01:08
USD 80.64
EUR 95.30
RUB 1.05

Трансформация интернатов. Вопрос на миллион евро?

В Кыргызстане сотням детям некого назвать мамой или папой. Около 11 тысяч несовершеннолетних живут в детских домах и интернатах. При этом 96 процентов (!) из них имеют родителей и только 4 процента являются круглыми сиротами.

Даже нарисованная мама лучше интерната

О праве ребенка на семейное окружение чиновники, депутаты и представители неправительственного сектора говорили сегодня на круглом столе. И вновь уже в который раз прозвучали слова том, что любой осиротевший, брошенный, потерявшийся или ребенок-инвалид должен расти в заботливой семье или в семейной среде, но обязательно - вне детских интернатных учреждений.

Идея закрытия детдомов не нова. Представители детских НПО набили оскомину, говоря о неэффективности огромных средств, выделяемых на здания интернатов, порой полупустующих. Те же деньги, по их мнению, можно было бы адресно направлять семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Возможно, тогда тысячи граждан не покидали бы страну в поисках заработка на чужбине, оставляя своих отпрысков на попечение государству. Впрочем, для некоторых это даже удобно, когда дети всю неделю проводят в школе-интернате и лишь на выходные приезжают в родительский дом.

В любом случае, чиновники озадачились и даже через несколько лет обещаний обучили около 10 семейных пар, которые стали фостерными семьями для некоторых деток. А остальные тысячи?

Написать - написали

Еще в декабре 2012 года правительство Кыргызстана приняло постановление «Об оптимизации управления и финансирования детских учреждений интернатного типа на 2013-2018 годы». Прошло три года, а значит, пора бы подвести и промежуточные итоги. Хотя, по словам депутата парламента Натальи Никитенко, в обществе до сих пор идут дискуссии о том, как подойти к вопросу оптимизации финансирования детских интернатов.

«К сожалению, зачастую у нас реформы делают ради реформ. Оптимизировать можно с разными подходами, целями и ожиданиями, ради того, чтобы показать статистику. Но я думаю, это не наш случай. Уж точно, дети не должны быть объектом различных экспериментов. Но, с другой стороны, есть совершенно четкие проблемы, которые выявляются в интернатных учреждениях. Ребенок, лишенный семейного уюта и воспитания, ограничен в реализации своих возможностей, как профессиональных, так и духовных. Ему достаточно сложно потом адаптироваться к жизни», - сказала она.

Наталья Никитенко задалась вопросами, как идет план оптимизации, и нет ли в нем погони за цифрами в ущерб судьбе ребенка. Детские правозащитники проанализировали, насколько эффективно реализуется план исполнения постановления. По их данным, ответственны за это несколько министерств, но «не ясно, каким образом они должны координировать свои действия и мероприятия».

«Оценка реализации данного плана затруднена в связи с отсутствием основной концепции, целей, задач, количественных и качественных индикаторов успешности. А это не дает возможности узнать, какой объем средств сокращен/оптимизирован. Не ясно также, что должно было измениться в жизни детей, находящихся в интернатных учреждениях. Отсутствует межведомственное взаимодействие, поскольку Координационный совет при правительстве по социальной защите носит формальный характер. Фактически он остался на бумаге, состав не сформирован, цели, задачи и полномочия не определены, план работы не утвержден», - пришли к выводам представители неправительственных организаций.

…а выполнять не торопятся?

Министерство образования и науки, по их мнению, и вовсе самоустранилось от реализации плана оптимизации: не разработало и не приняло планы, не провело общественные обсуждения. «Должна вестись работа и со стороны Министерства социального развития. Однако там считают: раз учреждения находятся под ведомством Минобразования, то они не имеют отношения к плану оптимизации. Хотя именно Минсоцразвития должно создавать услуги, альтернативные интернатным», - говорится в отчете.

Мы поинтересовались у ведущего специалиста управления дошкольного и школьного образования Минобразования КР Салтанат Мамбетовой, как идет работа.

По ее словам, в план оптимизации вошло 11 учреждений системы образования. «Из них оптимизировано только одно. Детский дом для детей-сирот в Майлуу-Суу (рассчитанный на 30 детей) трансформирован в Центр социальной поддержки семьи и детей. Там содержится семеро сирот. Плюс в освободившихся помещениях создано две дошкольные группы для детей местного сообщества. То есть организован обычный детский сад, который посещают 70 ребят. Мы показали, насколько оптимально можно использовать потенциал самих сотрудников интерната. Город Майлуу-Суу, как известно, немного изолирован от других городов, но органы местного самоуправления (ОМСУ) ведут очень хорошую работу, чтобы дети не попадали в интернатное учреждение. Однако все равно бывают случаи, когда нужно экстренно изъять ребенка из асоциальной семьи», - сообщила она в интервью ИА «24.kg».

