11:41
USD 88.85
EUR 94.92
RUB 0.96

Я не мошенник и не аферист: Жаркынбек Касымбеков о дальнейшей работе Минздрава

В Министерстве здравоохранения сменилось все руководство. Одним из заместителей, который будет также исполнять обязанности главы ведомства, стал небезызвестный Жаркынбек Касымбеков. Несколько лет назад его уволили с поста главного врача столичной Станции скорой помощи за прогулы. Он также проходил обвиняемым по уголовному делу.

24.kg
Фото 24.kg. И. о. главы Минздрава Жаркынбек Касымбеков

О том, как будет идти работа ведомства, от которого зависят здоровье и жизнь простых кыргызстанцев, Жаркынбек Касымбеков рассказал 24.kg.

— Жаркынбек Орозбекович, ваше назначение общество восприняло неоднозначно. В соцсетях пишут, что вы мошенник и аферист.

— Бумага все стерпит, но истина-то в другом. Это самое главное.

— В чем?

— У меня ушло семь лет жизни, чтобы полностью оправдаться. На руках есть реабилитирующий, вступивший в силу приговор Бишкекского городского суда. Мало у кого нашлось бы столько терпения добиваться справедливости.

Меня уволили в 2015 году, и чтобы я не смог восстановиться на прежнюю должность, нашли три эпизода, передали в прокуратуру. На то время была дежурная статья «Злоупотребление служебными обязанностями». Первый эпизод — пошив форменной одежды, второй — подделка больничного листа и третий — необоснованная выдача премий.

По всем трем эпизодам меня оправдали.

Эту форму до сих пор носят сотрудники службы «103», ни одной копейки ущерба государству я не нанес, ни одной формы себе не забрал.

По премированию сотрудников: в 2014 году выдали 1,5 миллиона сомов, из них всего 46 тысяч сомов были распределены неправильно на 27 сотрудников. Чисто математическая ошибка бухгалтера: кому-то 200 сомов насчитала, кому-то 300. Как руководитель ты подписываешь документы. Оказывается, после бухгалтера я должен был еще раз сесть и на 600 сотрудников все пересчитать. Счетная палата давала заключение привести все в соответствие. Сотрудники вернули эти несчастные 46 тысяч сомов.

По этому поводу были взыскания: бухгалтеру выговор, а мне замечание. Но это все равно выделили в отдельный эпизод и довели до суда. Суд вынес справедливое оправдательное решение. По третьему эпизоду — как я мог сам подделать больничный лист?

— То есть вы не мошенник и не аферист?

— Да, это так. Но чтобы это доказать, у меня ушло семь лет. Для меня это был богатый жизненный опыт, очень поучительный.

— Зачем в октябре 2021-го вы самовольно заняли кабинет в Минздраве?

— Желания и намерений захватывать должность не было. Шестого октября было безвластие, ФОМС возле площади разгромили. Чтобы избежать дальнейшего мародерства, образовался штаб из нескольких партий и меня попросили сохранить Минздрав. Тем более была пандемия, раненые, всем нужна была своевременная помощь. Я посетил Минздрав, министр тогда кабинет свой покинул, ни заместителей, ни статс-секретаря не было. Я позвонил им, получил информацию по коронавирусу и лекарственному обеспечению и удалился. Пробыл буквально два часа там, а раздули так... Больше времени я занимался посещением пострадавших, обошел абсолютно всех.

— Сейчас вы какие вопросы будете курировать?

— Поскольку я и. о. министра, то, скорее всего, все вопросы. Но по номенклатуре должен курировать организационные, общие вопросы, вопросы медицинского образования, лицензирования, финансы, кадры.

— Как раз направления с высокими коррупционными рисками.

— Получается так.

— Кто-то из коллектива еще не отказался с вами работать?

— Нет. Хотя все можно ожидать. Атмосфера сейчас нездоровая, все наэлектризованы. Самая главная задача сейчас — нормализовать работу, успокоить всех, войти в нормальное рабочее русло.

Иначе раздрай в центральном аппарате сказывается на каждой лечебно-профилактической организации.

Из-за увольнения заведующих отделами и заместителей здравоохранения работа уже застопорилась. Подписание бумаг горит красной лампочкой. По системе электронного документооборота видно, где сроки запаздывают. Я пока не вступил в свою должность, представление будет сегодня. Безотлагательной работы много, нужно привести в порядок горящие дела, ответы, письма, чтобы аппарат наконец заработал.

— Обычно новая метла метет по-новому. Новых увольнений стоит ждать или уже некого менять?

— Зачем, если человек опытный и справляется с обязанностями? Не стоит такой задачи.

Насколько я знаю, сейчас в центральном аппарате вакантны места трех заведующих отделами. Они наверняка будут стараться восстановиться через суд. Будем решать по ситуации, но скоротечных, острых решений сейчас не будет. Буду действовать взвешенно и сообща.

— Начинания и реформы Алымкадыра Бейшеналиева продолжать намерены?

— Если в его решениях было рациональное зерно, то почему нет. Если же они противоречат законодательству, юридически были ошибочными, то будем пересматривать. Надо разбираться, с деталями я пока не знаком.

— По клинике Исманкулова, к примеру.

— Есть договор с муниципалитетом, нужно ознакомиться. Насколько я знаю, он подал в суд, подождем решение суда. Это немаловажно. Все должно быть в рамках закона, с учетом моего жизненного опыта, чтобы ничьи права не нарушались. Мы живем в правовом государстве и должны соблюдать все нормы.

— А по закрытию частных университетов, медицинских клиник и кабинетов? Наверняка на фоне задержания главы Минздрава они расслабятся и продолжат свою деятельность.

— Ломать — не строить. Я был ректором одного из частных вузов, и сам знаю, насколько тяжело поставить и организовать процесс с нуля, сгруппировать преподавательский состав, создать элементарные первичные условия, привлечь студентов, ведь сами они не приедут с контрактерами работать. Это огромная, сложная работа.

Мы, как государство, должны наоборот по мере возможности помочь. У нас есть хорошая возможность создать по линии экспорта медицинского образования некий хаб.

В Кыргызстане менее 20 тысяч иностранных студентов, а в Грузии, к примеру, — 60-70 тысяч. Эта отрасль приносит неплохие доходы.

Почему бы не подумать над тем, как поднять качество образования до международных стандартов, если необходимо, обучить наших преподавателей, привлечь иностранных специалистов. Мы должны создать равные условия для всех вузов, независимо от форм собственности.

Что касается частных медицинских клиник. Раз они получают лицензию государственного образца, то должны выполнять определенные задачи. Те кабинеты, которые не выдерживают никакой критики по санитарным нормам и сотрудникам, надо привести в порядок, дать время на это либо в конце отозвать у них лицензию. Но одной подписью закрывать сотнями тоже не дело. Все должно быть в рамках лицензионных требований, в рамках закона.

— В деятельность столичного Центра экстренной помощи вмешиваться будете?

— Зачем? Пусть работают. Это экстренная служба, я ее считаю одной из главных. Или имеете в виду, буду ли я мстить? Нет, боже упаси. Никому не пожелаю того, что я сам пережил за эти годы. Дай бог здоровья всем, чтобы работали.

— Журналисты могут вам звонить, как Бейшеналиеву, в любое время дня и ночи?

— Я постараюсь меньше говорить, больше работать.

Популярные новости
Бизнес