что в законопроекте термин «законодательство» является обобщенным, носит расплывчатый характер, предоставляющий возможность широкой трактовки.

Содержание справки-обоснования к проекту не отвечает установленным требованиям, указанным в статье 25 Закона «О нормативных правовых актах», в связи с чем предлагается ее доработать.

Министерство культуры, информации, спорта и молодежной политики отметило, что понятие «сетевое издание (веб-сайт)» как СМИ на сегодня является весьма дискуссионным во всем мире. Попытка регулирования интернет-ресурсов через регистрацию в качестве СМИ может привести к переходу интернет-ресурсов из одной зоны в другую.

Министерство юстиции предложило исключить из законопроекта главу 2 «Учреждение и государственная регистрация СМИ», главу 4 «Права и обязанности журналиста» и главу 6 «Отношения СМИ с гражданами, государственными органами и ОМСУ, и юридическими лицами». Все нормы, входящие в них, предлагается исключить во избежание дублирования нормативных предписаний.

Что касается непосредственно самой концепции и справки-обоснования, то их содержание полностью состоит из домыслов и не основано на фактах.

В концепции указано, что «следующие одна за другой попытки вписать в структуру закона о СМИ разнообразные интернет-ресурсы алогичны и противоречивы, что порождает несовершенство и противоречия правоприменительной практики». Юристы просят объяснить, о чем идет речь, на какие источники ссылается автор. 

Проектом закона не вводится какой-либо общественный контроль. При этом вводится чрезмерный государственный контроль в виде вмешательства во внутренние дела редакции с собственником СМИ, при этом нарушение норм регулирования внутренних дел медиа.

Эксперты согласны между тем, что государство должно принимать меры по защите общественной морали и нравственности. Однако они должны быть соразмерными, законными и необходимыми в демократическом обществе. И такие меры не должны быть формальным основанием для борьбы с критикой власти и инакомыслием.

Популярные новости
Бизнес