02:13
USD 89.40
EUR 96.65
RUB 0.98

Приватизация госимущества: зачем это нужно и будет ли толк

В последнее время активно обсуждается вопрос приватизации государственного имущества в Кыргызстане. Президент и правительство заявили о намерениях реализовать большую часть из него. Произойти это должно в течение одного года. Инициатива вызвала неоднозначную реакцию у общественности.

Эксперт Азамат Акенеев попытался вместе с 24.kg разобраться, в чем плюсы и минусы и что показал предыдущий 30-летний опыт передачи госсобственности в частные руки.

С молотка

Массовая приватизация государственной собственности началась с самого первого года независимости страны. Относилось это ко всем видам государственного имущества: движимому и недвижимому, земельным участкам, жилищному фонду, зданиям, хозяйствующим субъектам, предприятиям и компаниям.

По данным Национального статистического комитета, в период с 1991 по 2020 год в Кыргызстане было приватизировано 7 тысяч 358 объектов, принадлежащих государству.

Из этого числа большая часть приватизированных предприятий (52 процента) пришлась на торговлю, общественное питание и бытовое обслуживание населения. Также было приватизировано 565 промышленных предприятий, 421 строительная организация, 391 сельскохозяйственный объект.


Методы приватизации применялись самые разные. Основными, которые были использованы, являлись преобразование в акционерное общество (23 процента от общего числа приватизированного). Практически столько же предприятий путем прямой продажи было передано частным лицам и прямой продажей трудовому коллективу.

Около 18 процентов государственных предприятий были приватизированы путем продажи через коммерческий конкурс, 9 процентов — проданы через аукционы.

Другие методы приватизации использовались реже.


Подавляющее большинство этих объектов были приватизированы за бесценок и достались в основном людям, которые в силу своего положения имели доступ к процессу. То есть чиновникам, руководителям этих предприятий и другим аффилированным с ними лицам. Сам процесс был полностью непрозрачным. Другого и нельзя было ожидать в условиях слабости институтов, отсутствия законодательной базы, понимания у граждан своих прав.

Полученные подобным коррупционным образом государственные объекты в дальнейшем многие пришли в упадок или вообще не использовались новыми собственниками.

Тем не менее приватизация сыграла свою роль, позволив в достаточно сжатые сроки перейти от командно-административной государственной модели экономики к рыночной.

Хотя многие считают тот этап приватизации грабительским, именно тогда и был сформирован в основном слой сегодняшних частных собственников в Кыргызстане.

Опыт приватизации также показал, что участие в ней принимали в основном наши граждане или отечественные предприниматели. Большого интереса со стороны иностранных инвесторов приватизируемые объекты не вызывали.

Текущая ситуация

Если посмотреть на количество приватизируемых предприятий по годам, то можно легко убедиться, что основной процесс приватизации прошел в 1990-х.

Если за период с 1990 по 1993 год ежегодно приватизировались тысячи предприятий, потом сотни, то, начиная с 2000 года, счет пошел на десятки.

За последние 10 лет процесс приватизации практически прекратился.

Например, за период с 2015 по 2020 год было приватизировано всего шесть объектов.


Кто-то скажет, что факт практической остановки процесса приватизации в Кыргызстане связан с тем, что приватизировать больше нечего. Однако это будет слишком простым объяснением.

По данным Фонда по управлению государственным имуществом, в собственности государства остается еще около 50 акционерных обществ, 17 ОсОО, более 100 государственных предприятий, 10 тысяч 406 зданий, 15 тысяч 22 строения, 434 недостроенных объекта, 366 земельных участков, 7 тысяч 907 транспортных средств, 2 тысячи 135 железнодорожных, авиационных и водных транспортных средств, 78 тысяч 385 нематериальных активов, 784 тысячи 90 машин и оборудования.

Общая балансовая стоимость госимущества составляет на 2019 год более 80 миллиардов сомов.

