17:47
+25
USD 68.43
EUR 81.71
RUB 1.19
Великая Победа

Михаил Петров: Рожденный в рубашке

Биография фронтовика Михаила Петрова трагична: в годы ВОВ неоднократно ранен, потерял многих родственников, но сила духа, мужество и оптимизм помогли ему выстоять. В 75-ю годовщину начала войны он поделился с ИА «24.kg» воспоминаниями.

Из огня да в полымя

«Родился в 1925 году в маленьком поселке Оренбургской области. Когда началась война, ходил в девятый класс. В 17 лет вместе с однокашниками добровольцем отправился на фронт», - рассказывает ветеран.

«Из военкомата нас послали в Бузулукское военно-пехотное училище. Учились там три месяца, а потом под Москву поехали – на Калининский фронт. С запада столицу обороняли 316-я Панфиловская дивизия, 133-я сибирская, 249-я забайкальская и 51-я уральская. Я попал в 133-ю (ставшую впоследствии 18-й гвардейской). Боевое крещение прошел в битве под Смоленском.

На начальном этапе войны был огнеметчиком во взводе истребителей танков. Надеваешь ранец - и в оборону! Наша задача – не наступать, а подпускать вражескую технику (чем ближе, тем лучше) и открывать огонь. Особенно хорошо горели вражеские «Тигры» и «Фердинанды».

Прицельный удар

«Летом 1943-го участвовал в наступлении на Курской дуге. Освобождал города Болхов, Хотенец, Орел, Карачев. В одном из боев при взрыве мне оторвало палец правой ноги. Не сразу понял, что случилось. Узнал, когда снял сапоги. Ложиться в госпиталь не стал и продолжил воевать.

Курско-Орловская битва закончилась, и мы встали в оборону под Брянском. Дивизию переформировали и бросили под Великие Луки. Начиналась Невельская операция. Она была ожесточенной, отняла много сил. За боевые заслуги получил повышение – стал командиром взвода.

Как-то вместе с несколькими сослуживцами пришли в блиндаж погреться. Постепенно дрова для топки кончились. Я, как командир, мог отправить за ними любого. Но мне было неудобно – снаружи мороз. Бросили жребий, и он выпал мне. Едва пришел в рощу за ветками, вражеский дальнобойный снаряд угодил прямо в блиндаж. Все, кто там был, погибли.

В одной из битв под Витебском ранен в правое плечо. Полечился и вернулся в строй. Красная армия в это время наступала в Белоруссии, разворачивая операцию «Багратион». Прошел всю БССР, освобождал Борисов и Минск.

Голода в войсках не было, нас неплохо снабжали. Но, собираясь в бой, я не набивал полевую сумку съестным. Старался запастись боеприпасами. Без хлеба на передовой прожить можно. Без патронов и гранат – никак. Много раз выручал меня ППШ – и в воду, и в песок падал, но работал безотказно.

В пехоте всегда здорово рисковать приходится. Впереди только немцы. Познал закон войны: «Или ты их убьешь, или они тебя». Под Оршей был такой случай. Смотрю - раненый красноармеец в глубокую воронку от снаряда упал, барахтается там. Спустился помочь. Вражеский снайпер не дремлет! Раздался выстрел. Пуля попала мне в каску. Голову не задела, однако осколки каски ранили лоб и правую лопатку», - вспоминает ветеран.

Взрывная сила

«Воевал и в Литве, освобождал города Калварию, Мариямполе. В одном из боев вблизи разорвалась граната, и осколок угодил мне в бедро. Восстановился к наступлению на Восточную Пруссию. К тому моменту уже командовал ротой автоматчиков. Освобождал Инстербург и Тильзит.

Особенно тяжко давался штурм Кенигсберга. Немцы превратили его в крепость: построили вокруг 15 фортов, вырыли каналы и пустили в них воду. Наши 122-миллиметровые дальнобойные пушки их сооружения не брали, ибо толщина бетонных стен достигала 2,5 метра. Но мы нашли выход. Под дымовой завесой загрузили на плот несколько тонн взрывчатки, подтянули его к оборонительным сооружениям и взорвали. И так много раз, пока не пробили бреши. В итоге прорвались и освободили город.

