14:10
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17

Аскар Турдугулов. К людям с инвалидностью у нас относятся как к попрошайкам

В начале мая в Кыргызстане произошло уникальное событие, которое несколько затерялось на фоне остальных новостей. Впервые в истории республики у людей с инвалидностью, а их в стране на сегодняшний день насчитывается более 200 тысяч, появился свой представитель в аппарате омбудсмена. Им стал блогер и гражданский активист Аскар Турдугулов.

пресс-службы омбудсмена
Фото пресс-службы омбудсмена. Аскар Турдугулов стал советникам омбудсмена по защите прав людей с инвалидностью

В интервью 24.kg недавно назначенный советник омбудсмена рассказал о своем опыте борьбы за равные права, что в этом направлении делают сегодня чиновники и как исправить ситуацию.

— Аскар, расскажи о себе.

— Меня зовут Аскар Турдугулов. В Сети я больше известен под псевдонимом Оскар Райс. Оскаром меня называют друзья, а Райс — это своего рода адаптация моей фамилии на английский язык. «Тур» — по-кыргызски «стой», на английском это звучит как rise up — поднимайся.

Мне 36 лет, до 18 лет я жил обычной жизнью. В 2002-м произошли события, после которых я приобрел пожизненную инвалидность первой группы.

Это случилось на Иссык-Куле. Неудачное падение спиной на перила на излом. Травма позвоночника. До этого я никогда в жизни ничего себе не ломал, не было даже сильных ушибов.

— Когда ты впервые задумался о защите прав людей с инвалидностью?

— Когда проходил долгую реабилитацию после травмы. У меня тогда появилась мечта — однажды выбраться на спектакль в Театр оперы и балета. Когда я смог это сделать, столкнулся с первой проблемой. Вызвал такси и понял, что у нас нет удобного транспорта для людей на колясках. Тогда же у театра я впервые прочувствовал на себе, что даже одна ступенька — это уже барьер.

предоставлено собеседником редакции
Фото предоставлено собеседником редакции. Аскар Турдугулов

В тот день и пришло осознание, что нужно об этом говорить, нужно доносить до общества эту проблему. С развитием интернета и социальных сетей делать это стало проще и удобнее.

— Ты помнишь свой первый видеоролик?

— Да. Это был Дворец спорта в Бишкеке. Я приехал к нему и показал, как тяжело людям на колясках пробраться в здание.

— Как часто чиновники реагируют на твои публикации? Были случаи, когда после них тут же принимались меры?

— Такое случается, но не часто. Один из примеров — налоговая инспекция Первомайского района. Там не было пандусов и отключили лифт. На второй этаж можно было попасть только по лестнице. Когда я опубликовал свой пост в Facebook, Госэкотехинспекция направила туда инспекторов, которые выдали предписание об исправлении нарушения. Пандусы сделали, но не по строительным стандартам. Пользоваться ими все равно нереально. Отреагировали для галочки.

предоставлено собеседником редакции
Фото предоставлено собеседником редакции. Даже одна ступенька - это уже серьезный барьер, не говоря уже о лестницах

— В Бишкеке, как я понимаю, в принципе сложно найти два одинаковых пандуса. С трудом верится, что есть хоть какие-то стандарты.

— Строительные стандарты у нас очень правильные. Если бы мы жили по ним, то жили бы, как в Европе. Проблема в том, что их не придерживаются. И нет никакого государственного контроля за их исполнением.

Чиновники часто считают, что самого наличия пандуса, как факта, достаточно, а какой он — неважно.

Есть и другая проблема. Например, Госэкотехинспекция не имеет права проводить проверки без заявления. То есть по каждому пандусу придется писать отдельное обращение. Сейчас мы работаем, чтобы внести изменения в нормативные акты. Чтобы инспекторы могли проводить рейды в любое время с участием СМИ.

— С госучреждениями понятно. А частные строительные фирмы не заинтересованы в соблюдении норм?

— Для них это лишние траты. Учитывая, что прием новостроев не обходится без коррупционной составляющей, ответ мой будет очевидным. Тему доступной среды поддерживают единицы предпринимателей.

— Топ-5 мест в Бишкеке, доступных для людей с инвалидностью, по твоей версии.

— Проще назвать топ-5 недоступных мест. Кыргызская национальная филармония, Музей изобразительных искусств, Русский и Кыргызский драмтеатры, кинотеатры. В принципе, этот список можно продолжать долго.

— В 2016 году мэрия Бишкека установила специальные подъемники в подземных переходах. В работе мы их так и не увидели.

— Это на самом деле ужасно. Были потрачены огромные деньги и все впустую. Власти города сделали невероятную глупость.

Чтобы воспользоваться подъемником, необходимо прийти в мэрию и попросить ключ. Я его называю «золотой ключик».

Оказывается, в бюджет не заложили лифтера, который помогал бы включать подъемное устройство. С надземными переходам в районе Аламединского рынка еще хуже. Там подъемники просто закрыли. Они есть только номинально.