«Трансформация интернатных учреждений не заключается только в том, чтобы мы сегодня закрыли дверь и выставили за нее детей, - подчеркнула Салтанат Мамбетова. - А в том, чтобы совместно с ОМСУ и отделами по поддержке семьи и детей (ОПСД) работали над возвращением ребенка в семью – свою или к родственникам. Если таких условий нет, тогда нужно там, на местах, открывать альтернативные услуги. К примеру, детсады, дневные центры пребывания, дома семейного типа, чтобы дети могли быстрее социализироваться. Это пока, к сожалению, не развито, что и замедляет ход трансформации в первую очередь. А так мы готовы».

К слову, ранее глава Минобразования Эльвира Сариева заявляла, что в 2015 году в Кыргызстане должны на 5 процентов сократить число детей в интернатах.

Кто тормозит процесс?

По словам главы ОФ «Институт детства» Нуржамал Джакубовой, план состоит из трех этапов. «Первый уже должен был запуститься в 2013 году. Согласно ему, почти десять детских интернатных учреждений должны были быть трансформированы – видоизменены в сторону предоставления услуг. Но на сегодня не разработаны и не утверждены планы для каждого учреждения. Это должны делать с учетом мнения органов местной власти и потребностей местного сообщества. Мы видим, что процесс тормозится, хотя это было условием Евросоюза, который выделил Кыргызстану деньги на поддержку бюджета, что этот план будет выполнен. Прошло три года, уже должна начаться вторая фаза, но еще не разобрались с первыми объектами. Из 10 учреждений трансформировано всего четыре. Но мы еще не знаем, насколько эффективно», - рассказала она ИА «24.kg».

«Более того, план предусматривает проведение широкой информационной кампании, чего сделано не было. До общественности не донесли суть реформы. Отсюда и сопротивление, и даже угрозы. Сопротивление идет и со стороны сотрудников учреждений: людям тоже не донесена информация. Они думают, что учреждения закроются, они останутся без работы, но на самом-то деле работы будет даже больше. Они должны стать, допустим, реабилитационными центрами, центрами по работе с трудными подростками или с детьми с особыми нуждами. Возможно, сотрудники привыкли работать по старинке, поэтому в плане и предусматривают повышение квалификации, переподготовку кадров», - пояснила она.

«Как могут трансформировать детские учреждения? В Джалал-Абаде есть Октябрьский детский дом, где фактически проживает лишь 50 детей, а рядом разваливается школа, и учеников негде посадить. Есть и нехватка детских садов. Беловодский детдом фактически готов стать специализированным детским садом для детей с проблемами речи. Но опять же – нет соответствующего решения, - отмечает Нуржамал Джакубова. - Всего до 2018 года должны были оптимизировать 19 учреждений. Но Минсоцразвития три своих учреждения снимает. Причина нам неизвестна. То есть на сегодня реальных, позитивных изменений в области оказания услуг на базе этих учреждений и сокращения воспитанников нет. Наоборот, с каждым годом растет число детей в интернатах».

Всех ли детей можно вернуть в семью?

«Нет, конечно, - отвечает глава ОФ. - Некоторых ребят невозможно вернуть по каким-то причинам. Возможно, у ребенка юридически где-то и есть родители, но фактически их нет. Поэтому в каком-то виде услуги детского дома или школы-интерната останутся. Должна быть проведена индивидуальная оценка каждого ребенка, установлено, почему он оказался в детском доме. И в зависимости от потребности будет принято решение. Это должна быть последовательная работа, реальный план. Мы провели этот мониторинг, поскольку хотим знать, почему деньги были даны под условия, которые не выполняются. Через два месяца приезжает миссия ЕС, и республика может потерять 1,5 миллиона евро, если не выполнит обещанное».

Когда речь идет о деньгах, чиновники могут и поторопиться. Но не отнесутся ли они к вопросу спустя рукава? Ведь за реформой стоят тысячи детских нелегких судеб. Эксперты не раз предупреждали министров, что одним закрытием интернатов не решить проблему социальных сирот. Если родителям годами нет дела до своих детей, тогда кому они будут нужны?

Популярные новости
Бизнес