13:47
USD 69.25
EUR 78.85
RUB 1.04

Тор-10: южное потрясение ноября

В ноябре приступил к работе новый состав Жогорку Кенеша. Депутаты не только сформировали свою структуру, но и одобрили изменения в правительстве. И практически сразу кабмину пришлось пройти испытание на прочность: сильное землетрясение в Ошской области наделало немало бед.

Не обошлось в ноябре и без громких судебных процессов, авиационных происшествий и прочих неприятностей. В итоге традиционный рейтинг самых заметных новостей месяца, по версии ИА «24.kg», выглядит следующим образом:

1. Шестой не смог сэкономить

Народные избранники начали работу с выборов нового или просто продления полномочий старого спикера. На пост торага взошел Асылбек Жээнбеков. Потом депутаты взялись за правительство (смотри пункт 2) и формирование своей структуры. Неожиданным стало то, что руководящие должности в Жогорку Кенеше не достались фракции «Республика – Ата Журт». Это подвигло ее лидера заявить, что «РАЖ» - единственная оппозиционная фракция в парламенте Кыргызстана.

Потом депутаты взялись за борьбу с привилегиями. Но чуда не произошло: народные избранники смогли отказаться лишь от служебных машин, да и то оставили номера серии KG и бензин за счет государства. Дальше всех пошли оппозиционеры «РАЖ». По решению фракции нардепы не будут использовать KG-номера, служебные машины и квартиры, отказались они и от услуг одного помощника, чем поставили в неудобное положение остальных коллег.

Первый месяц работы показал, что от прежнего (пятого) созыва новый ничем особо не отличается. Пока больше болтовни, чем дел. Да и экономить на себе любимых, несмотря на громкие предвыборные обещания, народные избранники явно не собираются.

2. Правительство подрихтовали

О новом составе правительства много спорили эксперты. Рассматривались различные кандидатуры на пост премьер-министра, но парламент решил особо ничего не менять и почти единогласно поддержал действующего главу кабмина Темира Сариева. Не случилось серьезных кадровых перестановок и в министерствах. Правда, заменили всех вице-премьер-министров, оставив главе правительства трех заместителей вместо четырех.

Неожиданной стала ликвидация Министерства обороны, которое преобразовали в государственный комитет. Исчезло и Министерство энергетики. Но в структуре правительства появились два национальных холдинга – государственного имущества и энергетический. Правда, относительно этих структур парламент до сих пор не принял необходимые законы. Так что пока непонятно, когда они заработают.

3. Гибель на посту

В последнее время милиция несет серьезные потери. В октябре во время спецоперации по задержанию особо опасного преступника, сбежавшего из СИЗО-50, погиб сотрудник СОБР. А в ноябре в столичном 8-м микрорайоне при исполнении служебных обязанностей застрелили участкового инспектора.

По официальным данным, младший лейтенант Актилек Абдувалиев остановил двух подозрительных парней для проверки документов. Однако молодые люди повели себя агрессивно, а когда участковый вызывал подкрепление, парни выстрелили ему в голову и скрылись. Лейтенант скончался на месте. На данный момент преступников не задержали и даже толком не установили их личности. Не помогло пока и то, что МВД объявило награду в миллион сомов за информацию об убийцах милиционера.

4. Южное потрясение

В ноябре по республике прокатилась волна землетрясений. Самое сильное – 7 баллов в эпицентре – ударило по югу Кыргызстана. Обошлось без человеческих жертв, но стихия нанесла серьезный материальный ущерб. По данным МЧС КР, из-за землетрясения в Ошской области получили повреждения более 3,4 тысячи зданий, включая школы и больницы, около 570 домов стали непригодными для жилья. В основном пострадали объекты в Кара-Суйском и Узгенском районах, но есть повреждения в других районах и в южной столице.

Для помощи пострадавшим открыли специальный счет, организации, ведомства и частные компании оказывали и оказывают материальную помощь, поддержала Кыргызстан и Россия. Сейсмологи же призвали не расслабляться и усилить контроль качества строительства. «Раньше мы смотрели на Бишкек, всех интересовало качество строительства элиток. За этими хлопотами и разговорами мы упустили очень важные районы. Пример Оша показал: даже достаточно умеренные толчки, 6-7-балльные, приносят такие разрушения», - заявил директор Института сейсмологии НАН КР Канатбек Абдрахматов.

5. Из коррупционеров в мошенники

Завершился первый этап судебного рассмотрения громкого уголовного дела, обвиняемыми по которому проходят бывшие руководитель аппарата президента Данияр Нарымбаев и депутат парламента Хаджимурат Коркмазов. Изначально их обвиняли в вымогательстве взятки, и прокуратура просила в качестве наказания по 12 лет заключения с конфискацией имущества. Но Первомайский районный суд Бишкека вдруг переквалифицировал дело на мошенничество и приговорил Данияра Нарымбаева к трем годам лишения свободы, а Хаджимура Коркмазова – к полутора и с конфискацией имущества.

К таким кульбитам судов в Кыргызстане давно привыкли. Тем не менее данное дело по-прежнему вызывает массу вопросов. Представители обвинения и адвокаты экс-руководителя аппарата президента обжалуют приговор в вышестоящей инстанции. Хотя сомнительно, что и в городском суде серьезно вникнут в нестыковки по данному делу, которых накопилось слишком много, и действительно разберутся по существу.

