14:03
USD 69.83
EUR 79.82
RUB 1.06

Кыргызстан: горькая пилюля интеграции. Часть I

Сегодня исполняется год, как Кыргызстан стал полноправным членом Евразийского экономического союза. От интеграции кыргызстанцы ждали если не чуда, то, по крайней мере, решения части экономических проблем. Через год можно констатировать - не получили ни то, ни другое.

Долгая дорога к «счастью»

Кыргызстан задумал «жениться» и целых три года сомневался, стоит или нет ввязываться в авантюру под названием ЕАЭС. Однако в большинстве своем это все же были не реальные раздумья, а попытка выторговать больше «ништяков». В целом все прекрасно понимали, что вступать, рано или поздно, но будем все равно. Продиктовано это было как экономическими, так и политическими соображениями. Страны-основательницы союза – Россия, Беларусь и Казахстан – наши давние партнеры и друзья. Как бы обидно это ни звучало, но выжить без их рынков мы не можем.

Союз был нужен больше нам, чем им, но это не значило, что Кыргызстан не будет сопротивляться и просить для себя лучших условий и послаблений. Преференции и льготы – не просто прихоть капризной невесты. ЕАЭС – палка о двух концах. С одной стороны – это огромный рынок сбыта, с другой – бесчисленное множество регламентов и правил, которые в идеале призваны защитить жителей стран союза от недоброкачественной продукции, а заодно и от китайского реэкспорта. Со второй частью у КР давние проблемы. Страна маленькая, собственного промышленного производства практически нет, ветеринарные лаборатории на последнем издыхании. Поэтому вступление в союз на общих основаниях означало бы полный крах. А посему мы начали торговаться.

Первая попытка женитьбы так и не удалась. Отец невесты забраковал брачный договор. Другого выбора не было. Первый вариант дорожной карты по вступлению в Евразийский экономический союз оказался сверстан не в нашу пользу. Президент страны Алмазбек Атамбаев наотрез отказался подписывать его. Торги продолжились еще пять месяцев. В итоге 8 мая 2015 года стороны все-таки подписали брачный договор. Однако выторговать для невесты самые главные льготы так и не удалось.

Радость была недолгой

Брак между Кыргызстаном и ЕАЭС стал законным 12 августа 2015 года, когда президенты КР и РК официально сняли таможенный контроль на границе. Но жить долго и счастливо не получилось. Медовый месяц омрачили проблемы именно на границе. Сразу после того, как ее покинули таможенники, в страну хлынул непрекращающийся поток контрабанды. Везли все и все, кому не лень. Но самыми первыми «прелести» «свободного» рынка на себе почувствовали нефтетрейдеры. В Кыргызстан тысячами тонн потекли нелегальные ГСМ.

Логика дельцов понятна – в Казахстане топливо стоит на 10-12 сомов дешевле, чем в КР. Соседи поддерживают собственное производство ГСМ, максимально снизили налоги, но пользоваться дешевым горючим могут только внутри страны. Экспорт облагается огромными пошлинами, что для других стран делает казахский бензин практически золотым. Однако для контрабандистов отсутствие таможни на кыргызско-казахской границе стало манной небесной. Кыргызстанцы с радостью и сейчас покупают дешевые казахские бензин и солярку, а официальные поставщики топлива вынуждены сокращать объемы поставок. Кроме убытков бизнеса, доходы теряет и скудный госбюджет.

Позже и остальные участники рынка стали бить тревогу. Из-за отмены импортной пошлины на муку отечественные мукомолы обанкротились. Решение проблем, к слову, бизнес предложил сразу – снизить НДС на импорт пшеницы. Однако задумались об этом лишь тогда, когда половина предприятий, не выдержав натиска дешевой казахской муки, уже закрылись. Почему кыргызские чиновники не пошевелились раньше, вопрос риторический. Ведь мукомолы почти за год до вступления в ЕАЭС говорили о своей проблеме. За это время можно было разработать и принять нужный законопроект. Но все были заняты парламентскими выборами, так что проблемы малого и среднего бизнеса никого не волновали.

