01:15
USD 68.81
EUR 80.45
RUB 1.04

Крушение «Боинга»: кровавое утро…

Жителям кооператива «Авиатор» в поселке Дачи СУ до недавнего времени я немного завидовала.

Золотая осень

Еще бы, каждый день они могли видеть на фоне багрового заката идущие на посадку самолеты. Какую фотоколлекцию можно собрать! Хотя, если круглый год над тобой проносятся авиалайнеры, наверное, привыкаешь и не обращаешь на них особого внимания. И становится уже не страшно от мысли, что эта громадина однажды может рухнуть прямо на твой дом.

А еще здесь, на дачах, растет крупная, сладкая клубника, которую с весны и до поздней осени у обочины дороги продают бабушки и дети. Даже малыши держатся - никогда не съедят лишнюю ягодку из банки, а вырученные небольшие деньги несут своей матери.

Озорная местная ребятня до самых холодов беззаботно гоняет мяч на поле, что через дорогу. Мальчишки вбили несколько деревянных кольев, принимая их за воображаемые ворота. Установили свои правила игры в футбол…

Некоторые из них больше никогда не будут гонять мяч и собирать в саду фрукты …

Черное утро

Рано утром 16 января вблизи международного аэропорта «Манас» потерпел крушение грузовой самолет «Боинг-747». Он упал на дачный поселок. Многотонный лайнер буквально сравнял с землей десятки домов. Словно ничего и не было. Из одной линии уцелел лишь один…

Обычно в 7.40 я проезжаю как раз мимо дач: живу в том краю. Было еще темно, и полыхающее слева яркое зарево было хорошо видно.

Один из первых снимков с места трагедии

  

- Кто-то поджог дома! – мелькнуло в голове.

Проехать мимо я не смогла. Скажу честно: помочь я бы, наверное, ничем не сумела, хоть и пишу о советах медиков, как правильно оказывать первую медицинскую помощь.

В тот момент мною больше руководило, наверное, журналистское любопытство.

На месте уже собралась толпа.

- Самолет разбился, - спокойно ответил один из мужчин на мой вопрос, что случилось.

Вообще, как мне показалось, все вокруг было спокойно. Кроме бушевавшего пламени. Еще никто не понимал, насколько страшным будет это утро.

Работники аэропорта, находившиеся на месте, попросили не подходить близко к огню. Медики, милиция и пожарные с громкими сиренами и мигалками приехали немного позже.

Не было ни плача, ни криков. Только негромкие хлопки: что-то взрывалось в огне. Эмоции появились потом, когда начали разбирать завалы и доставать тела. Тогда-то люди в полной мере осознали, что произошло.

Горечь беды

Одни говорили о том, что услышали сильный взрыв, другие, напротив, рассказывали, что не слышали гула самолета.

- Был большой хлопок, дома тряхнуло, как при крупном землетрясении, - рассказал мужчина, представившийся Андреем Андреевым.

Ему повезло: сестренки, которая живет буквально через дом от разрушений, в момент катастрофы не было дома. А у других трагедия: люди остались под обломками своих жилищ. Целыми семьями. Жизнь их оказалась буквально срезанной под корень.

Но в то утро подробной информации у людей не было. Территорию оцепили сотрудники милиции. На место одна за другой приезжали машины «скорой» и противопожарной службы, медики увозили пострадавших в больницы, а погибших - в морг. Пожарные отправлялись за очередной порцией воды. Огонь не поддавался.

К месту крушения стягивают спецтехнику

Горел многотонный груз, который экипаж не довез до пункта назначения. Одежда, сотовые телефоны, электроника и многое другое - всего 85 тонн.

А людей становилось все больше. Подходили жители соседних селений. Любопытных не мог напугать даже сильный мороз.

Число зевак растет

Прибыли чиновники, члены правительственной комиссии, созданной для изучения причин авиационной катастрофы.

Спасатели начали ставить палатки. Разбором завалом занимались и совсем молодые ребята в ярких оранжевых костюмах. Они передвигались строем с совковыми лопатами в руках и немного растерянными лицами. Кто-то из них был в обычных медицинских масках, другие – без. Но вряд ли простая маска в полной мере защищала их легкие от едкого дыма и пыли.

Мимо пробежали спасатели с носилками. Значит, извлекли кого-то из-под завала. Живого или мертвого?

…К обеду страшная весть разлетелась по всей стране. Родственники тех, кто жил в районе падения борта, начали прибывать на место. Один из мужчин прорвался через оцепление, чуть не подравшись с сотрудниками правоохранительных органов.

- Я ищу сестренку! Не трогай меня! – резко крикнул он и пошел в сторону домов, от которых ничего не осталось…

Женщины и мужчины не могли сдержать слез. Кого-то поддерживали под руки, чтоб не упали.

Вот женщина зашла в дом к соседям, до которого самолет не долетел буквально несколько метров. У нее теперь никого не осталось, во время трагедии она была в Бишкеке у родственников, поэтому осталась жива. Она убивается с горя, а коллеги буквально полезли на забор, чтобы заснять «нужную картинку»…

Возможно, для кого-то это просто работа. Не исключаю, что все мы, журналисты, в какой-то мере очерствели, сообщая чуть ли не каждый день о страшных преступлениях в отношении женщин, стариков и самых беззащитных – детей.

Но лично мне не хотелось бы, чтобы в момент страшного горя мне тыкали камерой в заплаканное лицо и лезли в душу.

Как с этим жить?

Страшно представить, как выполняют свою работу спасатели, извлекающие обугленные тела или их фрагменты. Тут один раз тяжело пережить увиденное, а им по долгу службы приходится с этим жить постоянно… Как несут службу врачи и милиционеры в постоянном холоде и стрессе от увиденного? Хорошо, хоть горячим питанием к вечеру их обеспечили.

За дни трагедии стали известны десятки душераздирающих историй, услышав которые невозможно сдержать слезы.

Третьеклассник прибежал с уроков домов, а там пусто… Все родные находились дома и погибли под обломками. Ребенка забрали родственники. Как переживет мальчик свалившееся на него горе?

Сиротой остался и еще один семилетний мальчишка. Его спасло то, что он спал возле стены. Две его сестренки и мама с папой погибли. Теперь воспитанием займутся довольно пожилые бабушка с дедушкой. Смогут ли они поднять его, одолеть трагедию?

Самой младшей из погибших было всего четыре месяца. Оборвалась жизнь нескольких беременных женщин. 28-летняя Наргиза Кожаналиева была на восьмом месяце. Супруг Мырза Доконов сам откопал любимую жену из-под завалов. Мужчину спасло то, что рано утром он отвозил дочку в детский сад.

Вчера опознали все тела погибших кыргызстанцев. В поселке до сих пор стоит запах гари. Катастрофа еще долго будет напоминать людям о потерях. Когда теперь отогреются сердца тех, кто потерял холодным январским днем своих родных и близких?

Возможно, это произойдет однажды весной, когда на солнечных дачах вновь зацветет клубника… 

Популярные новости
Бизнес