Скорее, здесь можно говорить об отсутствии реальной политической воли на приватизацию государственной собственности. В этом легко убедиться. Согласно закону о приватизации, правительство не может приватизировать любой объект. Вначале он должен быть включен в программу приватизации, которую должен утвердить парламент. Смотрим на последнюю программу приватизации, утвержденную постановлением парламента от 29 июня 2015 года № 5408-V, и видим, что туда за исключением одного-двух предприятий в основном включены какие-то неизвестные компании и имущество в регионах, заведомо не представляющее никакого интереса для потенциальных покупателей.

Все более-менее лакомые кусочки государственные органы предпочитают держать в своей собственности, даже несмотря на то что большинство этих предприятий являются убыточными.

Мотивация чиновников понятна. Любая хозяйственная деятельность — это возможность извлечения незаконного дохода, устройства на работу своих родственников и знакомых, возможность участия в закупках и других коррупционных схем. А за последние четыре года госорганы не удосужились принять хоть какую-то формальную программу приватизации, полностью остановив процесс.

Другой важной причиной замедления или даже полной остановки процесса приватизации является усиление давления со стороны правоохранительных органов на госслужащих. Многие из попыток приватизировать те или иные объекты, даже проведенные по всем нормам законодательства, впоследствии обернулись уголовными делами и арестами. В результате на приватизируемые объекты выставляются значительно завышенные даже по рыночным меркам цены, лишь бы избежать обвинения в коррупции. Да и мало кто из потенциальных инвесторов хочет связываться с государством, предполагая возможные проблемы в будущем.

А нужно ли?

В целом приватизация большей части государственной собственности в Кыргызстане необходима. При этом мотив пополнения бюджета должен играть чуть ли не последнюю роль. Опыт других стран, да и собственный опыт Кыргызстана показывает, что поступления от приватизации никогда не являются существенным источником дохода.

Гораздо важнее, что приватизация позволяет устранить так называемые искажения рынка и сократить коррупцию в государственных органах. В тех секторах, где возможна конкуренция, вообще не должно быть государственных компаний или предприятий.

Государство должно остаться только там, где в силу объективных причин существует естественная монополия (например, передача электроэнергии) или стратегических секторах, отвечающих за национальную безопасность. Во всех остальных случаях наличие государственной собственности отвлекает государственные органы от выполнения ими своих прямых обязанностей по регулированию рынка и предоставлению государственных услуг, создает конфликт интересов и коррупционные потоки, которые привлекают во власть недобросовестных лиц.

Не секрет, что крупные государственные компании являются местом, куда власть имущие устраивают своих знакомых и родственников, где существует выстроенная система откатов. Такие сектора, как финансы, производственная деятельность, телекоммуникации, транспорт, гостиничный сектор, распределение электроэнергии и другие, где существуют и успешно работают частные операторы, должны быть полностью приватизированы.

Для реализации намеченных целей и масштабной приватизации государственной собственности не обойтись без значительного упрощения требований по минимальной цене приватизируемых объектов и обязательного наличия нескольких конкурсантов. Наиболее успешный за последние годы пример приватизации «Кыргызгаза» показал, что в случае наличия добросовестного и стратегического инвестора, имеющего четкую программу развития, государственные компании можно отдавать и бесплатно, взамен получая миллиардные инвестиции и передачу более передовых методов управления и технологий. При этом ключевое значение должны иметь именно критерии для добросовестности инвестора (например, требование по обязательному листингу на одной из крупных фондовых бирж, оборот или наличие филиалов в нескольких странах и другое).

Приватизацию государственных компаний можно проводить не только путем традиционных конкурсов и аукционов, но также используя выпуск и размещение акций.

В последние годы на ценные бумаги отдельных государственных предприятий существует устойчивый спрос по крайней мере на внутреннем рынке. Выход части акций на местную фондовую биржу будет способствовать дальнейшему развитию рынка ценных бумаг и повышению прозрачности. В перспективе возможно проведение IPO отдельных крупных госкомпаний и на международных рынках.

При этом ключевым требованием для успешной приватизации является доверие к власти, которая будет ее проводить. Без такого доверия никакие даже самые упрощенные и передовые правила не будут способны привлечь добросовестных инвесторов.

Популярные новости
Бизнес