08:30
USD 77.05
EUR 91.17
RUB 1.05

Кто виноват в смертности от COVID-19? Кыргызстан мог построить новые больницы

Высокая смертность от коронавируса и внебольничной пневмонии, неспособность правительства взять ситуацию под контроль и обеспечить население лекарствами и доступом к медицине остаются главными темами последних месяцев. Статистика новых случаев заражения COVID-19 и смертей стала сокращаться, но расслабляться рано. Кабмину в первую очередь. Ведь рано или поздно надо будет назвать имена тех, кто виноват, что сотни кыргызстанцев скончались, либо не дождавшись помощи медиков, либо получив ее слишком поздно.

Мировой опыт показал, что возведение новых больниц для зараженных коронавирусом значительно помогло в борьбе с распространением заразы. Однако в Кыргызстане официально дали старт строительству госпиталей в Бишкеке и Оше только 25 июля — спустя четыре месяца после регистрации первого случая COVID-19. Премьер-министр Кубатбек Боронов заявил, что пока кто-то где-то строит лечебницы, у нас свой путь борьбы, да и денег на больницы нет.

Наш анализ показал, что правительство вполне могло выделить средства на строительство.

Но деньги оказались на счетах казначейства. Их решили потратить на поддержку экономики в то время, когда граждане уже умирали на порогах больниц только потому, что просто не было мест.

Собственный путь борьбы. Не оправдан

В китайском Ухане, откуда и началось распространение COVID-19, всего за 10 дней построили госпиталь на тысячу мест, а через некоторое время второй — на 1,5 тысячи.

Соседи Кыргызстана после первых случаев заражения тоже не стали тянуть с новыми больницами. Клиники начинали возводить через неделю, максимум три, после первого случая заражения. Каждая страна делала это в период объявленного карантина.

И только КР решила строить больницы через четыре месяца после первого случая COVID-19, когда республика ежедневно била собственные антирейтинги по смертности.

За время строгого карантина, который длился почти два месяца, не было развернуто ни одного мобильного госпиталя или дневного стационара. Они появились в июле, когда государство накрыла не только волна новых случаев заражения коронавирусом, но и вспышка внебольничной пневмонии, от которой летальных исходов стало еще больше.

У чиновников свое объяснение происходящему. «Мы видели, как ранее некоторые страны спешно строили больницы до тысячи мест. Мы же, учитывая наше положение, решили пойти своим путем и перепрофилировали под стационар бывшую авиабазу «Ганси». Там сейчас 1 тысяча 715 мест, хорошие условия и современное оборудование», — заявил на брифинге Кубатбек Боронов.

Он также не считает, что власти оказались не способны вовремя реагировать на ситуацию. Единственная проблема, которую признал премьер, — нехватка лекарств.

Сколько стоит больница

Государства самостоятельно решают, какую больницу строить. Ближайшие соседи Кыргызстана действительно пошли каждый своим путем. Например, Узбекистан в кратчайшие сроки возвел клинику из облегченных конструкций.

Власти Москвы действовали по-другому. Они решили, что новая больница будет постоянной, поэтому затраты на нее выросли в разы.

Властям Казахстана новые лечебные учреждения в Алматы и Нур-Султане обошлись в 5,5 миллиарда тенге каждое. Это почти $13 миллионов. За эти деньги не только построили корпуса больниц, но и установили необходимое оборудование, подвели коммуникации.

Самой экономичной оказалась больница в Ташкенте. По официальным данным Минфина Узбекистана, одно койко-место обошлось в $3,5 тысячи.

Денег доноров хватило бы

Кабмин стоимость проектов по строительству больниц в Бишкеке и Оше не озвучивает, как не говорит, откуда вдруг эти деньги появились. Известно лишь, что обе будут на 100 койко-мест каждая.

Исходя из того, сколько потратили на подобные госпитали соседи, мы решили посчитать возможные расходы в нашей стране. Оказалось, что средняя стоимость больницы может составить более $10 миллионов.

Столкнувшись со вспышкой коронавируса, КР оказалась в сложной ситуации. Экономика республики рухнула, у доноров пришлось просить средства даже на выдачу зарплаты бюджетникам. Могла ли страна в такой ситуации построить новую больницу раньше? Наши расчеты показали, что могла.

Кыргызстан получил от доноров $291,1 миллиона на поддержку бюджета. Из них $241,9 миллиона займа выделил Международный валютный фонд и $50 миллионов (половина — кредит, половина — грант) — Азиатский банк развития.

Первый транш МВФ почти полностью ушел на выдачу зарплаты и пособий.

Второй в $121,1 миллиона поступил в начале мая, когда государство еще было на карантине. Большую часть этих денег не потратили до сих пор.

Даже самый дорогой вариант постройки клиники составил бы только пятую часть от второго транша Международного валютного фонда.

Если бы больницу начали строить в мае, к моменту резкого роста числа зараженных коронавирусом и внебольничной пневмонией в республике уже было бы дополнительное медицинское учреждение. Но глава правительства предпочитает деньги не трогать, обещая потратить их на поддержку экономики. Именно из этих средств Кыргызстан планирует выдавать льготные кредиты предпринимателям, чтобы обеспечить возврат средств МВФ.

Пик заболеваемости эксперты прогнозируют на середину августа. Ожидается, что болеть начнут волонтеры и родственники тех, кто перенес коронавирус и внебольничную пневмонию во время июльского пика. Однако новых больниц еще не будет, ведь их планируют достроить только к 25 августа.

Вполне вероятно, что мест в лечебных учреждениях снова не хватит. В стране упустили время, что лишило граждан права на доступ к медицине. А за «собственный путь» в борьбе с коронавирусом могут заплатить жизнью еще несколько сотен кыргызстанцев.

Популярные новости
Бизнес