15:42
USD 84.78
EUR 99.84
RUB 1.17

Бюрократия и низкие заработки. Почему молодые врачи бегут из медицины

Имя педиатра Бахтияра Абсаматова стало известно кыргызстанцам, когда он не пустил представителей Министерства здравоохранения в обсервацию, потому что чиновники были без спецсредств. Второй раз о нем заговорили после его видеообращения к президенту с просьбой решить вопрос с повышением заработной платы медикам. Позднее власти Кыргызстана заявили о 100-процентном повышении зарплаты работников центров семейной медицины (ЦСМ) с 1 апреля 2021 года, но фактически медики стали получать меньше, чем раньше. Накануне профессионального праздника Бахтияр Абсаматов рассказал, почему ушел из государственной медицины и что не дает молодым специалистам работать в этой сфере.

— В прошлом году летом я работал в красной зоне: сначала врачом в обсервации, потом в мобильной бригаде до конца июля. Видел, как трудятся коллеги, как рядовые медики отдают себя на благо спасения народа. Ведь у многих не было СИЗ, и многие понимали, что могут заразиться, идя работать в красные зоны. Так произошло со мной. Когда двухнедельный карантин после обсервации подходил к концу, у меня появились симптомы.

Честно, в тот момент боялся рассказать об этом супруге, она была против того, чтобы я работал в красной зоне. Я пошел, ничего не сказав ей, поставил перед фактом. Просто понимал, что надо.

Пять дней не мог нормально дышать. Это был апрель, когда большая часть населения Кыргызстана не верила в существование этой болезни.

Бахтияр Абсаматов

После меня симптомы появились у супруги, маленького ребенка. Вот что обидно было — я сам принес вирус домой. Сейчас многие медики не могут доказать, что болели, потому что ПЦР был отрицательным. У кого-то была внебольничная пневмония. Да и потом, вспомните, сначала людям делали экспресс-тесты и только при положительном результате брали ПЦР. Потом выяснилось, что эти тесты недостоверные. Когда мы заболели, нам тоже делали именно их.

— Компенсацию получили?

— Изначально в постановлении о выплатах компенсаций есть пункт, что получить ее медики могут, только если у них положительный ПЦР. Но этот анализ показывает наличие в организме вируса только в определенный момент, и не всегда больные обращаются вовремя. Или как было у меня — я три дня добивался, чтобы ко мне приехали и взяли анализ. ПЦР был отрицательным. Позднее узнал, что мой анализ заморозили на какое-то время, потому что не было реагентов. В общем никакой компенсации мне не выплатили.

— После вашего видеообращения власти заявили, что оклады повысят вдвое, но фактически медики стали получать меньше?

— Проблема с достойной оплатой труда медицинских работников не решена. Единственное, что улучшилось, — теперь врач, особенно молодой специалист, знает, сколько он получит по итогам месяца. Раньше зарплата зависела в том числе и от выполнения индикаторов и каждый раз была разной.

Но теперь давайте посмотрим, что изменилось — на моем личном примере. Надбавки идут за стаж от пяти лет и больше. Я работаю в ЦСМ четыре года. Значит, их не получаю.

Базовый оклад — 10 тысяч сомов. Отнимите налоги, социальные отчисления. Молодой специалист на руки получит 8 тысяч сомов.

Бахтияр Абсаматов

Сейчас убрали оплату по индикаторам. Я вообще считаю, что оценка работы по ним была неправильной. Все врачи на местах были против. Например, на приеме к тебе приходит около 20 пациентов, ты среди них должен «найти» того, кто проходит по индикаторам. А остальные?

После моего видеообращения министр здравоохранения и социального развития Алымкадыр Бейшеналиев в одном из интервью сказал, что врачи ЦСМ обманывали народ, занимаясь приписками ради повышенной заработной платы.

Это очень обидно, когда глава ведомства, лицо всей медицины обвиняет своих же коллег в обмане, воровстве.

Бахтияр Абсаматов

Но почему он не поднял историю этой реформы, не провел анализ, не опубликовал итоги, никого не наказал? Ведь два года по этой системе работали. У нас получается, что в Минздраве никто не несет ответственность за свои действия. Мне иногда кажется, что ведомство, проводя какие-то оптимизации, преобразования, не советуется со специалистами, которых это непосредственно касается, не собирает их предложения, замечания. И в итоге реформы не работают.

— Вы все-таки ушли из ЦСМ? Сами или было давление со стороны Минздравсоцразвития?

— Это моя инициатива, я ушел по собственному желанию. Вступил в ряды независимого профсоюза медработников, чтобы добиваться справедливости. Также занялся частной практикой. Это позволяет и зарабатывать, и заниматься профсоюзной деятельностью.

Я решил стать врачом в 10-м классе. Но после окончания вуза не сразу пошел работать по специальности. У меня пятеро детей. Но все равно тянуло в медицину, решил попробовать.

Меня пригласил на работу директор ЦСМ № 14 в жилмассиве «Дордой», тогда он был главврачом этого центра, Джыргалбек Савданбеков. Он много молодых специалистов приглашал — в таких районах они особенно нужны. Но по статистике из молодежи единицы хотят идти в поликлиники, тем более в жилмассивы. Большинство стремится попасть в стационары. Но мне хотелось и практики набраться, и населению помогать, заниматься профилактикой. По моему мнению, именно так и должно работать первичное звено, чтобы меньшему количеству людей требовалась госпитализация. Но сейчас в поликлиниках работа превращается в бюрократию, больше времени уходит на заполнение бумажек, а не на осмотр пациента. Если грубо, из 15 отведенных на прием минут, 10 врач тратит на заполнение журналов. Минздраву надо облегчить работу первичного звена, чтобы врач занимался профилактикой и лечением, а не бюрократией.

Из-за вот этой бумажной работы, низкой зарплаты молодежь и не задерживается в ЦСМ. Энтузиазма хватает в лучшем случае на полгода.

Бахтияр Абсаматов

Кто-то вообще уходит из медицины, кто-то переходит в частную, кто-то совмещает работу в государственных и частных центрах, кто-то ищет подработку.

Очень много специалистов уезжает из страны — в ту же Россию. Они смотрят, что там и зарплаты выше, и жилье выдается. С моего курса работает около шести человек. А выпустились более 40.

— На ваш взгляд, что необходимо сделать, чтобы работа «первички» была эффективной, а врачи не уходили из поликлиник?

— Здесь нужно смотреть обширно. Проанализировать плюсы и минусы предшествующих реформ, что пошло не так и почему. Это, во-первых. Во-вторых, поднять зарплату. Сделать ее достойной. Не обманывать врачей. А то по телевизору сказали, что повысили на сто процентов — на примере врача, у которого и стаж есть, и высшая категория. Это неправильно. Пусть государство покажет, сколько будет получать молодой специалист.

Врачей, по сути, как всегда обманули. Убрали индикаторы, и врачи стали получать меньше. Так о каком повышении шла речь? Просто надо честно говорить, что пересмотрели принцип начисления.

Бахтияр Абсаматов

Чаша терпения у многих врачей уже полна до краев. И то, что они уже начали выходить на митинги, тому подтверждение.

Популярные новости
Бизнес
20 сентября, понедельник