15:11
USD 80.64
EUR 95.30
RUB 1.05

Тыл Анны Натальченко

Есть люди, про которых говорят: над ними время не властно. И правда, энергичности и бодрости Анны Андреевны Натальченко, которой уже 91 год, позавидует даже молодежь. Утром жительница села Пригородного Чуйской области может беседовать со школьниками о трудовых буднях во время Великой Отечественной войны, днем – принимать гостей, а вечером – работать в огороде! На ровненьких грядках с овощами нет ни одного сорняка. А еще она вяжет, занимается аппликацией, выхаживает слабых цыплят и котят.

Конечно, возраст дает о себе уже знать, но пожилая женщина бодрится и всегда знает, чем заняться в ближайшие дни.

- Вот хотела свою комнатку побелить, но была на даче, промерзла. Придется отложить затею, - рассказала бабушка при нашей встрече.

Лишенные детства

Анна Андреевна – ветеран труда, родилась в селе Воронцовке Ворошиловского, а ныне Аламудунского района, 12 февраля 1924 года в многодетной семье колхозников. После окончания десяти классов успешно поступила в железнодорожный институт в Алматы. А через год началась война.

Несколько сухих строчек из биографии. А сколько за ними лишений, горести, слез и переживаний. Пожилая женщина до сих пор помнит вкус военного хлеба и то, чем их кормили в институте.

- В похлебке просто плавали рубленые листья кормовой свеклы, без кусочка картошки, на поверхности - несколько капель неотработанного хлопкового масла с сильным запахом. На второе давали котлеты из перемолотой протухшей рыбы, из-за которых у нас потом были проблемы с кишечником, - рассказывает она. – Спасало только то, что меня подкармливала тетя моей подруги. Они жили хорошо, а я приходила к ним огород пропалывать. Как-то подруга заболела малярией и попросила сопроводить ее в родную деревню. Всеми правдами и неправдами доехали мы до дома.

А через несколько дней лихорадка свалила и меня. Температура под 40, теряю сознание, ничего есть не могу из-за тошноты. Осталась только почерневшая кожа до кости. Мама, помню, все время говорила, что я умру. Сил у меня вообще не осталось, только лежала. И тут я увидела, как на меня бросается змея, аж с кровати соскочила! Видимо, эти галлюцинации встряхнули организм, и я выздоровела…

Всем миром

Тогда мобилизованных на войну провожали всем селом. Папу, как и других мужчин, тоже забрали на фронт. Призывали и совсем мальчишек, могли забрать прямо с экзаменов. Мало кто из них потом вернулся с фронта, неподготовленными ведь были. А женщины, старики, дети работали на полях. И черепашек – губителей пшеничных колосьев – собирали, и серпами жали пшеницу, и за косилкой бегали, снопы вязали, потом начиналась молотьба. На сенокосе, бывало, делаешь копны, а вместе с сеном вилами могли зацепить и змей. Поначалу мы их очень боялись, а потом привыкли. Но змею обязательно нужно было убить, только тогда могли продолжать спокойно работать. Иначе казалось, что она все еще под ногами.

Уставали очень, спали прямо на соломе. Но мы были очень дружны, помогали друг другу, старались ради родных и близких, которые сражались за нашу свободу. «Все для фронта, все для победы!» - только этим девизом мы и руководствовались. Да и труд, как известно, объединяет.

Как-то после уборки урожая меня вызвал директор школы и предложил учительствовать: в школе я всегда училась на отлично, а учителей в те годы не хватало. И вот получилось, что зимой я учила детей, а летом работала в поле. То сенокос, то полив, то кизяк для школы возили на быках. Столько всего интересного было! Молодыми были, вот нас везде и перебрасывали.

Война и любовь

В те годы к нам отправляли раненых, лечили и закрепляли их за колхозом. Выздоравливающие солдатики ухаживали за нами, некоторые девушки выходили за них замуж. А после окончания войны были случаи, когда мужчины бросали их с детьми, а сами уезжали в родные края. Поэтому мне мама сразу сказала: «Если выйдешь замуж за военного, то считать за дочь перестану!» За мной такой красивый парень ухаживал, а я маму послушала. Может, это и правильно было. Позже я познакомилась с замечательным человеком - Дмитрием Прокофьевичем Натальченко. Забегая вперед, скажу: мы с ним прожили вместе 58 лет, и очень хорошо прожили. У нас трое детей, семь внуков и четыре правнука.

Когда старость не в тягость

Когда объявили о победе, думала, что наши отцы сразу же вернутся домой. Эх, надежды… Отец наш вернулся, но больной. Через два года он умер. А сколько людей вообще не вернулось?

В 1946 году Анне Натальченко вручили медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы». Тогда же она поступила в пединститут на математический факультет. Семь лет учительствовала в совхозе Тамчы Иссык-Кульской области, куда по направлению отправили ее супруга. Дмитрий Натальченко, кстати, тоже воевал, ушел на фронт добровольцем, был военным фельдшером. Позже наша собеседница работала в столичных школах.

Не сидела без дела Анна Натальченко и после выхода на пенсию, она активно занялась общественной деятельностью в Совете ветеранов Октябрьского района Бишкека. Она и сегодня – активный член совета.

Будем помнить

Сложно представить, каким бы мог быть исход войны, если бы не крепкий, надежный тыл. Уверенность в поддержке тыловиков подкрепляла воинов, и наоборот, героизм солдат вдохновлял тыловиков. «Все для фронта, все для победы!» - простой лозунг, а сколько стойкости и самоотверженности было проявлено для его реализации. Старики, женщины и дети вкладывали все свои силы, перевыполняли нормы и планы, порой отдавали последнее. Только живые свидетели тех событий, ветераны войны и труда поистине знают, как дорого заплатили они за Победу. И долг потомков - помнить историю и уделить немного внимания тем, кто сегодня еще жив.

Бизнес
27 октября, вторник