16:11
USD 89.12
EUR 94.98
RUB 0.95

Реформа образования в Кыргызстане. Когда слова разнятся с действиями

Последний месяц в стране активно говорят о реформировании системы образования. Государство хочет добиться заметного прогресса в подготовке образованного поколения и сильных профессионалов. Председатель национальной инициативы «Билимдүү Кыргызстан», депутат парламента VI созыва Абдывахап Нурбаев поделился своим мнением с 24.kg о том, почему планы и желания чиновников могут так и остаться на бумаге.

— Проблема в том, что все министры говорят про реформу, но молчат про Закон «Об образовании». Для проведения реформ нужно принять новый закон, который может дать шанс, стать правовой базой для прогрессивных изменений. Все, что делается без изменения законов, — это как покрасить фасад здания, а внутри ничего не менять.

Главная цель — дать каждому учащемуся качественное образование, чтобы дети получили в школе то, что потом пригодится им в жизни. К сожалению, Минобразования много лет занимается околовопросами, сотрудники ездят в разные страны, проводят многочисленные заседания и конференции, годами пишут концепции, стратегии, планы, сотнями миллионов долларов вливается донорская помощь. А каков результат?

Сегодня уровень образования школьников отстает от сверстников в развитых странах на 4,5 года. Семь учеников из 10 не понимают смысла прочитанного.

Результаты работы директоров и преподавателей нужно оценивать, исходя из результатов достижений учащихся, а не по количеству сданных отчетов. Государственная аккредитация школ, превратившаяся в сплошное бумаготворчество и коррупционный процесс, не имеет никакого отношения к проверке качества образования. Зачем проводить аккредитацию школ, устраивать проверки со стороны районо и гороно, проводить аттестацию учителей, если не измеряется самое главное — достижения учащихся?

Поэтому депутаты и гражданское общество предлагают на законодательном уровне закрепить мониторинг качества образования, независимую оценку достижений учащихся. Имея результаты, можно ежегодно анализировать ситуацию и понимать, как и чему учить детей, у родителей и учителей будет дорожная карта.

Хорошо, что у нас есть Общереспубликанское тестирование (ОРТ). Это достижение Кыргызстана, после его введения коррупция при поступлении в вузы значительно сократилась. ОРТ — это объективная и независимая оценка, в результатах которой никто не сомневается. Но помимо ОРТ нужно измерение достижений учащихся в процессе обучения, например, в 4-м и 9-м классах. Такая система замеров проводится во многих странах — Эстонии, России, Казахстане.

— Глава кабмина назвал основные направления реформирования образования. Нам снова обещают строить школы, детсады, улучшать инфраструктуру...

— Да, но денег у государства недостаточно. Как оно сможет построить более 2,5 тысячи детсадов, каждый на 280 детей? По данным Минобразования, только 24 процента дошкольников посещают детсады, остальные не охвачены. А это почти 900 тысяч детей.

Для начала нужно сократить бюрократию, создать условия, чтобы люди (особенно в новостройках и сельской местности) могли легко и быстро открывать детские сады.

Сегодня для этого нужно предоставить в Минобразования десятки разных документов, детсад можно открыть только в нежилом помещении при наличии техпаспорта. Много ли в селах и новостройках нежилых помещений с техпаспортами? Практически нет. В десятках концепций и стратегий написано, что нужно повысить охват дошкольным образованием, а на деле само же министерство препятствует этому.

Глава кабмина также призвал обеспечить профессиональный рост учителей. Это правильный посыл. Без качественной работы педагогов не будет качественного обучения школьников. Но как это сделать, если 85 тысяч учителей обязаны повышать квалификацию только в одном республиканском институте? Они там качественных знаний не получают. В одном исследовании приводили анонимные ответы учителей. Все жалуются.

Такая система — пережиток прошлого, в других странах учителя повышают квалификацию там, где они считают нужным — онлайн или офлайн. Но наше министерство хочет, чтобы обучение всех учителей было только под их контролем. Что в результате? Уровень цифровых навыков учителей ниже на 30 процентов, чем у обычного человека.

80 процентов учителей пользуются устаревшими методами. Они до сих пор требуют от учеников заучивания и запоминания материала.

Весь мир пользуется искусственным интеллектом. Дайте учителям право выбирать место и время, где им повышать квалификацию и оценивайте результаты работы по достижениям их учеников, не мучайте бесконечными отчетами, аккредитацией и аттестацией.

Сегодня все школы страны обязаны работать по учебным программам и предметным стандартам, которые пишет Кыргызская академия образования. Все школы обязаны пользоваться учебниками, которые предписывает им министерство, даже если они с ошибками и их не хватает. Иначе могут наказать. Пока у нас будет сохраняться тотальный контроль над учебным процессом со стороны МОиН и пока не будет академической свободы в школах, никакие гибкие формы обучения не смогут применяться и никакая адаптация к быстро меняющимся условиям не произойдет.

