00:50
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

«Фамильный узел» — роман о том, как связать удавку из семейных уз

Специально для читателей 24.kg книжный блогер, автор Telegram-канала «Сестрица Холдена» Евгения Николаева рассказывает о самых актуальных, интересных и полезных книгах из мира художественной литературы и нон-фикшн.

Сегодня речь пойдет о романе итальянского писателя Доменико Старноне «Фамильный узел».

У себя на родине Старноне известный писатель, журналист и киносценарист, обладатель нескольких премий, в том числе Strega, одной из самых престижных итальянских премий в области литературы, его книги переведены на два десятка языков.

И если русскоязычному читателю имя этого автора не покажется знакомым, в качестве призывного сигнала достаточно упомянуть другое, ставшее буквально синонимом современной итальянской литературы для самой широкой публики. А именно Элена Ферранте.

Дело в том, что о личности писательницы, подарившей миру цикл «Неаполитанский квартет» (в прошлом году по ним вышел и успешный сериал, озаглавленный по названию первого романа тетралогии «Моя гениальная подруга») известно крайне мало.

Ферранте не появляется на публике, по собственному желанию сохраняя анонимность, тайну не выдают и ее издатели, отчего возникло предположение, что Элена Ферранте — творческий псевдоним.

Есть две популярных версии относительно того, кто за ним скрывается. Так вот, по одной из них Ферранте — это либо сам Доменико Старноне, либо его жена Анита Райя, а, может быть, и их творческий тандем.

Любопытно упомянуть, что у Старноне с Ферранте совпадают возраст и место рождения. По официальным данным писательница родилась в Неаполе в 1943 году, а сам Старноне в том же году — в Савьяно, городе совсем неподалеку. Но, как бы ни решалась на самом деле эта литературная загадка, главное, что нужно знать, — Старноне писатель явно не меньшего мастерства, чем Элена Ферранте, кем бы она ни была.

А «Фамильный узел» точно понравится и поклонникам «Неаполитанского квартета», и тем, кто вообще любит прозу, наполненную живым и понятным психологизмом.

Сюжет в этом совсем небольшом романе, на первый взгляд, простой до банальности. В Неаполе самого начала 70-х муж уходит из семьи. Ему уже перевалило за тридцать, он рано женился, стал отцом двоих детей и успел заскучать в душном традиционном браке, влюбился в молоденькую, красивую и свободную девушку, рядом с которой чувствует вдохновение. Жена переживает случившееся как страшную трагедию, осыпает супруга упреками в отчаянных письмах к нему. Дети? Как пережили это дети, мы узнаем потом. Право высказаться в книге получит каждый.

А перед читателем емко и всего на двух сотнях страниц пройдут целая жизнь и история брака, обернувшегося тем самым до боли затянутым узлом, вынесенным в заглавие.

В оригинале, кстати, роман называется просто «Шнурки», семейная история с завязыванием шнурков один из его центральных смысловых образов. Это тот редкий случай, когда выбор другого названия для русского перевода книги оказался удивительно удачной находкой, поддерживающей заданную автором метафору.

Вообще, как всегда бывает у хороших писателей с небольшими текстами, Старноне в «Фамильном узле» не тратил ни слова просто так.

Каждая реплика его героев, каждое вскользь упомянутое обстоятельство и даже предмет интерьера здесь оказываются предельно важны для раскрытия сюжета.

Приводя все в такую концентрированную форму, Старноне добивается удивительного эффекта — читателю наверняка покажется, что он прочел отнюдь не маленькую книжку. Объем истории, событий и лет, отсутствующих в тексте, легко сам собой достраивается в воображении.

Как и Элена Ферранте, Старноне отнюдь не стесняется сильных чувств, которых в интеллектуальной прозе часто (и довольно снобистски) избегают, считая чересчур пошлыми и мелодраматичными. Его герои в гневе бросаются громкими обвинениями, укоряют вековечными клише «а о детях ты подумал», «ты копия своей матери», в горе доходят до умопомрачения и бурно переживают обиды.

Здесь может прийти на ум культурный стереотип о чисто итальянском темпераменте, но стоит поразмышлять еще немного и окажется, что достоинство этой прозы вовсе не в национальном колорите, а в ее непредвзятости к вот такому по-честному бытовому.

«Экзистенциальная скорбь» звучит, конечно, благородно, но вряд ли кто-то именно так бы описал свое чувство от измены партнера в момент переживания этого факта.

Да и, в конце концов, многие ли могут похвастать тем, что в пылу чувств ни разу не воспользовались готовыми шаблонами, вроде «да ты всю жизнь мне испортила». Переживаем в быту мы все-таки гораздо более похожие проблемы и в похожем регистре с персонажами Старноне или Ферранте, а не Арно Шмидта или Ханса Хенни Янна.

А вот тема семьи — действительно очень итальянская тема. Для автора из Италии, с ее сильным традиционным отношением к браку и случившимся уже во второй половине прошлого века бунте против жестко нормативных «семейных ценностей», характерна рефлексия о том, как именно счастливы или несчастливы могут быть семьи, и отдельные их члены.

Старноне выбирает семью сугубо несчастную, но не сводит свою историю до простой констатации трагедии, чтобы заставить читателя погрустить, а предлагает ему увидеть, в какой момент и почему в браке и семье начинают завязываться те мучительные узлы, которые потом сложнее всего распутать.

Популярные новости
Бизнес