18:30
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Хозяева Жогорку Кенеша. Как превратить клубы по интересам в политические партии

В Кыргызстане более 300 политических партий. Солидный партийный резерв для шестимиллионного Кыргызстана. В выборах в парламент и местные кенеши регулярно участвуют не более 30 организаций, а мандаты получают представители не более пяти-шести из них.

На выборах в Жогорку Кенеш в 2015 году ни одна из партий не набрала 50 процентов голосов избирателей. Равно как и на выборах в 2010-м.

Эксперты утверждают — причина в том, что многие голосуют не за партию как таковую, а за персоны. В итоге победившие партии, попав в Жогорку Кенеш, распадаются на группы по интересам.

В V созыве раскол произошел в «Ата-Журте», «Республике» и «Ар-Намысе». В результате первые две и вовсе исчезли, образовав тандем «Республика — Ата Журт». А партия Феликса Кулова в 2015 году не смогла преодолеть пятипроцентный барьер.

В VI созыве распалась на «меньшевиков» и «большевиков» СДПК. Отказ фракции подчиниться решению политсовета СДПК об отставке Исы Омуркулова стал «точкой раскола».

24.kg обратилось к лидерам парламентских фракций с вопросами: можно ли говорить о том, что партии в Кыргызстане — активная политическая единица? Или это акционерные общества?

Иса Омуркулов, лидер парламентской фракции СДПК:

из интернета
Фото из интернета. Лидер парламентской фракции СДПК Иса Омуркулов

— Говорить, что партийное строительство в Кыргызстане обрело фундамент и закрепилось, пока рановато.

В партии сбиваются по интересам, взглядам, каким-то взаимоотношениям, из-за этого нет системной работы, нет партийного развития.

Иса Омуркулов

Отсутствие генеральной линии и партийной идеологии приводит к тому, что партии зачастую быстро умирают. Должны быть внутрипартийная борьба и ротация лидеров. Партия — это живой организм.

У нас же сменить председателя невозможно. Сразу становишься предателем, отщепенцем. Любят наши партийные бонзы за кресло держаться.

Иса Омуркулов

А так, конечно, партии — активная политическая единица. Думаю, предстоящие в 2020 году выборы в парламент качественно улучшат партийную работу. Установлен барьер в 9 процентов. Преодолеть его смогут только идеологически выдержанные партии. Это будет естественный отбор.

Алмамбет Шыкмаматов, лидер парламентской фракции «Ата Мекен»:

из интернета
Фото из интернета. Лидер парламентской фракции «Ата Мекен» Алмамбет Шыкмаматов

— Мы на стадии становления партий. Если посмотрим на историю стран с парламентской формой правления, то увидим, что во время выборов избиратели голосуют по идеологическим предпочтениям, поэтому и партии там сильны. Кыргызстан только на первой ступени развития парламентской системы и избрания Жогорку Кенеша по партийным спискам.

Мы учимся. А предстоящие выборы — своего рода экзамен как для партий, так и для электората.

В VII созыв придут не акционерные общества, а именно партии, они станут активными политическими игроками. Последнее слово будет за идеями, а не за звонкой монетой.

Алмамбет Шыкмаматов

Кыргызстан придет к тому, что останутся три-четыре партии. Если касаться того, что, придя в парламент, они начинают распадаться, делиться на «красных» и «белых», так это недоработка партийных функционеров. Не надо пускать в руководящий состав людей со стороны. Тот же «Ар-Намыс» развалили чужаки.

Прежде чем формировать списки, надо хорошо думать, кто придет в Жогорку Кенеш и смогут ли эти люди отстаивать интересы партии и избирателей.

Алмамбет Шыкмаматов

Бакыт Торобаев, лидер парламентской фракции «Онугуу-Прогресс»:

из интернета
Фото из интернета. Лидер парламентской фракции «Онугуу - Прогресс» Бакыт Торобаев

— Чтобы усилить роль партий, надо изменить систему допуска к выборам в Жогорку Кенеш. У политической организации, которая баллотируется в парламент, должны быть представительства в каждом районе, которые работают с населением. Нет ячеек, на выборы в парламент партия не идет. Почему? Потому что есть партии, которые появляются только перед выборами.

Просто объединяются в тандем две-три рассыпавшиеся ранее партии. Только это не тандем, а ОсОО. Такое объединение не может качественно заниматься партийной деятельностью.

Бакыт Торобаев

И, конечно, чтобы партия стала самостоятельной политической единицей, а не вотчиной одного амбициозного политика, надо менять сознание электората. Кыргызстанцы должны понять, что на выборах они ставят оценку программе партии, а не ее отдельным членам. Мы же, вместо того чтобы объяснить избирателю, чем наша программа лучше, концерты устраиваем. Надо бы еще ответственность за обещания повысить. Пришла партия в парламент, вошла в коалицию, пусть отвечает. Не исполняет — применять санкции.