— Переход на 12-летку можно назвать реформой?

— В МОиН говорили, что введут 12-летнее образование за счет шестилетних детей, которые уже сегодня проходят предшкольную подготовку. То есть вместо нулевого будет первый класс.

Этот вопрос включен как условие гранта и кредита от Азиатского банка развития. Непонятно, почему доноры ставят такое условие. Может, они думают, что если в КР будет 12-летнее образование, то качество образования повысится? Но ни МОиН, ни АБР не представили расчетов и анализа — справится ли школьная инфраструктура с наплывом учеников (а это дополнительно около 150 тысяч детей). Во многих классах в Бишкеке уже по 50 человек, школы переполнены в 2-3 раза, за партами сидит по три, а иногда по четыре ребенка.

Также не представлен анализ, каким будет эффект от 12 лет обучения. Улучшится ли качество образования, будет ли оно соответствовать потребностям экономики и гарантировать трудоустройство и достойный доход?

Сегодня около 20-30 процентов 14-15-летних подростков бросает учебу и выходит на рынок труда. Столько же уходит после 9-го класса в профессиональные лицеи и колледжи. Учащиеся и их родители теряют смысл в продолжении обучения, потому что качество образования низкое и никак не влияет на будущие доходы молодежи. Многим нужны реальные навыки, которые помогут им зарабатывать.

— Есть два законопроекта об образовании. Один продвигает министерство, второй — депутаты ЖК и гражданское общество. Споры по поправкам с приходом нового министра прекратились?

— Нет, не прекратились. МОиН рекомендует объединить два проекта закона в процессе рассмотрения в парламенте. Сейчас депутаты ждут заключение кабмина. По многим пунктам достигнуто согласие, но все еще остается много разногласий.

Роль МОиН должна быть пересмотрена кардинально. Это тоже важнейшая часть реформы. Минобразования было и остается исключительно карательным органом. Это подвело образование в стране к катастрофе. Ведомство должно быть регулятором, ставить задачи доступности и качества образования, мониторить ситуацию и добиваться результатов, создавая условия и помогая образовательным организациям. Мы же, объехав всю страну, слышим совсем другую историю: государственным образовательным организациям грозят наказанием, частным — лишением лицензии. То есть исключительно карательные меры.

Мы, «Билимдүү Кыргызстан», предложили министру прямо сейчас издать несколько приказов, исполнение которых не требует ни изменения закона, ни одного сома затрат. К примеру, нужно упорядочить проверки школ со стороны районо и гороно, и те визиты, которые проводятся под видом «методической помощи». Все должно быть документировано через приказ. Следует запретить сотрудникам гороно и районо участвовать в застольях в школах, которые сегодня практикуются по всей стране. Также мы предложили отменить приказ о монополизации повышения квалификации учителей. Нужна только политическая воля министра.

— У членов инициативы «Билимдүү Кыргызстан» есть решение, как кардинально улучшить качество образования?

— В дошкольном образовании мы предлагаем перейти от лицензирования к уведомительному порядку, разрешить открывать детские сады в частных домах (что на сегодня и так происходит, но таким детсадам МОиН не дает лицензии) при условии предоставления санитарного и противопожарного заключений. Нужно разрешить открывать детсады не только юридическим лицам, но и физическим — индивидуальным предпринимателям. В этом ничего нового нет, такая практика в десятках стран мира. В Казахстане, например, лицензирование дошкольного образования отменили еще в 2011 году, охвачено уже более 90 процентов детей.

Необходимо ввести ваучерную систему финансирования, чтобы бюджетные деньги шли за каждым ребенком, это облегчит бремя многим родителям, особенно в новостройках и селах. Ведь доказано: ребенок, который посещал дошкольное учреждение, имеет лучшие успехи в будущем.

По школам тоже нужно ввести ваучеры, а также убрать государственную аккредитацию, в которой очень много коррупционных рисков. Вместо нее предлагаем, как я уже сказал, мониторинг и независимое, объективное измерение достижений учащихся.

По вузам — изменить систему распределения государственных образовательных грантов, чтобы деньги выделяли не напрямую госвузам, а конкретному абитуриенту, имеющему высокий балл ОРТ. Пусть студент сам выбирает учебное заведение, независимо от формы собственности, где обучают желаемой специальности. Так появится конкуренция между университетами и, соответственно, повысится качество образования. Сейчас бюджетные деньги — многолетний гарантированный источник доходов для вузов-монополистов.

— Минобразования поддерживает ваши предложения?

— Новый министр говорил, что поддерживает, но аппарат министерства, честно говоря, нет. Там люди сидят десятилетиями и не хотят ничего менять, предпочитают жить по-старому. Нам так и сказали, министры приходят и уходят, а мы тут остаемся и будет по-нашему. Посмотрим, какой путь в результате выберет министр.

Популярные новости
Бизнес