15:48
USD 68.81
EUR 85.03
RUB 1.12

Эрнест Абдыжапаров: Когда запускали проект «Шабдан баатыр», никто не спросил, буду ли я его снимать

Известному кинорежиссеру и актеру Эрнесту Абдыжапарову в этом году исполнилось 55 лет. Кажется, он успевает все - снимать фильмы, писать сценарии, музыку, исполнять ее, обучать на мастер-классах, участвовать в международных фестивалях. И всякая работа спорится в его руках. Такие люди всегда привлекают и притягивают окружающих. ИА «24.kg» тоже не устояло перед искушением побеседовать с юбиляром.

- Круглую дату вы отметили на днях концертом в филармонии. Почему в свое время отказались от карьеры музыканта?

- Да… Возможно, выбери я музыкальную карьеру, из меня получился бы интересный композитор. Еще в детстве я сказал себе, что буду кинорежиссером, и искренне считал, что ради этого необходимо отказаться от музыки, с которой начиналась моя творческая деятельность. Но музыка во мне так и осталась. Бывает, что слышу настоящие симфонические произведения в голове, но бессилен дать их послушать кому-либо, а тем более - написать. Но в определенных обстоятельствах темы и мотивы этих произведений вылупляются в виде песен. За всю жизнь таких композиций накопилось немало, и лишь часть из них появляется в виде саундтреков к фильмам или концертных номеров. Поэтому мне легко работать с композиторами, пишущими музыку к моим фильмам.

- Раз заговорили о музыкальной части вашего творчества, расскажите об участии в детстве в ВИА «Наристе». Каково юному барабанщику среди взрослых музыкантов? Не обижали?

- Напротив, баловали и любили. Хотя свой инструмент я раскладывал и собирал сам. Колонки и усилители таскали все. Но инструменты каждый подключал сам. Гитарист подключался к усилителям и сразу же начинал репетировать, а мне приходилось по деталям вынимать из двух ящиков установку и в течение получаса все это собирать. Никто не помогал.

- Многие кыргызстанцы огорчились, узнав, что вы свернули съемки фильма по госзаказу «Шабдан баатыр». В чем причина?

- И вправду, неприятная история получилась. Когда запускали проект, никто меня не спросил, буду я его снимать или нет. Просто в правительстве решили и поручили. А поскольку оказали доверие, я решил его оправдать. Но когда потратил на фильм целый год и был готов к съемкам, то также молча, без объяснений, проект закрыли. Могу лишь предположить, что причиной стала беспрецедентная возня вокруг фильма в СМИ. Под благовидным предлогом содействия и помощи определенная группа сделала общественным достоянием хрупкую творческую лабораторию. 10 миллионов сомов мы уже освоили, другие 10 миллионов сомов были на руках. Об отсутствии средств не было и речи. Больше об этом мне нечего сказать. Да я и не жалею. Сразу после этого мне предложили проект «Саякбай».

- В конкурсе сценариев «Саякбай. Гомер XX века» в феврале победила ваша версия. Расскажите о проекте…

- Переключаться с одного на другое всегда нелегко. Но тут другая ситуация. Тема Манаса всегда была мне близка, и мой профессиональный путь начался именно с фильма «Менин пирим Алманбет» о манасчи Рыспеке Жумабекове. Поэтому я в теме. Во-вторых, конкурс на лучший сценарий объявили после того, как я согласился взяться за проект. Но меня не вдохновляла перспектива снимать фильм по чужому сценарию. У меня была своя версия этой истории, и я, написав сценарий, попросил продюсеров отдать его на читку жюри вне конкурса, но с обязательной оценкой. Жюри из 13 человек назвало мой сценарий лучшим и решило вручить главный приз мне. Чтобы не вызывать лишних разговоров, я отказался от вознаграждения и теперь со спокойной совестью нахожусь в подготовительном периоде.

- Нет ли у вас опасения, что вокруг съемок фильма о Саякбае вновь вспыхнет много споров и это помешает работе?

- Ни в коем случае! У нас уже есть горький опыт, поэтому сценарий никому не позволяем читать. В проекте есть консультанты, редакторы, и только с ними согласуем те или иные отклонения от историзма в пользу художественности.

- Как вы воспринимаете критику?

- Когда запускаешь готовый фильм, критика уже не имеет значения. В таких случаях критику любезно выслушиваешь - только ради того, чтобы не обидеть человека, который увидел в твоей картине какие-то изъяны. Но если критику успевают высказать до завершения фильма, то к ней внимательно прислушиваешься. У нас есть группа режиссеров, именуемых восьмеркой, где мы позволяем критиковать проекты друг друга в самых нелестных формах. Именно в этой группе профессионалов ты выслушиваешь все, что могут сказать потом зрители о твоем фильме, и пытаешься исправить ошибки.

- С вами сложно работать на съемочной площадке?

- Я не учился в киновузах, но прошел хорошую практику на съемочной площадке чуть ли не во всех цехах кинопроизводства. При написании сценария вижу все сложности, которые могут возникнуть на съемках. Поэтому решаю проблемы на уровне литературной версии фильма. С этой точки зрения со мной очень легко работать.

- Сейчас популярны всевозможные сериалы. Вы успели «подсесть» на какой-нибудь?

- Сериалы не смотрю, если даже нахожу для этого время.

- Какая из отечественных и западных премьер в последнее время произвела на вас самое сильное впечатление?

- Если честно, то очень, очень давно не имел счастья увидеть фильм, который бы меня потряс, и я бы ходил ошеломленный, словно побывал в другом измерении, как это произошло с фильмом «Сталкер» Андрея Тарковского. Но не теряю надежды увидеть подобную картину, после которой поменялось бы твое мировоззрение, и ты стал бы делать фильмы на совершенно другом качественном уровне.

- Есть ли у вас еще какая-нибудь страсть помимо кино?

- Нет!

Бизнес