19:40
USD 89.43
EUR 97.22
RUB 0.97

Ала качуу в Кыргызстане. Когда сажать преступников бесполезно

В Кыргызстане за последние четыре месяца зарегистрировано 25 похищений девушек с целью вступления в брак. Половина уголовных дел, возбужденных по этому факту, направлены в суд, по остальным расследование продолжается.

Несмотря на то, что уголовная ответственность ужесточена, девушек продолжают похищать по сей день. Специалисты уверены, что законодательство менять бессмысленно до тех пор, пока до каждого из кыргызстанцев не дойдет, что ала качуу — не традиция.

24.kg разбиралось, каким должно быть наказание для людей, похитивших девушек, и куда обращаться жертвам ала качуу.

Одна из тысяч историй

Асель Апасовой (имя изменено. — Прим. 24.kg) 18 лет. В 2022 году сосед похитил ее, чтобы вступить с ней в брак. Он заранее получил на это согласие родителей девушки.

«Я шла по улице, в какой-то момент, мне закрыли рот, посадили в машину. Кричала, звала на помощь, но никто не услышал. Пыталась позвонить в милицию, но у меня отобрали телефон и разбили его. Меня привезли в какой-то дом, я не соглашалась оставаться там, устроила скандал. Родители приехали, посмотрели на меня и ушли. Мне было очень обидно, потому что они видели мои ссадины на лице, синяки, но промолчали», — вспоминает девушка.

Жертве ала качуу удалось избежать насилия благодаря друзьям. Девушке дали телефон, после того как она обманула присутствующих, сказав, что остается в их доме.

Я позвонила друзьям, те приехали и помогли уйти оттуда. На тот момент мне было 17 лет, я только окончила школу.

Жертва ала качуу

После случившегося Асель обратилась в милицию, правоохранители привезли ее в больницу. Девушка была в шоковом состоянии. На следующий день отец отвез ее домой.

«Родители сильно давили на меня. Когда приехала домой, мне сказали, что такая дочь, как я, им не нужна, а затем выгнали. У меня не было ни копейки. Сотрудники отдела по поддержке семьи и детей меня разместили в кризисном центре. Только там я в себя пришла», — говорит она.

Долгое время девушка не могла выйти на улицу. Преодолеть депрессию получилось после работы с психологами, но тревога до сих пор не отпускает Асель.

«Я винила себя, думала, что мои родители опозорились из-за того, что не осталась там. Сейчас с родителями не общаюсь, разговариваю с младшими братьями и сестрами. Я до сих пор обижена на родных, потому что мне непонятно, почему они поступили так с собственной дочерью. До сих пор я боюсь большого количества людей, чувство, будто кто-то следит за мной», — делится она.

Наказать преступника героиня нашей статьи не хочет. Она объясняет это тем, что вина за произошедшее лежит не только на нем, но и на ее родителях.

Все это время родители не звонили мне, хотя номер я не меняла. Я все равно жду, что папа позвонит, спросит, как мои дела, здоровье...

Жертва ала качуу

Плавающая статистика

В 2019 году во время принятия нового уголовного законодательства наказание за ала качуу ужесточили. Теперь за похищение девушки с целью вступления в брак можно получить до 10 лет лишения свободы.

По информации следователя МВД Элизы Шалбаевой, в 2021 году зарегистрировано более 500 похищений девушек с целью вступления в брак. В суд направлено более 100 дел, остальные 400 милиция прекратила за отсутствием состава преступления — факт похищения не подтвердился.

«Ежегодно десятки девушек становятся жертвами ала качуу. Они редко обращаются в милицию или к правозащитникам. Милиция проводит профилактику таких преступлений — объясняет девушкам, что обращаться к правоохранителям, если тебя похитили, не стыдно. К сожалению, эти преступления продолжают совершаться, хоть статистика немного уменьшилась», — отмечает Элиза Шалбаева.

Жертвы ала качуу вынуждены оставаться с похитителями, потому что боятся осуждения односельчан, родственников, у них есть страх быть отвергнутыми.

Элиза Шалбаева

Бессилие законов

По мнению адвоката Эсении Рамазановой, работа по предупреждению ала качуу должна вестись комплексно.

«Уголовную ответственность за ала качуу может понести не только тот человек, который непосредственно похитил девушку, но и родственники, соседи, участвующие в приготовлении к торжеству», — считает она.

Милиция не может самостоятельно наказать насильника, потому что похищение человека — частно-публичное преступление. Соответственно, для принятия мер необходимо заявление от потерпевшей.

«Когда девочка остается в семье похитителей, в отношении нее зачастую происходит семейное насилие, может случиться и трагедия. В большинстве таких браков происходят побои, унижения, доведение до самоубийства. В нашей стране большую роль играет менталитет — когда девушку похищают, собираются старшие члены семьи, аксакалы, начинаются переговоры, а голос девочки не учитывается. Такое явление нужно расценивать как латентное преступление», — говорит Эсения Рамазанова.

Эксперт отметила, что в Кыргызстане нужно усилить службу участковых инспекторов. По ее словам, как правило, в селах и районах сотрудники милиции знают многое, а порой и укрывают похищение девушек.

«Сотрудники милиции должны вести превентивную работу среди населения — снимать ролики, проводить в старших классах час права, читать лекции о правах. Школьникам нужно объяснять, что уголовную ответственность может понести не только сам похититель, но и его друзья, одноклассники и так далее. Кстати, после смерти Бурулай одноклассника похитителя приговорили к семи годам лишения свободы за то, что он помогал совершить преступление», — пояснила адвокат.

Ужесточать наказание за похищение девушек бесполезно, пока в людях не проснется сознание. Можно пожизненно лишать свободы похитителей, но, если люди не поймут, что нельзя принуждать девушку к браку, ала качуу будут продолжаться.

Эсения Рамазанова
Популярные новости
Бизнес