из интернета
Фото из интернета. Подъемники в подземных переходах Бишкека работали только на открытии. Чиновники на них покатались и закрыли на ключ

— Есть идеи о том, как изменить ситуацию?

— Если говорить о пандусах и в целом о доступной среде, то как раз сейчас вместе с активистами мы планируем провести круглый стол, пригласить стройкомпании. Рассказать им о стандартах и принципах универсального дизайна, который удобен всем. Грубо говоря, это исключение лишних порогов, лестниц, ступеней в зданиях.

Это упростит жизнь не только людям с инвалидностью, но и родителям с детскими колясками или велосипедистам.

— В советское время у Общества слепых и глухих было свое производство, на котором люди могли зарабатывать на жизнь. Как сейчас обстоят дела с трудоустройством?

— Этот завод функционирует, но уже больше как фонд, а не как производство. В целом с трудоустройством проблемы. Законодательство у нас, опять-таки, хорошее. Есть пятипроцентная квота для людей с инвалидностью, но ее никто не соблюдает. Все потому, что по закону такой рабочий должен трудиться не больше семи часов в день, у него должно быть оборудовано рабочее место. А это для владельцев бизнеса лишние траты. Хотя есть и редкие исключения.

Отмечу, что большую работу в этом направлении проводит неправительственная организация «Центр Солидарности в Кыргызстане», с которой мы сотрудничаем далеко не первый год.

Как вариант, предлагается стимулировать предпринимателей. При соблюдении квоты освобождать их от части налогов либо выдавать кредиты.

— С начала твоей гражданской активности прошло больше 15 лет. Какие изменения за это время ты ощутил?

— Они, как верхушка айсберга. Если смотреть в далекий 2005 год, все было ужасно. Сейчас о проблемах начали говорить, стали что-то делать. Но этого все равно мало.

В том же Казахстане за это же время в вопросах прав людей с инвалидностью сдвинулись намного дальше.

Но надежда умирает последней. У нас много активистов, у которых много идей, желание менять мир вокруг себя. В Кыргызстане очень сильно мешает кадровая чехарда. Меняются правительство, министры и их команды. Вроде только наладили рабочие контакты, а человека убрали или того хуже — посадили. Все приходится начинать сначала. Главная проблема — отсутствие финансов.

предоставлено собеседником редакции
Фото предоставлено собеседником редакции. Выступление Аскара Турдугулова перед представителями аппарата омбудсмена КР

— Много идей и предложений разбилось о пороги Минфина?

— Примеров много. Самый злободневный — увеличение суммы пособий для людей с инвалидностью. Сейчас они не превышают 1,5-2 тысячи сомов в месяц. Или путевки в санатории, которые предоставляются человеку с инвалидностью раз в пять лет, а должны предоставляться минимум раз в год. Еще пример — коляски, которые должны меняться раз в год, так как они быстро изнашиваются. У нас их выдают на пять лет. Эти проблемы озвучиваются, делаются предложения. Ответ один — денег нет.

— Я знаю, что существует унизительная процедура, по которой человек с инвалидностью раз в год должен ее подтверждать.

— Эта процедура сейчас называется медико-социальная экспертиза. Сам проходил ее пять раз, прежде чем добился признания пожизненной инвалидности. По этой проблеме ко мне обращаются очень часто. Представьте, у человека перелом шейных позвонков. Полный паралич. А его заставляют раз в год являться на комиссию, да еще и в здание, в котором его приходится часами носить на носилках по этажам и кабинетам. Люди вынуждены давать взятки от 500 до 1 тысячи сомов, чтобы не мучиться. Собственно, ради взяток все это и делается.

предоставлено собеседником редакции
Фото предоставлено собеседником редакции. Аскар Турдугулов

— Какие задачи как советник омбудсмена ты считаешь для себя первостепенными?

— Первое — это вопросы доступной среды. Второе — исключение из законодательства дискриминационных моментов. Например, по закону люди с первой группой инвалидности не имеют права усыновлять детей. Хотя у многих есть такая возможность.

Я считаю, что это дискриминация. Нужно рассматривать каждый случай отдельно, а не обобщать их. В Кыргызстане сегодня нет ни одного государственного реабилитационного центра для людей с травмами позвоночника. Это способствует увеличению инвалидности. В целом вопрос медицины.

Когда я проходил обследование в Европе, мне сказали: «Операцию тебе сделали топорно. Если бы оперировали у нас — уже ходил бы».

Планирую продолжать бороться со стигматизацией в обществе. У нас человек в коляске представляется многим, как какой-то немощный попрошайка, который ничего не может. Сам не раз сталкивался с тем, что на рынках, куда я выезжал за покупками, люди подходили и давали мне мелочь. Один раз даже банан в руки сунули. Понимаете, какие шаблоны у них в головах, какие предрассудки? И я скажу, что изменить сознание людей зачастую гораздо сложнее, чем построить пандусы, подъемники или медицинские центры.

Популярные новости
Бизнес
25 июня, пятница