03:38
USD 84.80
EUR 98.41
RUB 1.19

Новый Налоговый кодекс. Без цифровизации и бизнеса, но с ростом цен

Министерство экономики и финансов вынесло на общественное обсуждение новую редакцию Налогового кодекса. Только радости от этого ни у экспертов, ни у бизнеса нет. Вместо обещанных послаблений и упрощения налогового администрирования он приведет к повышению налоговой нагрузки для предпринимателей и, как следствие, к росту цен на все и новому витку инфляции в стране.

Обсуждали одно, приняли другое

Из-за пандемии коронавируса и политических событий 2020 года Кыргызстан переживает тяжелейший кризис. Экономике срочно нужен перезапуск, а дышащий на ладан бизнес ждал от государства поддержки хотя бы в виде налоговых послаблений и упрощений процедур.

Надежду зародил глава государства. Садыр Жапаров неоднократно говорил о необходимости создания благоприятной среды для развития бизнеса, обещал сократить проверки и всячески содействовать предпринимателям.

Но исполнители все понимают по-своему. Предлагаемые изменения противоречат словам главы государства.

О том, что Кыргызстану нужно принять новую редакцию Налогового кодекса, говорили давно. Предлагал идею именно бизнес. Ведь в действующий документ столько раз вносили поправки, что он стал сложным и громоздким. А чтобы предпринимателям было выгодно работать «в белую», налоговое администрирование должно быть четким и понятным.

Минэкономики и финансов организовало обсуждение предлагаемых изменений с бизнес-сообществом под девизом «гармонизации условий для бизнеса в рамках стран ЕАЭС».

Предприниматели высказали свои чаяния и предлагали вполне действенные механизмы изменения Налогового кодекса. Но вынесенный на общественное обсуждение документ оказался совсем другим — эксперты утверждают, что спорные изменения появились только в редакции от 1 сентября и до этого «нововведения» с экспертами и бизнес-сообществом детально не проработали и не обсудили. Голос бизнеса просто не услышали.

Почему это опасно? Такие изменения сразу скажутся на ценах, то есть населению придется платить больше.

Остается открытым вопрос: выросла ли за последнее время платежеспособность населения?

Налогов станет только больше

Самая главная проблема в том, что вместо заявленного снижения налоговой нагрузки по факту она только вырастет. Предлагается:

  • отменить ставку 0 процентов налога с продаж (НсП) при безналичном расчете для всех видов деятельности. Это приведет к «каскадному» увеличению стоимости товара в товарной цепочке от крупных дилеров до ритейла и мелких продавцов;
  • увеличить ставку НсП при оплате в наличной форме от 1 процента до 2 процентов для всех видов деятельности;
  • увеличить единый налог для сельскохозяйственной продукции, производства и торговли при безналичном расчете с 2 процентов до 3 процентов;
  • ввести ставку НсП 5 процентов для застройщиков жилья;
  • ввести ставку НсП для освобожденных поставок от 1 процента до 3 процентов. К освобожденным поставкам относятся: поставка услуг и лекарственных средств, транспортные услуги, поставка учебных пособий, услуг гемодиализа и так далее.

Фактически нивелируется понятие банковской тайны. Банки хотят обязать давать данные фискалам обо всех клиентах и их операциях. Это приведет к потере доверия к банкам. Есть опасения, что это может вызвать отток капитала из местных финансово-кредитных учреждений.

Прощай, «цифра»!

Планируется поднять налог для мобильных операторов с 5 до рекордных 6 процентов и ввести налог с продаж (НсП) для фиксированных операторов связи при безналичном расчете. Если сейчас он 0 процентов, то станет 6 процентов!

Надо ли говорить, что это приведет к значительному увеличению издержек и расходов небольших компаний, которые пытаются донести возможность выхода в интернет до отдаленных районов с учетом сложнейших географических условий.

Существенное повышение налогов на услуги интернет приведет также к повышению тарифов для населения и сделает его менее доступным для большой части абонентов.

