09:41
USD 84.75
EUR 102.96
RUB 1.14

Опасный отдых в горах. Когда прибыль важнее безопасности

На прошлой неделе на горнолыжной базе в Караколе произошла трагедия — скончался 12-летний подросток из Казахстана. Спускаясь на лыжах, он ударился об ель и от полученных травм умер на месте. Очевидцы считают, что это случилось из-за халатности администрации.

Специалисты уже не первый год заявляют, что техническая безопасность горнолыжных комплексов находится в катастрофическом положении. В Кыргызстане отсутствуют гарантии оказания помощи при попадании туриста в чрезвычайную ситуацию.

Редакция 24.kg побеседовала с главой службы спасения в горах и Ассоциации горных гидов Владимиром Комиссаровым о сегодняшней ситуации с безопасностью горнолыжных баз страны.

из интернета
Фото из интернета. Владимир Комиссаров

— Администрации каких горнолыжных баз принимают меры для безопасности отдыхающих?

— Полномасштабно никто не принимает такие меры, только частично. На горнолыжных базах должно быть несколько групп безопасности — подъемных механизмов, склонов, обучения катания, информационная безопасность и наличие аварийно-спасательных формирований и оборудования. Эти параметры соблюдаются на всех базах по-разному.

Могу сказать, что руководство базы «Чункурчак» больше всех следует правилам, «Ski-татыр» тоже более или менее. Но вот на других этому уделяют внимание меньше всего.

— Поговорим о международных стандартах. Какие есть правила и отвечают ли наши горнолыжки этим нормам?

— Международные стандарты, безусловно, есть. Существуют как европейские, так и российские. Для горнолыжных баз должны быть комплексные нормы безопасности — проектирование, строительство и эксплуатация. В нашей стране таких правил нет вообще. За этим нужно следить нескольким учреждениям.

Например, Госэкотехинспекция обязана отслеживать существующие нормы. По туризму также есть Минкультуры. По каким-то вопросам МЧС. Им следует работать скоординировано.

Согласно экспертному анализу о безопасности приключенческого туризма в Кыргызстане, государственная политика по этому вопросу находится на нуле.

— Есть ли такая профессия, как спасатель в горах?

— По идее должна быть, но ее нет. Все мы знаем, что существуют такие профессии, как пожарный, спасатель на воде, а спасателя в горах нет, отсутствует профессиональный стандарт. Вопросы спасательных формирований в горах тоже расплывчаты. Многих норм нет. Представьте, что в приключенческом туризме от большинства услуг зависят жизни и здоровье людей, это действительно так. К сожалению, в Кыргызстане каждый может провозгласить себя горным гидом, инструктором и предоставлять услуги без определенных знаний.

— Должны ли представители баз инструктировать новичков и любителей покататься?

— Нет. Но другой вопрос, если посетитель захочет воспользоваться услугами инструктора, который научит его кататься и правилам, где гарантия, что ему предоставят действительно обученного профессионала? У него должны быть сертификаты и документы, подтверждающие инструкторские навыки.

Если вы не умеете кататься, а вас неправильно этому научат, последствия могут быть плачевными.

И у нас зачастую получается, что на любой горнолыжке человеку может попасться инструктор, сам толком незнающий основ безопасности.

— Обеспечены ли наши горнолыжки медпунктами?

— Знаю, что на базе «ЗиЛ» есть медпункт, на других точках не видел. Они должны быть по идее. Мало того, каждая база нуждается в аварийно-спасательном формировании. Если отдыхающий упадет где-нибудь на склоне и сломает ногу, его следует грамотно и правильно спустить вниз — для этого нужны знания.

Ни на одной горнолыжной базе в Кыргызстане нет аварийно-спасательных формирований.

Владимир Комиссаров

Бывают случаи, когда посетители едут на канатной дороге, а электричество отключают. В таком случае у базы должен быть аварийный привод, но ведь он тоже может сломаться. Поэтому формирование, безусловно, нужно.

— А что со спецтехникой? Если травмированного человека понадобиться спустить со склона, как действовать в этом случае?

— Некоторые базы обеспечены подобной техникой. Но не все. Например, на том же «ЗиЛе» такого нет, как нет и оборудования, с помощью которого можно спустить травмированного посетителя.

— Ранее вы говорили о том, что у нас недостаточно спасательных вертолетов, но они все же есть?

— С вертолетами у нас настоящий кошмар. Есть только пять рабочих, но они все коммерческие. В 2019 году нам срочно нужен был вертолет, не смогли добиться от коммерческих служб, потому что они работают по заказу. Но наша просьба не терпела времени. У парня на перевале с отеком легких ухудшилось состояние, это было после обильного снегопада. Нас умоляли помочь, потому что сами боялись спускать его вниз. Двое суток мы не могли найти вертолет, в итоге его друзья плюнули на все и спустили со склона, парень выжил. Но представьте, если бы это был турист из Европы, то мог быть большой скандал. О вышеупомянутых проблемах говорим уже несколько лет, но, как видите, результатов и внимания к этому все еще нет.

— Горнолыжный отдых стал очень популярным в Кыргызстане в последнее время. Причем он недешевый. Только один ски-пасс стоит около 1 тысячи сомов. А посетителей на базах, особенно в выходные, очень много. Неужели полученную прибыль нельзя потратить на улучшение безопасности?

— Это называется «дело моей совести». Если я не отвечаю за безопасность, не несу ответственности за это, то реализация становится делом совести. Предприниматель хочет получить как можно больше денег.

Это большая дилемма — пустить деньги на улучшение или оставить их в кармане.

Владимир Комиссаров

В первую очередь хозяин базы решает, куда потратить прибыль. Он думает, что получит взамен, если направит деньги на определенные нужды. У нас до сих пор пользуются бугельными подъемниками с крючками — они запрещены во всем цивилизованном мире, их нет в технических нормативах.

Популярные новости
Бизнес