00:27
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00

Жертвы домашних тиранов. Почему уйти от абьюзера не так легко?

В Кыргызстане семейное насилие — уголовно наказуемое преступление. За это можно сесть в тюрьму на пять лет. Однако, как правило, насильники отделываются штрафом или пробационным надзором, то есть условным сроком лишения свободы. Часто жертву осуждают, мол, почему она не ушла, зачем столько детей нарожала. Но мало кто понимает, что на самом деле чувствует женщина в такой момент и чего она боится.

Журналист 24.kg поговорила с жертвами домашнего насилия и выяснила, почему сложно уйти от абьюзера. Имена наших героинь изменены в целях их безопасности.

Бил, затыкал рот носком

Дарыйка Папанова прожила с мужем 13 лет. Все это время она терпела издевательства не только над собой, но и детьми.

Каждый раз, когда хотела уйти, он (муж — прим. 24.kg) просил меня не делать этого, обещал, что все будет по-новому.

Жертва насилия

«После замужества я выяснила, что это был третий брак моего супруга. Его родители говорили, что только я способна все выдержать, что никакая другая женщина не будет терпеть его характер, что любят меня как дочь, просили не уходить. Я терпела. Муж стал бить меня почти сразу после женитьбы. После первого избиения у меня случилась «замершая беременность». Тогда он сказал, что не сдержался и обещал, что больше такого не повторится», — вспоминает женщина.

Я его простила. Думала, как я буду жить одна, надеюсь, это не повторится. Только потом я узнала, что супруг издевался над двумя предыдущими женами.

Дарйыка Папанова

Побои в жизни Дарыйки повторялись не раз. По словам жертвы, когда она кричала от боли, супруг затыкал ей рот носком.

«Он снимал носок и засовывал мне в рот. Точно так же он поступал с детьми. Он бил и их. Причем жестоко. Когда они были еще совсем малышами, он закрывал им рот подушкой, чтобы они не кричали. Его раздражал их крик. Муж мог пнуть колыбель, в которой лежал ребенок. У нас есть дочь, он ее заставлял целовать ему ноги. Когда та целовала их, он утверждал, что она не так это делает, заставлял снимать носки и пятки целовать. Говорил, что когда она выйдет замуж, то, каким бы ни был ее супруг, она будет обязана целовать его ноги», — рассказывает женщина.

Бежать что есть силы

В последний раз муж избил Дарыйку так, что она не могла встать с постели. Дети просили маму уйти от отца, пока он не убил ее.

«Он избил меня противнем от духовки. У меня все так болело, что я не могла даже встать. Муж говорил, что если я вызову скорую помощь, его арестует милиция. Он просил, чтобы я этого не делала, говорил: ты же не хочешь, чтобы дети росли без отца. В итоге я сбежала от него с детьми. Я не вернусь, не хочу, чтобы этот ад повторялся», — говорит женщина.

Не та сноха, что нужна

Издевательства в семейной жизни Асель Актанбаевой, в отличие от предыдущей героини, начались не сразу. Она вышла замуж в Москве и какое-то время жила с супругом там. По приезде в Кыргызстан супруга как подменили: он стал агрессивным. А после того как женщина решилась уйти, муж отобрал у нее сына.

«В 2011 году нас поженили по мусульманским обрядам — нике. Первый ребенок умер совсем маленьким. Я не могла пережить смерть сына, и мы приехали в Кара-Балту. Второй раз мне удалось забеременеть через два года. Сначала все было хорошо, но потом начался ад», — рассказывает она.

Со слов Асель Актанбаевой, свекровь и муж унижали ее.

«Свекровь постоянно вмешивалась в нашу жизнь. Она обращалась со своими невестками как с рабынями. Не прошло 40 дней после родов, как меня заставляли таскать тяжелые бидоны с водой», — говорит женщина.

В последний раз муж Асель избил ее за то, что та принесла ему воду не в той пиале.

«Он облил меня этой водой, стал таскать за волосы, даже родственники не могли его остановить. Меня избили до такой степени, что палец на ноге до сих пор не сгибается, я получила сотрясение головного мозга, у меня была сломана рука», — вспоминает она.

Издевательства супруга не прошли бесследно для Асель. Из-за разрыва матки она теперь не сможет иметь детей.

«Почему не ушла? Потому что я выросла у дедушки с бабушкой, у меня было другое мышление. Считала, что в любом случае все прояснится, что брак — это святое, надеялась, что все будет хорошо, нужно терпеть. У меня нет родственников — и это тоже одна из причин, почему я терпела», — объясняет женщина.

Последняя надежда

В 2019 году Асель сбежала и решилась написать заявление в милицию. Но это не остановило тирана. Более того, он отобрал у женщины сына и не дает с ним видеться.

Когда я спросила у мужа, за что он меня бьет, выяснилось, что у него появилась другая женщина...

Жертва семейного насилия

«На очной ставке он унижал меня, угрожал избить. Следователь не встал на мою сторону, он не обращал внимания. Он отобрал у меня сына, говорил: «Сколько бы ты ни писала заявлений в милицию, я все купил». Его младший брат работает в ОВД Жайылского района. Я обращалась в МВД, ГКНБ о конфликте интересов, но меня никто не слушал. Деверь занимался укрывательством преступления — когда я звонила в милицию, он докладывал начальству о ложном вызове. Мои обращения остались без внимания», — жалуется Асель.

За все унижения и издевательства над жертвой насилия суд назначил бывшему мужу Асель один год пробационного надзора. Чтобы избавиться от мужа тирана, женщина пыталась покончить с собой.

После обращения к правозащитникам женщине удалось частично восстановить справедливость — суд лишил бывшего супруга родительских прав.

«Ребенок тянется ко мне, плачет, просит, чтобы я его забрала. Сын постоянно грязный, неухоженный. Супруг женился во второй раз. Ему не нужен ребенок, но он не хочет его отдавать мне. Я хочу, чтобы решение суда вступило в силу и я увидела своего мальчика», — надеется женщина.

Проблемы с малых лет

Глава кризисного центра «Сезим» Бубусара Рыскулова отмечает, что причин, по которым женщины не могут уйти от насильников, несколько.

«С самого детства девочкам внушают, что она не может уйти из дома, куда она вошла как супруга. В кыргызском обществе ее сравнивают с камнем, мол, где упал, там и лежи, раз согласилась выйти замуж, возвращаться нельзя. Еще женщины не могут уйти от мужа по экономическим и психологическим причинам. Многие думают: «Уйду — останусь на улице», — говорит Бубусара Рыскулова.

Правозащитница рассказала, что есть случаи, когда жертвы семейного насилия возвращались к супругам-абьюзерам.

«Мы не последняя инстанция. Была одна клиентка, которая, пожив в кризисном центре несколько дней, решила сама решить свои проблемы. Женщина возвращается в семью, в том числе из-за безработицы. Еще одна проблема, когда жертве некуда идти. Помощь правозащитников — капля в море. Кризисные центры могут принять по 25, максимум 50 человек. Государство должно не просто принимать жертв насилия, а защищать их», — говорит Бубусара Рыскулова.

Она уверена, что семейное насилие не должно оставаться безнаказанным. По словам главы кризисного центра, по таким уголовным делам тиранов нужно держать определенное время под стражей. Возможно, это поможет привести их в чувство.

Популярные новости
Бизнес