13:43
+6
USD 69.75
EUR 82.21
RUB 1.17
Общество

Олег Запольский: Находим наркотики в луке, орехах, капусте...

Фото из архива Олега Запольского
Сегодня свой профессиональный праздник отмечают сотрудники милиции. С утра их торжественно поздравило руководство, особо отличившимся вручили награды. А потом все отправились на свои рабочие места — такова служба. 

Кипит работа и в Службе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В кабинет начальника оперативно-разыскного управления майора милиции Олега Запольского каждые несколько минут заглядывают сотрудники, чтобы о чем-нибудь доложить или обсудить рабочие моменты.

Своя колея

— Почему вы выбрали работу в милиции, ведь ваши родители журналисты?

— Мои родители отстаивали интересы добропорядочных граждан, которые сталкивались с несправедливостью, которых незаконно осуждали, например. Я тоже хотел вносить свой вклад в общество и бороться с несправедливостью, но выбрал не журналистику, а юриспруденцию. Окончив КРСУ по специальности «юриспруденция», пошел в правоохранительные органы, потому что считаю, что это достойная и почетная профессия. Всегда восхищался теми, кто носит погоны. Мужчина в мундире — это очень красиво. Сопоставлял сотрудников правоохранительных органов с людьми, для которых честь и достоинство не пустой звук.

— И не разочаровались?

— Нет. Работаю уже 14 лет и вижу, что с каждым годом в правоохранительных органах все больше и больше талантливых, умных ребят, которые хотят бороться с преступностью. Стали появляться идейные ребята, которым нравится оперативная работа.

Я считаю, что порядка стало больше. Если в 90-х годах люди думали о том, чтобы их не ограбили, не убили, то сейчас уже хотят, чтобы их не беспокоили после восьми часов вечера, чтобы собаки не лаяли или музыка не гремела.

Олег Запольский
— Как складывалась ваша служба?

— Все 14 лет проработал здесь же, потому что работа очень интересная. И в первую очередь тем, что наркобизнес — это латентный вид преступности. То есть в своей работе мы идем от преступника к преступлению. Мы знаем людей, которые занимаются распространением наркотиков, и наша задача — доказать, что они занимаются незаконной деятельностью, осуществляют сбыт товара.

Интеллектуальная дуэль

— Это сложно?

— Это интеллектуальная работа. Потому что люди, против которых мы боремся, обладают уникальными навыками, знаниями. В XXI веке по Интернету можно научиться всему.

— Например...

— Например, даже в кино показывают, как уходить от слежки. Допустим, преступник на машине может на красный свет светофора резко развернуться, чтобы посмотреть, нет ли за ним слежки. А пеший — резко прибавить скорость, забежать в подъезд, резко выбежать посмотреть, не идет ли за ним кто-нибудь. Сейчас люди уже более подкованны. Яркий пример — распространение так называемых психоактивных веществ, или иначе синтетических наркотиков. Спайсы, экстези и прочее. Год—два назад у нас не было интернет-сайтов и магазинов, которые занимаются распространением таких веществ. А в 2017 году мы закрыли три таких магазина.

Распространители спайсов — новое поколение преступников, которые используют интернет-технологии.

Группировка, деятельность которой мы пресекли, состояла из граждан России. Они свой опыт завезли сюда. Лидер группировки даже не знал членов группы. Все знакомства, вербовка происходили по Интернету. Наркотические средства из рук в руки не передавали. Делали так называемые закладки. Чтобы купить спайс, нужно было связаться с ними по Интернету, потом через электронный кошелек «Кивимания» оплатить дозу, сфотографировать чек и выслать им по электронной почте. Затем наркокурьер оставлял спайс в каком-нибудь укромном месте и посылал покупателю адрес, откуда тот мог его взять.

Интересно, что денежные средства они переводили в Алматы, затем в Армению, потом в Россию. Оттуда — снова в Кыргызстан. И уже здесь обналичивали их. Преступники пользуются только ноутбуками, проверяют, нет ли слежки, при помощи дрона. Раньше мы с такими преступлениями не сталкивались.

Дурной пример заразителен

В Российской Федерации года два назад прошла череда самоубийств или убийств своих товарищей, друзей. И сами наркоманы прыгали с крыш под действием психотропного вещества.

— А сколько у нас наркоманов, употребляющих синтетические наркотики?

— На сайтах, которые мы закрыли, активных и неактивных пользователей было около тысячи. Все они молодые люди.

— Как удалось выйти на преступников?

— Изначально мы по крупицам собирали информацию. Под видом клиентов покупали наркотики, возбуждали уголовное дело и медленно шли к установлению всех членов наркогруппировки. Фактически в настоящий момент задержали 6 человек. Трое граждан РФ, один гражданин Узбекистана и двое наших.

— Сколько стоит доза спайса и доза героина?

— В Бишкеке 1,5 тысячи сомов стоит один грамм спайса. Доза героина стоит 600–700 сомов.

Но героин потихоньку отходит на второй план. Большинство инъекционных наркоманов умерли, а молодежь подсаживается на психоактивные вещества.

Олег Запольский

— Сколько наркотиков изымается ежегодно?

— В среднем около 300–400 килограммов героина, около 200–300 килограммов гашиша.

Международные связи

— Расскажите о вашей первой операции по пресечению оборота наркотиков.

— Мы разрабатывали группу, в которую входили бывшие сотрудники правоохранительных органов. Они поставляли наркотики в Россию, Беларусь и Прибалтику. Это было в 2005−2006 годах. Мы провели большую операцию. Я даже награду получил от ГСКН России. В ходе той операции мы задержали одного человека в России, одного в Беларуси и двух в Прибалтике.

Преступники были очень подготовленные. Они возили небольшие партии героина, но систематически. Они хорошо знали методы борьбы, методы работы правоохранительных органов — сами служили.

Сейчас начальство большой акцент делает на международное сотрудничество, потому что с данным видом преступности в одиночку бороться невозможно. Как правило, организованная наркопреступность имеет международный характер.

При координирующей роли нашей службы с привлечением сил и средств Госкомитета нацбезопасности, таможенной и пограничной служб, а также финансовой разведки была проведена операция «Канал. Западный заслон». В результате выявлено 40 наркопреступлений и раскрыто 305 общеуголовных преступлений.

Из незаконного оборота на территории республики всеми правоохранительными органами изъято 128 килограммов 898 граммов наркотических средств — героина, гашиша, марихуаны, каннабиса и прекурсоров. Прекурсоры — это те вещества, которые используются в производстве наркотических средств.

Ну и, кроме всего прочего, уничтожаем засеянные на полях наркотики. В 2017-м изъяли 9 тонн каннабиса (конопли). Это сырье, из которого могли сделать гашиш и марихуану. У нас есть умельцы, которые сажают эту запрещенную к выращиванию культуру среди кукурузы и подсолнуха.

— Несколько лет назад все знали, что через границу наркотики провозят в грецких орехах. Недавно я узнала, что пакетики с героином прячут в капусте. На какие еще ухищрения идут?

— В прошлом году мы изъяли 40 килограммов героина, спрятанного в луке. Делают комок из наркотиков и обклеивают кожурой. Когда фура везет 20 тонн лука, очень сложно обнаружить наркотики. Нужно вскрывать все мешки. А если не найдем, могут быть юридические последствия.

В России, например, сотрудникам ГСКН гораздо легче. Если они информацию получили о какой-то фуре с наркотиками, они могут участвовать в разгрузке фуры. А мы — страна транзитная. Так что у нас сложная и кропотливая работа, которая требует большого самообладания, крепких нервов и умения ждать.

Популярные новости
Бизнес