С каждым месяцем число людей, которые спрашивали, чем занимались правительственные чины, когда надо было готовиться к интеграции и помогать бизнесу, становилось все больше. Вслед за мукой и ГСМ в страну нелегально стали завозить фрукты, овощи, мясо, товары народного потребления. В условиях ЕАЭС наладить систему должного контроля перемещения товаров через границу - обязанность Государственной налоговой службы. Однако за год ГНС так и не смогла выстроить логистику на границе так, чтобы на наш рынок попадало как можно меньше неучтенных товаров.

Мясо с душком конкуренции

Но больше всего шуму наделали санитарные, фитосанитарные и ветеринарные посты на кыргызско-казахской границе. Именно они стали камнем преткновения и предметом первых ожесточенных споров между тогда еще женихом и невестой – ЕАЭС и Кыргызстаном. Договориться не получилось. В брак вступали с букетом совместных претензий и обид. Самое смешное, что недовольство каждой стороны вполне оправдано.

Страны ЕАЭС требовали от Кыргызстана наладить систему ветеринарного и фитосанитарного контроля внутри страны. Стандарты союза таковы, что без подтверждающего качество товара сертификата поставлять его на рынок ЕАЭС нельзя. Выдать его могут только лаборатории, включенные в Единый реестр. К тому же система контроля товаров в КР должна быть признана эквивалентной действующей в союзе. И это до сих пор самое непреодолимое препятствие для нашей страны.

Нет, по овощам и фруктам договориться удалось. Санитарные и фитосанитарные посты сняли через 100 дней после вступления КР в союз. А вот с «ветеринаркой» не получается до сих пор. Печально, но факт – за годы независимости в Кыргызстане практически полностью уничтожили систему ветеринарного контроля. Ее возрождение требует колоссальных денег, которых у КР нет. Соседи согласились помочь. Россия и Казахстан обещали выделить финансы на строительство лабораторий и оснащение ветеринарных постов на внешних границах. РФ обещание выполняет. К 2017 году необходимое оборудование завезут полностью. А вот Казахстан давать денег на то, чтобы в итоге получить у себя на рынке конкурента с дешевым мясом, не торопится.

В итоге через год после вступления в ЕАЭС ветеринарные посты на кыргызско-казахской границе не сняты. Поставлять мясную и молочную продукцию на огромный рынок союза мы не можем. Правда, Россия все же оценила наши старания. Первым 15 предприятиям разрешили поставлять в РФ мясо, молоко и рыбу. Для остальных обещанный путь в светлое и беззаботное будущее заказан. Правительство Кыргызстана, к слову, в этой части бессильно. Объективно мы выполняем все обязательства, но практика показывает, что это не гарантирует движения партнеров по союзу нам навстречу.

Было бы желание, а лаборатория найдется

ЕАЭС – двуликий Янус. С одной стороны, это огромный рынок почти в 200 миллионов человек. Кыргызстан с экологически чистой продукцией вполне может занять там достойную нишу. С другой стороны, надо сильно постараться, чтобы получить туда доступ. Причем рассчитывать только на помощь соседей и сидеть, сложа руки, не получится. К сожалению, кыргызские чиновники начинают понимать это только сейчас. Почему? Всему виной частые смены правительства и отсутствие преемственности власти.

За год, что Кыргызстан барахтается в проблемах с ЕАЭС, в стране сменилось три премьер-министра. А сколько чиновников более мелкого ранга – и посчитать сложно. С приходом нынешнего премьер-министра Сооронбая Жээнбекова мы услышали откровение: «Кыргызстан не был готов к вступлению в ЕАЭС». Тут вопрос к правительству - а что вы делали все три года, пока шли переговоры? Неужели не знали, с чем столкнется страна в итоге? А может, не хотели заниматься делом?

Есть, конечно, и объективные факторы. Вступление Кыргызстана в ЕАЭС совпало с экономическим кризисом, что наложило негативный отпечаток и смазало эффект от евразийства. Но есть и субъективные причины наших проблем – чиновничий аппарат. Мы слишком долго надеялись, что все наши проблемы решат за нас, слишком долго пеняли на то, что партнеры не дают денег на запуск промышленного производства и оснащение лабораторий. Мы нашли деньги на скандальную дорогу Балыкчи – Корумду, а вот на возведение новых ветеринарных лабораторий изыскали лишь сейчас, через год после вступления в союз. Хотя делать это нужно было как минимум год, а то и два назад. Неужели нельзя было решить проблему раньше? Нынешняя обстановка показывает, что можно, главное – желание. А с этим у нас пока туго.

Бизнес