14:59
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Как приструнить СМИ.kg?

В Кыргызстане предприняли очередную попытку приструнить СМИ.

Имеющие уши да услышат

В рамках практически стартовавшей предвыборной гонки желающие заполучить депутатские мандаты шестого созыва вспомнили о журналистах. Чиновники в Кыргызстане и раньше пытались заставить прессу плясать под свою дудку. Но без особого успеха. На этот раз с ней решило разобраться Министерство юстиции. Суть предлагаемых этим ведомством поправок — контроль за тем, что пишут в газетах и показывают по телевизору. В частности, выдвигались предложения наказывать журналистов. Но уже не рублем или тюремным сроком, а... изгнанием из профессии. А деятельность СМИ без суда и следствия прекращать одним приказом Минюста. Кроме того, планировалось создание реестра тех средств массовой информации, где систематически публикуются якобы недостоверные сведения. В планах был и запрет на регистрацию в КР иностранными гражданами собственных информационных ресурсов.

Законопроект вызвал острую реакцию и критику со стороны не только журналистов, но и экспертов. Всем очевидно: очередная инициатива местного чиновничества — это явная попытка заставить представителей прессы ходить строем.

Глава общественного объединения «Журналисты» Марат Токоев отметил, что прежде чем инициировать подобный закон об условиях работы СМИ и регистрации информагентств, чиновникам следовало бы проконсультироваться с самими работниками медиа. «Предлагалась норма о ликвидации СМИ. Согласно поправкам, ресурс может самоликвидироваться по желанию учредителя, по судебному решению или по воле полномочного органа. Последний момент меня сильно смущает, поскольку власть сможет закрыть любое СМИ, если захочет. Этот рычаг они могут использовать, когда им удобно», — говорит Марат Токоев.

Он раскритиковал законопроект в части запрета иностранцам регистрировать СМИ в КР. «Иногда собственных сил не хватает, чтобы создать качественное СМИ, например, тот же «Forbes Кыргызстан» или «Times Кыргызстан». К примеру, можно взять радио «Азаттык», которое давало реальные новости, а не те, которые хотели услышать власти», — дополнил эксперт.

А мы вас тузиком

Межличностные разборки уже бывшего главы Минюста Алмамбета Шыкмаматова с руководителем аппарата президента Данияром Нарымбаевым привели к отставке первого. И чиновники ведомства пока отозвали скандальный документ. Но у журналистов страны нет гарантии, что новый министр не извлечет его из-под сукна.

Министерство юстиции, напомним, квота «Ата Мекена», а ее лидер не особо жалует тружеников пера и чуть что — несется с исковым заявлением в суд. Так что риск воскрешения драконовских методов борьбы с неугодными журналистами вполне реален. А перед выборами, когда политические силы в борьбе за кресла в ЖК будут, не стесняясь, поливать конкурентов грязью, угроза попасть на скамью подсудимых увеличивается в разы.

Особенно после принятия парламентом Закона «О ложном сообщении» над журналистским сообществом сгустились тучи. Вроде бы прямого давления на тружеников пера и объектива его буква не оказывает, но в случае неправильной трактовки сотрудникам СМИ грозят преследования, гонения и судебные разбирательства.

Отметим, что вышеуказанный документ предусматривает уголовное наказание — до 5 лет лишения свободы — за распространение недостоверной информации о совершенном преступлении. Под его же гребенку попадают и обвинения журналиста в причинении морального вреда и оскорблении. И это тоже статья.

Коли рожа крива

На «островке демократии» прочно прижилась практика, когда чиновники, не блещущие мастерством доходчиво и грамотно излагать свои мысли, в собственном косноязычии упрекают пишущую и снимающую братию. Излюбленные аргументы, приводимые в свою защиту «беловортничковыми»: «вы меня не так поняли», «я этого не говорил», «переврали мои слова». А с появлением радетелей за озвучивание докладов исключительно на госязыке, добавилось «не так перевели».

Вот и в конфликте Алмамамбета Шыкмаматова и Данияра Нарымбаева крайним выставили журналиста, который якобы исказил слова главного юриста страны о причастности большого чиновника из «Белого дома» к отставке Аиды Саляновой с поста генпрокурора.

Члены Совета коалиции даже намеревались вызвать на ковер автора публикации и потребовать диктофонную запись. Но передумали. Как пояснил ИА «24.kg» лидер альянса Феликс Кулов, нардепы раздумали допрашивать с пристрастием сотрудника газеты и предпочли поверить версию Шыкмаматова о том, что он «такого не говорил».

По их мнению, главный юрист страны не может врать. А журналист может.

Но, как говорят вменяемые эксперты, коллизия заключается в том, что тех же народных избранников, бросающихся с высоких и не очень трибун громкими обвинениями, привлечь к ответу невозможно. Их охранная грамота — неприкосновенность, даруемая мандатом. В этом случае под суд идет корреспондент, цитирующий поборника «чистоты и морали».