Но главные причины раскола — императивный мандат и тот момент, что по Конституции партия и фракция не связаны. Это неправильно и подрывает партийную дисциплину.

Бакыт Торобаев

В итоге как только партии приходят в парламент, так начинаются интриги и подсиживания. А лидер ничего сделать не может. Депутат политсовету партии не подчиняется. Вот и получается, что у нас партии не самостоятельные политические единицы, а гибридные образования.

Жыргалбек Турускулов, лидер парламентской фракции «Республика — Ата Журт»:

из интернета
Фото из интернета. Лидер парламентской фракции «Республика — Ата Журт» Жыргалбек Турускулов

— Я поддерживаю партийную систему и считаю, мы находимся на этапе становления. Только переходим к парламентской форме правления. То есть расколы, недопонимания между членами партии и лидером типичны для таких процессов. Ничего в этом противоестественного нет.

В регионах у партий есть ячейки и штабы, поэтому говорить, что партии не работают с избирателями, не совсем правильно. Что касается «Республики — Ата Журт», так граждане оставляют в общественных приемных, которые расположены по всей стране, жалобы. Если наши депутаты на местах не могут решить, они передают бумаги в секретариат фракции, и на заседании мы рассматриваем, стараемся реагировать.

Минус партийной системы только в том, что нет охвата всей территории республики.

Жыргалбек Турускулов

Но и этот вопрос можно решить. Все зависит от формирования списка.

Почему, когда партии проходят в парламент, начинается разброд? Не смогли партийные боссы поработать со списками, критерии отбора не выявили.

Да и после избрания начинаются фокусы со списками. В итоге получается не фракция, а какой-то клуб минутной выгоды.

Жыргалбек Турускулов

Депутаты обязаны подчиняться лидеру партии и политсовету. Где это видано, чтобы народные избранники их ни в грош не ставили? Это подрывает не только партийную дисциплину, но и хоронит саму партию, которая орган коллегиальный и только при согласованности действий и решений может бороться за место на политической арене.

Алмазбек Баатырбеков, лидер парламентской фракции «Кыргызстан»:

из интернета
Фото из интернета. Лидер парламентской фракции «Кыргызстан» Алмазбек Баатырбеков

— Любое объединение — это группа, которая формируется на основе общности взглядов и идей. Политическая партия не исключение. Партийная база — это идеологическая платформа, программа. Но наши люди голосуют не за программу, а за личности, которые партию представляют. В итоге наши партии в массе своей создают не по идеологическим предпочтениям, а по персональным. Так называемые вождистские партии.

Как только с лидером возникают трения, партия сыпется. Но поскольку мы только учимся парламентской демократии, то процесс закономерен.

Алмазбек Баатырбеков

Конечно, партии — активная политическая единица. Но мы новички в партийном строительстве. Необходимо время. Странам, где устойчивая парламентская форма правления, понадобилось несколько веков, чтобы отладить систему, заручиться поддержкой электората.

В сознании должно отложиться — вы избираете не конкретного человека, а голосуете за партийную программу. Тогда и партийные функционеры будут нести ответственность перед избирателями, а партии перестанут быть статистами политики.

Улугбек Ормонов, депутат парламентской фракции «Бир Бол»:

из интернета
Фото из интернета. Депутат парламентской фракции «Бир Бол» Улугбек Ормонов

— Партии в Кыргызстане держатся на одном человеке, главенствует диктатура. Партии переживают сейчас болезнь роста. Нет сегодня, к сожалению, у партий ни районных ячеек, не представительств, штабы создают под выборы. Поэтому и доверия у народа к партиям нет. Ни к одной. Последние выборы показали, что избиратели не знают, за кого голосовать, вот и пошли в ход большие деньги, только этим и заинтересовывали электорат.

С 2000 года я активно участвую в выборах в Жогорку Кенеш, но таких масштабных трат не припомню. Думаю, стоит взять пример с Англии. Там 650 округов и партийные списки формируют по ним. В Палате общин английского парламента 19 партий. Если бы нам перенять их опыт, мы бы и партийную систему сохранили, и регионы представили бы.

Надо праймериз ввести на съездах, а потом по их итогам формировать списки. А то у нас в десятки-двадцатки проникают люди не с политическим капиталом, а с финансовым.

Улугбек Ормонов

Что касается раскола в партиях, это происходит от отсутствия партийной дисциплины. Члены партии, попадая в Жогорку Кенеш, не понимают, почему они должны кому-то подчиняться и при чем тут партия. То есть с ней они себя не идентифицируют, что и приводит к распаду. Поэтому я и говорю о формировании списков путем мягкого рейтинга и с представительством по региональным округам.

Популярные новости
Бизнес