23:53
+2
USD 69.75
EUR 82.21
RUB 1.17
Экономика

Если что и уничтожит ледники в Кыргызстане, так это глобальное потепление

Фото из личного архива. Гляциолог Дмитрий Петраков

Парламентский комитет по аграрной политике, водным ресурсам, экологии и региональному развитию одобрил в трех чтениях изменения в Водный кодекс Кыргызстана. Если парламент поддержит коллег на общем заседании, поправки позволят горнопромышленникам вести добычу золота возле ледников в исключительных случаях и в первую очередь облегчат разработку крупнейшего высокогорного месторождения Кумтор.

Ожидаемо, что одобрение документа депутатами вызвало недовольство отдельных экспертов в Кыргызстане: экономика — хорошо, а как же многострадальные ледники? В каком состоянии они сейчас и что с ними будет, рассказал ведущий научный сотрудник кафедры криолитологии и гляциологии географического факультета МГУ имени Ломоносова, кандидат географических наук Дмитрий Петраков, участвовавший в научных работах на месторождении Кумтор и крупнейшем леднике Тянь-Шаня — Южном Иныльчеке — совместно с кыргызскими гляциологами.

— Очевидно, что любая производственная деятельность, тем более добыча полезных ископаемых, наносит вред природе, — говорит специалист. — Но если рассматривать не только экологический вопрос, а рассуждать и с позиции здравого смысла, то ледники Давыдова и Лысый — это менее 0,33 процента от всей площади и объема ледников Кыргызстана. Поэтому, когда мы говорим о масштабах нанесения вреда ледникам страны, — это ничтожно маленькая цифра.

Глобальное потепление в Кыргызстане ежегодно «съедает» в 2-3 раза больше льда, чем было в ледниках Давыдова и Лысый 30 лет назад, до разработки месторождения Кумтор.

Дмитрий Петраков

— Есть ли опасения, что деятельность компании в итоге приведет к полному уничтожению этих ледников?

— О полном уничтожении ледника Давыдова и речи быть не может. На его части продолжаются работы по перемещению льда, который складируется в долине ледника Лысый. Верхняя часть ледника Давыдова сохранена, и, насколько мне известно, ее не собираются трогать, так как в этом нет необходимости. Во-вторых, крутизна склонов верхней части ледника Давыдова не предполагает проведения горных работ из-за ограничений технического характера и безопасности. Выемка льда на леднике Лысый не проводится, и любой человек может в этом убедиться, посмотрев на общедоступные космические снимки лета и осени 2017 года.

Фото из личного архива Дмитрия Петракова. Космический снимок «Сентинел» от 31 августа 2017 года. Ледник Лысый обведен красным, видно, что работ на нем нет. Черное пятно ниже него — зона разгрузки льда, перемещаемого с ледника Давыдова, который обведен желтым. В верхней части все его три ветви живы, их не собираются убирать полностью. На месте языка — карьер, ниже него — зона отвалов, в которой также есть лед

— Последствия этого вмешательства могут проявиться в глобальном масштабе? Как это повлияет на регион?

— Абсолютно никакого влияния на регион не будет. Понятно, что это отразится на местности в радиусе сотен метров от ледников, чуть может поменяться микроклимат, и на этом все. С 2003 по 2013 год ледники массива Ак-Шийрак потеряли свыше 20 квадратных километров площади, и более 90 процентов льда растаяло именно под воздействием климатических изменений.

Если сценарии изменения климата реализуются, к 2100 году площадь оледенения массива Ак-Шийрак сократится на 80 процентов.

Дмитрий Петраков

— А какой вклад в ускорение негативных процессов вносят взрывные работы на Кумторе и в его окрестностях?

— В 2016 году мы завершили работы по измерению альбедо (отражающая способность ледников. — Прим. ИА «24.kg») и определению степени влияния производственных, в том числе взрывных работ на Кумторе на этот показатель. Проанализировали космические снимки, подсчитали различные коэффициенты, полученные данные сопоставили с наземными измерениями, которые производились с использованием современного высокоточного прибора, специально предназначенного для таких работ. Мы пришли к неожиданному выводу, что влияние компании на альбедо не прослеживается, естественно, в пределах точности приборов.

Накопление эоловых отложений, то есть пыли, принесенной ветром, на сыртах, как подсчитали еще советские ученые, составляет около миллиметра в год. Если взять за основу оценки эксперта Исакбека Торгоева по расчету объемов выбросов пыли при взрывах и пересчитать на всю площадь Ак-Шийрака, то на фоне природной составляющей мы опять же получим техногенный вклад менее 1 процента.

Да, запыление ледников есть, оно значительное. Но за счет пыли пустынь, находящихся далеко от снежных вершин Тянь-Шаня. Ветры приносят на ледники в сотни раз больше пыли, чем дает «Кумтор».

Дмитрий Петраков

Сейчас мы анализируем более свежие снимки, чтобы еще раз оценить ситуацию при помощи других подходов. Поставлена задача — изучить степень запыленности в зимнее время.

— Вы в Кыргызстане, можно сказать, частый гость, любите к нам приезжать, проводите совместные с кыргызскими коллегами научные работы. Какое впечатление у вас сложилось? Страна действительно варварски относится к природным ресурсам в сравнении с другими государствами, той же Канадой, где, как говорят, лелеют природу и берегут?

— Что значит варварское отношение к природе? Мусор, который разбрасывают по всему побережью Иссык-Куля, ничуть не меньшее варварство. В той же Канаде такого не увидишь. А вот масштабные горнодобывающие проекты, в том числе и в ледниковой зоне, — увидишь. С 1964 по 1983 год при добыче медной руды (проект «Грандюк») удалялся ледниковый лед. В 2014-м одобрен горнодобывающий проект «Керр-Сульфурец-Митчелл», к слову, находящийся в Канаде, в ходе реализации которого планируется зачернять ледник для ускорения его таяния и сокращения. И роль этих проектов в экономике Канады намного меньше, чем роль Кумтора в экономике Кыргызстана. Тем не менее канадские власти дали ход реализации такого проекта.

Если бы там было предприятие, производственная деятельность которого ежегодно оценивалась в 8 процентов ВВП, и ему бы пришлось разрушать часть ледника ради увеличения ВВП страны, никто не остановил бы его работу. Ледники в Канаде также сокращаются под воздействием глобального потепления. Но они могут позволить себе оставить часть природных запасов на будущее и приступить к их разработке, условно говоря, через 50 лет, когда элементарно их добыча будет обходиться гораздо дешевле. Все это — экономические аспекты.

Можно сколько угодно говорить об экологии и природных ценностях, но есть и другой аспект — как поднять экономику страны, чем платить зарплату медикам, учителям, как обеспечивать пенсиями стариков?

Дмитрий Петраков

К тому же, значительно пополняя бюджет страны, можно больше выделять денег на экологические мероприятия. Каждая страна, взвешивая все плюсы и минусы, выбирает, что для нее важнее.

Популярные новости
Бизнес