6. Концы в петлю

Скандальная история с побегом из СИЗО-50 девяти особо опасных преступников получила продолжение. Столь же трагичное, как и сама операция по поимке бандитов. В одиночной камере повесился на простыне бывший начальник СИЗО-50 Иманкул Тельтаев. Его задержали в рамках уголовного дела по факту побега заключенных и гибели сотрудников ГСИН. По некоторым данным, совершить суицид он пытался еще 4 года назад, когда его первый раз уволили из ГСИН.

Как бы то ни было, странные смерти бывшего начальника СИЗО-50 и трех пойманных беглецов, скончавшихся в течение 2-3 дней от сердечного приступа, только добавили вопросов. Ответит ли следствие, как в ГСИН допустили массовый побег и кто из его сотрудников причастен к этому? И сделает ли вывод из всего произошедшего руководство страны? Или вновь будем ждать, где рванет в следующий раз?

7. На честном слове и на одном движке

В аэропорту Оша совершил жесткую посадку «Боинг-737 компании «Авиа трафик», совершавший рейс по маршруту Красноярск - Ош со 154 пассажирами и экипажем в составе 6 человек. После приземления борт выкатился за взлетно-посадочную полосу. Обошлось без жертв, но пострадали 10 человек, четверых из них госпитализировали с ушибами, черепно-мозговыми  травмами и неврозами.

Генеральная прокуратура по факту инцидента возбудила уголовное дело. По ее данным, самолет первый раз не смог совершить посадку в Оше из-за погодных условий. Ему пришлось сесть в «Манасе». После борт вновь отправился в южную столицу. По предварительным данным, при заходе на второй круг из-за вновь ухудшившейся погоды у «Боинга» на высоте 3000 метров отказали правый двигатель и гидравлическая система. Пилоты решили садиться аварийно.

Окончательные итоги расследования огласит специальная комиссия, созданная с участием представителей Межгосударственного авиакомитета. 

8. Нетеологический спор

Еще одно криминальное нападение произошло опять-таки в столичном микрорайоне. Пострадал известный эксперт-теолог Кадыр Маликов – ему изрезали шею и лицо. МВД настаивало на версии бытовой разборки: мол, поругались из-за неправильной парковки. Даже дело возбудили за хулиганство. Но эксперт, оказавшийся в больнице, заявил, что на него напали сторонники запрещенного «Исламского государства», против которого он активно выступал. Позже его слова подтвердили в ГКНБ.

Личности нападавших установили быстро. Ими оказались 29-летние бишкекчане. В тот же вечер они выехали в Казахстан, а оттуда вылетели в Турцию. Там их и задержали в 30 километрах от границы с Сирией. Пока решается вопрос об их экстрадиции, появились вопросы к МВД: эксперт обращался в ведомство по факту угроз от сторонников ИГ еще летом, но кроме разрешения на ношение травматического пистолета ничего не добился. Его взяли под охрану в рамках госпрограммы защиты свидетелей лишь после резонанса в обществе. Не много ли проколов у доблестной милиции за последнее время?

9. Такие разные судьбы

Кроме суда по делу Нарымбаева/Коркмазова (смотри пункт 5) в ноябре проходили еще два интересных процесса в отношении бывших депутатов парламента. По первому проходил экс-спикер Жогорку Кенеша Ахматбек Келдибеков. По версии следствия, он, будучи председателем Соцфонда, нанес государству ущерб в 24,3 миллиона сомов, главой Налоговой службы - 2,3 миллиона, спикером парламента - 9,9 миллиона. Первомайский райсуд Бишкека признал его виновным лишь по одному эпизоду – в незаконном создании представительства ЖК в Межпарламентской ассамблее стран СНГ - и оштрафовал его на 3 миллиона сомов. Гособвинение просило 10 лет.

Почти в то же время экс-депутата парламента Урмат Аманбаеву приговорили к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Суд признал, что совершенное ею преступление имеет высокий уровень общественной опасности. В ноябре 2014 года Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Коррупция». Депутата обвинили в том, что, будучи главным бухгалтером Ошского областного центра по борьбе с туберкулезом, она нанесла государству ущерб более чем в 17 миллионов сомов. На последнем судебном заседании обвинение просило 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

10. Журналистов пущать, но не всех

Новый парламент в ноябре занимался не только внутренними делами и формированием правительства (смотри пункты 1 и 2), но и успел организовать конфликт со СМИ из-за аккредитации. В частности, сотрудникам некоторых информационных агентств, в том числе ИА «24.kg», отказали в доступе на заседания Жогорку Кенеша. Как объяснил спикер Асылбек Жээнбеков, два журналиста, которым отказали в аккредитации, «нарушили правила ЖК КР, потому что опубликовали искаженную информацию».

По мнению правозащитников, решение о неаккредитации журналистов в Жогорку Кенеше дискриминационное и неконституционное. «Несколько журналистов, лишенных аккредитации во время работы ЖК КР прошлого созыва, не допускаются в парламент. Позиция его представителей по этому вопросу не ясна, ее законность вызывает сомнения», - говорилось в их заявлении. Реакции от парламента на это не последовало. Впрочем, в Жогорку Кенеше до сих пор так и не предоставили агентству письменный отказ в аккредитации и его обоснования.

Фото: ИА «24.kg», Генеральной прокуратуры и Министерства чрезвычайных ситуаций КР

Популярные новости
Бизнес