«Вспомните, как обстояло дело с иском Омурбека Текебаева к Жылдызкан Джолдошовой, заявившей, что лидер «Ата Мекена» явился одним из организаторов июньского межэтнического конфликта на юге страны в 2010 году и состоял в сговоре с Кадыржаном Батыровым. Тогда Текебаев обратился в суд, но ему в иске было отказано. Поскольку Джолдошова, как депутат, не несет ответственности за свои слова. Если бы, к примеру, в какой-нибудь газете, на странице Интернет-издания или в эфире телеканала прозвучало, что тот и тот чиновник виновны в том-то и том-то, то претензии были бы к тому, кто давал интервью, а не к журналисту», — отмечают в Институте медиа полиси. Однако на поверку оказывается иначе.

Битый небитого везет

В соответствии с Законом «О ложном сообщении» уже возбуждено уголовное дело в отношении главного редактора интернет-издания «Маалымат.kg» Дайырбека Орунбекова. Как пояснил сам главред, Генпрокуратура занялась им «по наводке» журналиста Лейлы Саралаевой. «В своей газете она написала, что меня надо привлечь к ответственности за статью об ошских событиях, где я обозначил вину членов временного правительства. Она написала, что эта информация ложная. После чего Генпрокуратура возбудила дело и поручила расследование спецслужбам», — сказал Дайырбек Орунбеков.

Как ранее пояснила ИА «24.kg» сама Лейла Саралаева, с заявлением в правоохранительные органы она не обращалась. «В нашей газете вышла статья под заголовком «Кыргызские геббельсы», которая ранее была опубликована на сайте одного из информагентств. В ней говорилось о так называемых ушаках в кыргызскоязычной прессе. Правоохранительные органы заинтересовались ею. Мне позвонили и попросили экземпляр газеты, который я, кстати, до сих пор им не отнесла. После нас опрашивали о статье и нашем издании. Эта статья вышла также на других информационных ресурсах», — отметила она.

Попытался призвать к ответу сотрудника СМИ (и опять за якобы ложное сообщение) все тот же лидер «Ата Мекена» Омурбек Текебаев. При этом представители властей постоянно заявляют, что в отличие от своих предшественников никогда не задевают журналистов, не ущемляют свободу слова. Однако факты говорят об обратном. В сентябре редактор кыргызскоязычной газеты «Искра плюс» Адилет Айтикеев вознамерился покинуть страну всерьез и надолго, хотел сбежать от Текебаева. Тот подал на него в суд за ложный донос.

Как пояснили его знакомые, Адилет Айтикеев уехал в Норвегию, не надеясь, что суд примет справедливое решение в его отношении. Данными относительно исчезновения из страны Айтикеева ни ГКНБ, ни МВД на тот момент не располагали.

Побег не удался. Айтикееву пришлось вернуться. Заветный статус политбеженца он так и не получил. Да и вопрос возбуждения уголовного дела повис в воздухе.

Под броней закона?

Скандальный закон обжаловала глава Ассоциации НПО и НКО Токтайым Уметалиева. Больше месяца Конституционная палата Верховного суда тянула с назначением даты заседания по жалобе правозащитника. Однако 14 января оно все же состоялось. Как пояснила позже ИА «24.kg» сама Токтайым Уметалиева, в удовлетворении ее искового заявления отказано. «Но члены Конституционной палаты дали разъяснение применению статьи 329 о заведомо ложном сообщении в СМИ. Практически они вернули статью в первоначальное положение, максимально оградив СМИ. Минимальная опасность осталась, но уже не такая, как ранее. Разъяснение Конституционной палаты равносильно закону, а значит, мы получили законодательный акт, который журналисты могут использовать в случае определенного давления со стороны правоохранительных органов и других структур. Получается, суть поменялась, а вывеска осталась», — сказала Токтайым Уметалиева.

Защитит ли разъяснение высшего конституционного органа страны журналистов? Сомневаемся. Особенно с учетом привычки политиков Кыргызстана перекладывать с больной головы на здоровую. «Пусть журналисты пишут правдивую информацию, а не добавляют от себя и не искажают, и проблем тогда не будет», — требует глава «Ар-Намыса» Феликс Кулов. Очень показательный, кстати, ответ. Мечта наших политиков, представителей власти, клерков: заставить СМИ петь им исключительно панегирики, и ни слова критики.

Лукавят и лицемерят они, заявляя о своей приверженности демократическим ценностям — в теории, на практике же пытаются превратить СМИ в свое оружие агитации и пропаганды.

А если еще учесть тот факт, что наша Фемида — это слуга административного ресурса, а не закона, то банкротить СМИ через суды и бить по рукам непослушных представителей масс-медиа вообще дело плевое.

Удивительно, что в Минюсте пошли по столь сложному пути. Запретите в КР СМИ и журналистику в целом — и дело с концом. Не получится? Придется держать ответ перед мировым сообществом? Конечно. Придется еще нашим депутатам и чиновникам напомнить: журналист не обязан вас хвалить. Он обязан рассказывать, что происходит в реальности, нравится вам это или нет. А ваша задача — исправлять выявленные недостатки.

Панегирики пусть вам поют ваши пиарщики...

Фото из Интернета

Популярные новости
Бизнес