Развитие проводного доступа в интернет остановится, а цифровизация замедлится.

Гармонизация налогов по-кыргызски

В новом кодексе введено новое понятие «налоговый агент» в части уплаты обратного НДС на работы и услуги, поставляемые нерезидентами КР в электронном формате. Теперь обратный НДС в размере 12 процентов вместо Поставщика должен будет заплатить Заказчик — наш кыргызский предприниматель по месту поставки.

Разработчики поясняют, что эти новые нормы вводят в рамках задачи гармонизации налоговых условий для бизнеса в рамках ЕАЭС, а также разрабатываемого закона об электронной коммерции. Видимо, имеется в виду практика введения в России так называемого «гугл-налога».

Только есть две БОЛЬШИЕ разницы в представленной на рассмотрение редакции для Кыргызстана по сравнению с аналогичными статьями в налоговых кодексах стран ЕАЭС:

— обратный НДС, уплачиваемый налоговым агентом в кыргызском варианте, не будет браться к зачету и на вычеты (!);

— обратный НДС планируется ввести не только на услуги электронной коммерции, как изначально планировали (Google, Facebook и так далее), а буквально на ВСЕ услуги и работы, поставляемые в страну компаниями-нерезидентами в электронном формате, в том числе на поставку и установку программного обеспечения, бухгалтерских сервисов и аудитов, услуг технической поддержки импортного оборудования, финансовых и банковских услуг, информационно-рекламных работ и так далее.

По сути в таком изложении обратный НДС — из налога на добавленную стоимость, который должен браться к зачету, превращается в прямой акциз 12 процентов на импортируемые высокотехнологические работы и услуги, у которых на данный момент в большинстве случаев нет отечественных аналогов. Получается, это полностью противоречит базовым основам и правилам гармонизации налогов в странах ЕАЭС.

Введение такого «акциза» (обратного НДС без возможности взятия в зачет) создаст дополнительные барьеры для ввоза в страну новых технологий, программного обеспечнения, развития цифровизации и электронной коммерции.

Коррупционная составляющая

Помимо прочего, документ значительно расширяет полномочия Налоговой службы, которая заинтересована в исходе спорных дел. Новый кодекс предусматривает материальное поощрение сотрудников за счет средств, собранных органами ГНС, от суммы налоговых поступлений в размере 3 процентов.

После принятия кодекса служба будет относиться к органам дознания и осуществляющим оперативно-разыскную деятельность. Фактически ГНС становится второй Госслужбой по борьбе с экономическими преступлениями. А ведь ГСБЭП расформировали именно из-за того, что вместо защиты бизнеса она его «кошмарила».

Подобные нововведения не соответствуют международной практике, так как в рамках одного уполномоченного органа сосредотачивают и проверочные контрольные функции, и полномочия органов дознания, следствия и наказания, да еще и с материальной мотивацией сотрудников для выставления максимальных штрафов и сборов. Эксперты опасаются, что подобные полномочия несут в себе существенную коррупционную составляющую.

Рост налоговой нагрузки в краткосрочном периоде решает проблему наполняемости бюджета. Но в долгосрочной перспективе запустит маховик инфляции, с которой весь мир пытается справиться. У нас — наоборот.

Чтобы выжить, бизнес заложит новые расходы в стоимость товаров и услуг. В итоге цены вырастут на все.

Либо предпринимателям придется уйти в «тень», что в долгосрочной перспективе приведет к снижению поступлений в бюджет. Проект требует доработки с привлечением экспертов бизнес-ассоциаций.

До конца общественного обсуждения законопроекта осталось меньше двух недель. А замечаний к нему все больше и больше. Скоропалительное принятие нового кодекса повлечет слишком серьезные последствия. Особенно с учетом того, что после его принятия в него нельзя вносить изменения в течение года. Спорное «наследство» могут оставить после себя депутаты, чьи полномочия практически истекли.

Популярные новости
Бизнес