18:53
USD 73.49
EUR 80.52
RUB 1.03

От неверия до нулевой нагрузки. Как ВИЧ-инфицированные принимают свой статус

Ежегодно в третье воскресенье мая принято вспоминать людей, умерших от СПИДа. Делается это для того, чтобы привлечь внимание общественности к проблемам больных и носителей ВИЧ-инфекции, а также к распространению этого заболевания в мире.

В Кыргызстане наблюдается резкое увеличение ВИЧ-инфицированных. Самый высокий показатель — в столице и крупных городах. В последнее время растет половой путь передачи инфекции. На него приходится более 60 процентов случаев. Есть семьи, члены которых заразились тремя разными путями. Одна из них поделилась своей историей с 24.kg.

Выбор, перевернувший жизнь

Семь лет назад 45-летний Руслан узнал, что у него ВИЧ. «Я употреблял наркотики, всегда старался пользоваться новыми шприцами. Последние 14 лет провел в местах лишения свободы, видимо, там и подхватил вирус. Три года я отказывался в это верить и не принимал лекарства. Однажды приехал врач с центра «СПИД» и спросил, кто не верит в свой статус, нас было четверо. Сдали повторные тесты и после этого я начал принимать антиретровирусную терапию (АРВ), сейчас у меня неопределяемая вирусная нагрузка. Чувствую себя хорошо», — рассказал он 24.kg.

«Однажды я поставил крест на личной жизни, но, оказавшись в общежитии для людей с ВИЧ, познакомился с Ларисой. Решили с ней быть вместе, поженились по мусульманским обычаям. От первого брака у меня двое взрослых детей: сыну 27 лет, дочери 23. Поддерживаю с ними отношения, хотя о статусе не говорю. Зачем? Из родных о моей болезни знают только сестра и брат. Восприняли нормально, обошлось без дискриминации. Я, может быть, с ними и жил бы сегодня, но не хочу стеснять, учитывая свое прошлое и болезнь.

Хочу своим трудом чего-то добиться. До тюрьмы занимался бизнесом, но в 1990-е годы связался не с той компанией, легких денег захотелось... Сейчас воровать и грабить, возвращаться в тюрьму не хочу. Хватит. И так полжизни просидел. С наркотиками завязал, теперь надо держаться. Планируем с женой снять квартиру, найти работу. Я хорошо умею готовить, может, свое кафе открою», — размышляет Руслан о планах.

«Не надо нас бояться»

Лариса о своем ВИЧ-статусе узнала четыре года назад во время беременности. Стояла, как положено, на учете, а на шестом месяце вызвали в городской центр по борьбе со СПИДом.

«Я написала отказ от лечения, поскольку до беременности проходила полное обследование, и все было прекрасно. Не поверила, — вспоминает женщина. — Позже врачи искали меня, но я избегала с ними встреч. Уверена, что заразилась от бывшего мужа, однако он по сей день все отрицает и не проверяется. Но других путей заражения у меня не было».

По закону лица, живущие с ВИЧ/СПИДом, обязаны предпринимать меры по предотвращению передачи инфекции другому. Если человек знает о наличии у него вируса и кого-то заражает, то это влечет уголовную ответственность.

«У трехлетнего сына тоже ВИЧ. Младшему сыну 1,5 года, у него анализы отрицательные, хотя к АРВ я подключилась только недавно. Его грудью я не кормила», — добавляет Лариса.

Мешают стигма и самоедство

Ее дети временно живут в доме малютки, поскольку им с Русланом пока негде жить. Женщина постоянно их навещает, планирует забрать, как только решит вопрос с жильем и оформит документы себе и им. «Старший сын тоже на АРВ, хорошо переносит лечение. В доме малютки к нам нормально относятся, никаких вопросов и колкостей. Но мне самой пришлось тяжело», — признается женщина.

Когда узнаешь диагноз, сильно переживаешь, поедаешь себя изнутри, замыкаешься в себе.

Лариса

«Признаюсь, до статуса я сама считала, что ВИЧ-положительные — это не люди. Как с ними можно сидеть за одним столом?! Чего боялась, то и получила. Сейчас я знаю: это обыкновенная болезнь. Если мы с вами сидим, разговариваем или пьем чай из одной кружки, ВИЧ не грозит, — отмечает Лариса. — Попадая в сообщество, становится легче, появляется поддержка, ходишь на лекции, понимаешь, как жить дальше».

Социальные работники отмечают, что дискриминация в отношении ВИЧ-положительных все еще остается актуальной проблемой. «Бывает, что и диагноз разглашают, в больнице на весь коридор могут закричать или в банке. Был такой случай в Токмаке. Девушка пришла оформить карту для получения пособия на ребенка с ВИЧ, а работница банка пристала с вопросами, что за пособие, зачем, и потом на весь офис как закричит: «Да у вас оказывается СПИД!» Ей вообще не должно быть никакой разницы, зачем человек открывает счет», — рассказывает соцработник Ирина.

Такие случаи могут подтолкнуть людей к отказу от лечения и, соответственно, способствовать распространению инфекции.

На пути к цели

«Официальный рост зарегистрированных случаев ВИЧ говорит об улучшении выявляемости, и это надо приветствовать. Значит, центры по борьбе со СПИДом и гражданский сектор действуют правильно и мотивируют население к прохождению тестирования на вирус», — считает председатель правления ОФ «СПИД Фонд Восток — Запад в КР» Наталья Шумская.

Главное, чтобы больных не просто ставили на учет ради галочки, а подключали к АРВ. К сожалению, есть уклоняющиеся от лечения из-за стигмы, дискриминации, миграции.

Наталья Шумская

«В этом вопросе нужна многосекторальность. Одно Министерство здравоохранения не справится с проблемой. Работники системы образования, религиозные деятели, агентство по делам молодежи — все могут выполнять на местах целевые мероприятия», — отмечает Наталья Шумская.

Кыргызстан вместе с другими странами стремится к достижению амбициозной цели 90-90-90. Это значит: 90 процентов людей с ВИЧ знают о своем статусе, 90 процентов из числа выявленных стабильно принимают АРВ и 90 процентов, находящихся на лечении, добились подавления вирусной нагрузки.

Популярные новости
Бизнес
28 мая, четверг