06:17
USD 77.05
EUR 91.17
RUB 1.05

Ни условий, ни зарплаты. Как выживают семейные врачи и медсестры

В Кыргызстане много лет говорят о развитии семейной медицины. Однако похвастать пока нечем. Нагрузка на врачей и медсестер колоссальная. При этом стимула нет. Одни обязанности, риски и ответственность. Отсюда острый дефицит кадров. Об удовлетворенности пациентов и речи нет.

Отучился бесплатно? Отработай!

По республике сегодня не хватает 2 тысяч семейных врачей. Минздрав ежегодно выделяет лишь 150 бюджетных мест для ординаторов по направлению «Врач общей практики».

Ширин Талапбек кызы — вчерашний ординатор. С сентября 2019-го трудится в филиале поликлиники № 8 в столичном жилмассиве «Кара-Жигач». Она рассказала 24.kg о проблемах в этой сфере.

Одна из основных — высокая загруженность. В час девушка принимает до десяти пациентов вместо трех-четырех. Работает на 0,5 ставки. Ее норматив — 9 человек, а принимает до 35, иногда до 40 с учетом экстренных больных. За полставки молодой врач получает смешные 2 тысячи 300 сомов в месяц. Что держит ее в обычной поликлинике?

Думаю, это мое хобби, я люблю свою профессию. Держусь потому, что у меня есть дополнительный заработок. Вся молодежь совмещает, работает в частных клиниках.

Ширин Талапбек кызы

«Вначале всем хотелось идти на узкие специальности. Я мечтала стать кардиологом. Но проучилась шесть лет на бюджете, поэтому пришлось отрабатывать в добровольно-принудительном порядке. Лучше быть семейным врачом, чем безработным кардиологом. И второе, что на меня повлияло, — вопрос личного характера. Мама очень тяжело болела, и чтобы выявить диагноз, мы обошли десять узких специалистов, которые все равно ничего не нашли. Тогда мы не смогли попасть к своему семейному врачу, потому что приходилось ждать по 2-3 часа. Для больного это тяжело. Я не упрекаю коллег — узких специалистов, однако они не смотрят на здоровье человека в целом, в комплексе», — объяснила она свой выбор специальности.

А в ответ проклятия

«Семейные врачи должны оказывать людям широкий спектр услуг, осматривать взрослых, детей, беременных, делать какие-то легкие хирургические манипуляции. Мы можем, но нет условий, не хватает оснащения. В моем кабинете, предназначенном больше для педиатра, нет обычной кушетки, чтобы можно было уложить больного. Нет элементарных инструментов для ведения физиологической беременности. Я могла бы проводить спирометрию, однако тоже нет аппарата», — развела руками молодой специалист.

Еще одной проблемой, особенно для врачей-девушек, по ее словам, являются домашние визиты: «Не знаешь, в какое пространство заходишь, и кто там ждет. Люди могут быть в алкогольном опьянении, поругаются между собой, а всю агрессию выливают на тебя. Ты ничего не можешь сделать, и никто за это ответственности не несет».

У населения нет ответственности за свое здоровье. Люди, в том числе и молодые, думают, что если болеют, то врачи должны приходить к ним на дом. Потребительское отношение.

Ширин Талапбек кызы

«Был вызов к 30-летнему мужчине с жалобами на температуру 38 градусов и боли в горле. Обычная ангина. Разве не мог он прийти в поликлинику? «Там очереди», — ответил он. А в это же время дедушка нуждается в паллиативной помощи, ждет лежачая бабушка, перенесшая инсульт. Им моя помощь нужнее», — посетовала она.

Есть еще одна категория пациентов — одинокие люди, которыми должны заниматься в основном соцработники. Они звонят в поликлинику и жалуются на боли в сердце. «Думаешь, мало ли, пожилой человек, вдруг инфаркт. Спрашиваю, где болит, а она отвечает: «Мне больно в сердце от того, что одиноко». У пациентки я провела три лишних часа. Не встанешь и не уйдешь: эта бабушка напишет потом на тебя жалобу. Слова проклятия мы тоже слышим», — добавила врач.

Нужно отменить домашние вызовы. Для неотложных ситуаций есть скорая помощь. А у семейных врачей в основном наблюдаются планово, хронические больные.

Ширин Талапбек кызы

«В день у семейных врачей может быть по три-четыре вызова в разные районы. Идешь, несмотря на снег, холод, слякоть, едешь с пересадками. Обувь приходит в негодность за неделю, и никто расходы не возмещает. Почему врач должен идти на дом, когда для этого не создано абсолютно никаких условий?» — задалась она вопросом.

К больному на лошадях

Не лучше обстоит ситуация и с семейными медсестрами. На ГСВ многие не хотят работать: первичная зарплата — около 3-4 тысяч сомов. Разве на такие деньги проживешь? «Остались в основном люди советской закалки, пенсионеры, которых кормят взрослые дети, или люди, не безразличные к медицине», — рассказала 24.kg и. о. замдиректора по сестринским делам ЦСМ Оша Айгуль Таштанова.

По ее словам, в высокогорье зарплата выше, но и нагрузки больше — до 2,5-3 тысяч населения. «Там медсестры практически плачут, на лошадях добираются до пациентов, поскольку ни связи нет, ни транспорта. Все на полном энтузиазме», — отметила Айгуль Таштанова.

При этом стимула и материального поощрения нет. Раньше хотя бы выдавали 13-ю зарплату или путевки на курорт. Сейчас же и категорию заслужить сложно, требования все время ужесточают.

Одни разговоры, результатов нет

Большинство молодых специалистов, услышав о зарплате в госполиклиниках, разворачиваются и уходят. Ехать в регионы по распределению тоже не торопятся. Выжить в съемной квартире на мизерную зарплату невозможно. Если с работы уйдут пенсионеры, а среди врачей таких около 80 процентов, то обслуживать население будет скоро некому.

«Семейный врач в мире — самая сложная, трудоемкая и ответственная специальность, поэтому ее везде уважают, поддерживают, укрепляют. У нас же семейных врачей настолько заклевали, что они готовы все бросить и уехать куда подальше. Нет ни нормальных условий работы, ни нормальной зарплаты», — признался на форуме по медицине профессор Нурлан Бримкулов.

«Что делать? Пересмотреть потенциал семейных врачей и медсестер, а также программы медицинского образования, повысить привлекательность семейной медицины путем финансового стимула. Вроде все просто, во всех программах об этом говорится, но в реальности пока, к сожалению, дело обстоит по-другому», — констатировал он.

Минздрав же снова обещает: в трех регионах внедряют обновленную модель первичной медико-санитарной помощи. Потом и до всей республики очередь дойдет. Дожить бы.

Популярные новости
Бизнес