00:53
USD 84.79
EUR 98.85
RUB 1.19

Делимитация кыргызско-таджикской границы. Работают по участкам, где споров нет

В конце августа президент Садыр Жапаров заявил, что более 50 процентов границы с Таджикистаном согласованы.

Как известно, 519 километров линии кыргызско-таджикской границы были описаны еще несколько лет назад. По остальным 451 километру власти двух стран никак не могут прийти к консенсусу. Тем временем конфликты на границе с каждым годом только усиливаются и число человеческих жертв растет. Когда последний раз Таджикистан вторгся на территорию Кыргызстана, пострадали 189 кыргызстанцев, 36 человек погибли, среди них дети. Было сожжено более 170 домов и социальных объектов.

О переговорах по согласованию линии границы 24.kg рассказал специальный представитель кабинета министров по приграничным вопросам администрации президента Назирбек Борубаев.

из интернета
Фото из интернета. Назирбек Борубаев

— Судя по пресс-релизам кабинета министров, работа по делимитации и демаркации границы стала проводиться активнее.

— Да, после последних событий на границе работа межправительственной комиссии по делимитации и демаркации границы усилена. Сейчас работает топографическая рабочая группа. Встречаемся два раза в месяц, прошло шесть встреч. Ведется полевая работа на местах.

— По каким участкам уже приняты протоколы?

— К сожалению, мы не можем обнародовать такую информацию.

Могу сказать только то, что в последних встречах принято решение по 70 километрам кыргызско-таджикской границы, относящейся к Лейлекскому и Баткенскому районам. Потому что по ним проходит большая часть границы. В Алайском и Чон-Алайском районах участок кыргызско-таджикской границы небольшой.

Как вы знаете, 1 мая был подписан протокол № 39. Указанные в нем точки № 43 и № 61 находятся на территории Лейлека, а № 135 и № 141 — в Баткене. Мы в данный момент ведем работу на основании этого протокола. Затем перейдем к другим участкам.

За последние два месяца проделали довольно большую работу. Но отмечу, что она ведется на уровне рабочей группы.

Подписание протокола означает, что мы изучив, проверив, обсудив какой-то участок границы, пришли к единому решению. Далее наши протоколы будут предложены, потом рассмотрены на заседании межправительственной комиссии, которое с нашей стороны возглавляет председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев.

— А эти протоколы имеют юридическую силу? Ведь были случаи, когда от зафиксированного в них решения отказались.

— Протокол — это решение комиссии. От них не отказываются, а вносят изменения с согласием двух сторон.

— Насколько таджикская сторона выражает готовность завершить делимитацию границы?

— Мы настроены на скорейшее завершение делимитационных работ. Думаю, у наших таджикских коллег тоже есть задание работать активно.

Вопрос, насколько члены межправительственной комиссии настроены на компромисс. Пока работаем по участкам, где наши позиции совпадают.

— Внешние факторы влияют на работу комиссии? Вы не ощущаете давления?

— Работа, как уже сказал, активизировалась. Естественно, речи о давлении на комиссию не может быть. Иначе одна сторона откажется от переговоров, и работа остановится. Это все хорошо понимают. Кроме того, при согласовании линии границы недопустимо участие третьей стороны.

— С картой какого года вы работаете? Ведь в этом вопросе тоже много споров.

— Мы не опираемся только на одну карту. Используем все карты, документы, договоры, где отражены интересы Кыргызстана.

— До этого говорили о необходимости придерживаться Алматинской декларации, принятой в 1991 году...

— Да, эта декларация — хорошая основа для решения вопросов границы между странами бывшего Союза. Там говорится, что страны, подписавшие договор, признают независимость друг друга и будут придерживаться линии границы того времени. Но, к сожалению, не все наши соседи хотят выполнять обязательства данной декларации, поэтому делимитация границы усложняется и тормозится.

— Вблизи границы расположены месторождения, промышленные и другие объекты. Как будет решаться вопрос с ними?

— Все зависит от линии границы. На чьей территории они находятся, там и останутся. Конечно, есть еще способы обмена и компенсации по желанию сторон, но это уже отдельным соглашением.

— В начале 2020 года как раз было заявлено о возможном обмене некоторыми участками.

— Вопрос обмена участками на кыргызско-таджикской границе сейчас заморожен. Как вы знаете, в Кок-Ташском и Аксайском айыльных округах есть села, очень близко расположенные к линии границы, даже в шахматном порядке. Эти места, конечно, лучше решить путем обмена. Местные жители это понимают и согласны. Но другой вопрос — дома, которые были незаконно, без оформления документов и договоров купли-продажи проданы гражданам другой страны. Отмечу, незаконно проданы и, естественно, они находятся на земле Кыргызстана.

— Часто в социальных сетях высказывается критика в адрес правительственной комиссии по делимитации границы. Насколько состав комиссии компетентный?

— У нас самые профессиональные кадры в вопросах границы. В переговорах участвуют и представители местных кадастровых служб, и местные органы власти.

Некоторые активисты и местные жители не раз выражали желание поучаствовать в переговорах, но, к сожалению, это не соответствует положению о комиссии. Но когда мы сами проводим полевые работы, привлекаем не только местные власти, но и жителей.

— По вашему мнению, чем обусловлена сложность решения вопросов границы с Таджикистаном и Узбекистаном?

— Сложные участки кыргызской границы расположены в Ферганской долине, где мы граничим с Таджикистаном и Узбекистаном. Регион густонаселенный, в свое время дороги и другие объекты совместно использовались.

Кроме того, руководители колхозов, совхозов безо всяких документов устно передавали друг другу земли.

Поэтому сейчас по карте определенный участок принадлежит одной стране, а по факту пользуются им граждане другой. Все это усложняет приграничные вопросы.

— А как обстоят дела с остальной частью кыргызско-узбекской границы?

— Мы сейчас тесно работаем с Таджикистаном, поэтому нет возможностей продолжить переговоры с Узбекистаном. Думаю, после выборов в парламент встречи с узбекскими коллегами возобновим.

— Бывает, что даже некоторые журналисты опираются на карту Google, где неправильно указана линия границы стран Центральной Азии. Кабмин обращался в компанию?

— Да, мы писали письмо. Уже должны исправить. В этом направлении работает Госкартография. Люди просто должны понимать, что Google — частная компания, и его данные не всегда подтверждены официальными документами.

Популярные новости
Бизнес