Дальше легче пошло. Я добрался до крупного морского порта немцев Пиллау, что у устья реки Вислы. Там мне суждено было закончить войну. А 30 апреля 1945 года, когда до победы оставалось совсем чуть-чуть, меня вновь ранило. Враг спрятался в камыше, и я его не видел. Вдруг как бросит гранату! Осколок попал мне в правый глаз. И вот День Победы. Все на ушах стоят от счастья, а я сижу в медсанбате и жду отправки в госпиталь.

Окончил войну в звании гвардии капитана. Имею орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны (I и II степени), орден Славы II степени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Войска Гитлера были вооружены до зубов. Но у них не было того, что было у нас. Наша многонациональная армия верила в победу и была дружной. Это было нашим главным оружием».

Война в каждом доме

«В нашем поселке было 18 дворов. Из них на войну ушли 30 парней и четыре девушки. 18 человек не вернулись. 

Из моих родственников воевали 17 человек. Выжили восемь, а девять погибли. Отец работал на военной базе в трудовой армии. Родная сестра в годы ВОВ трудилась на Челябинском тракторном заводе и погибла при взрыве в цехе. Отдали свои жизни и два родных брата. 

На Курской дуге недалеко от меня воевал дядя по отцовской линии. Я узнал об этом, когда он уже погиб.

Интересна судьба двоюродного брата-пограничника, оборонявшего Брестскую крепость. Вместе с сослуживцами стоял насмерть, потом попал в плен. Один немецкий генерал, увидев, как воюют советские солдаты, говорил подчиненным: «Это наши злейшие враги, которые заслуживают расстрела. Но я оставлю их в живых и отправлю в лагеря. А вы смотрите и учитесь: вот как надо воевать!»

Брат томился в плену в Восточной Белоруссии. Два раза неудачно пытался бежать. А на третий получилось. В лютый мороз выбрался из лагеря и спасся. Зимовал на кладбище, обустроив убежище в одной из могил. Жители соседнего села его подкармливали, а потом перебросили к нему еще одного беглого пленного. Ранней весной их переправили в партизанский лагерь, и брат продолжил биться с немцами. Скончался в 2012 году, прожив 94 года», - говорит фронтовик.

Новая земля

«После окончания войны я ненадолго вернулся в войска и поработал на военной базе. В сентябре 1945-го вышел указ: кто ранен три и более раз, демобилизуется. И я поехал в Кыргызстан. Сюда мне посоветовал перебраться сослуживец, который был родом из этих мест.

Недолго работал в Кеминском районе в отделе КГБ. Потом его закрыли, и нас послали в погранвойска. Три года служил на заставе в Нарынской области. Ранения давали о себе знать. Понимал, что долго там не продержусь, и поступил на заочное отделение Новочеркасского геологоразведочного техникума. Окончил его и стал бурильщиком. Работал в Кавакском угольном бассейне, Джергалане, участвовал в экспедициях на юге Иссык-Кульской области. Выезжал бурить в Казахстан и Узбекистан. Потом трудился в снабжении и в 1980-м вышел на пенсию.

Много лет ко Дню Победы ездил в Музей боевой славы города Новосибирска. Поддерживаю связь с бывшими однополчанами. Первая встреча состоялась в 1976 году. Собрался целый полк. В 2016-м - лишь три человека.

Вхожу в Совет ветеранов и вместе с соратниками занимаюсь военно-патриотическим воспитанием молодежи. Ходим в школы, на мемориальные мероприятия и говорим подрастающему поколению, как важно сохранять мир», - рассказывает фронтовик.

«У меня в Кыргызстане было много друзей. Супруга, с которой мы вместе 64 года, огорчается, мол, никого уже не осталось. А я, шутя, отвечаю: «Не надо было так долго жить!»

В чем секрет моего долголетия? В армии привык к небольшому пайку и всю жизнь мало ем. Всегда любил трудиться, никогда не курил и не пил водку. Всевышний сохранил».

Бизнес