08:18
USD 84.78
EUR 99.84
RUB 1.17

Путь в никуда: как государство убивает алкогольный и табачный рынки Кыргызстана

Внедрение новых систем контроля производства, пристальное внимание к упаковке и содержимому товара, «изысканное» налогообложение и постоянные нападки на бизнес с целью «вывода из тени» — это реалии алкогольного бизнеса в Кыргызстане уже многие годы. В силу своей прибыльности этот вид предпринимательства постоянно манит разные ветви власти, которые одна за другой выдвигают новые инициативы в отношении «высокоградусного» бизнеса.

Сейчас в новых, надо сказать, слишком темных красках, заиграла очередная идея — государственная монополия рынка по производству этилового спирта и обороту алкогольной и табачной продукции.

Инициатор законопроекта считает, что передача всей отрасли в руки государства позволит улучшить деятельность сектора и получить новый источник дохода для бюджета, однако участники рынка, бизнесмены и даже некоторые законодатели придерживаются мнения, что государство попросту развалит то, что создавалось годами.

Разбираемся в последствиях инициативы депутата, и в поиске ответов опросили законотворцев, бизнесменов и главного игрока рынка, который столкнется с результатами идеи, — Ассоциацию производителей, экспортеров и импортеров алкогольной продукции.

Вся власть в одни руки. Как видит госмонополию депутат?

Приступить к перестройке алкогольного и табачного рынков инициатора сподвигла пандемия коронавируса, которая и так уже нанесла немало вреда экономике Кыргызстана. Но именно последствия коронакризиса легли в основу предложения Комитета ЖК по аграрной политике в лице депутата Замирбека Эсенаманова о введении 100-процентной государственной монополии на реализацию табачных изделий, производство и реализацию алкогольной продукции.

По словам депутата, из-за кризиса, отрицательных последствий пандемии и маловодья республиканский бюджет испытывает серьезные денежные трудности. В это время производители спирта и алкопродукции уклоняются от налогообложения, используя поддельные акцизные марки и другие методы.

«В результате бюджет недополучает от 5 до 8 миллиардов сомов ежегодно в течение последних лет», — поясняет депутат в проекте постановления.

В качестве способа борьбы депутат предлагает разработать меры по введению 100-процентной государственной монополии и разработать поправки в налоговое, бюджетное законодательство о неналоговых доходах с целью «справедливого пополнения бюджета на местном уровне».

В целом же госмонополия алкогольного и табачного рынков подразумевает:

— лицензирование производства спирта и алкогольной продукции;
— запрет на оптовую торговлю местным и импортным этиловым спиртом;
— установление должной рыночной стоимости за сборы на получение лицензии на производство спирта и алкопродукции, на импорт алкогольной и табачной продукции;
— создание государственной акционерной корпорации «АлкоТабакПром» — монополиста на алко- и табачном рынках.

По задумке, госкорпорация-монополист получит полное право на продажу подакцизных товаров — алкоголь и табак будут помечаться специальными акцизными марками, отслеживаться Единой автоматизированной системой контроля и продаваться в государственных специализированных оптово-региональных терминалах.

Бизнес же, на плечах которого останется основная работа по производству, получит доступ к реализации продукции только через механизмы государственно-частного партнерства.

Амбициозные идеи в «сыром» проекте

Предложение крайне амбициозно, но и последствия его могут иметь сопоставимый масштаб. По данным Ассоциации производителей, экспортеров и импортеров алкогольной продукции, компании-производители будут значительно урезаны в своих возможностях. Но в первую очередь они будут лишены права продавать то, что будет произведено их силами! Компании не смогут влиять на ценообразование, вести учет продаж и необходимых объемов производства, бороться с контрафактом и даже самостоятельно рекламировать собственную продукцию. Обязанности же за ними останутся в прежнем объеме, и даже больше, а часть прибыли будет делиться с государством.

Если же вернуться к проекту постановления ЖК, то из объяснений депутата Жогорку Кенеша Дастана Бекешева следует, что документ должен был пройти согласование с фискальным комитетом, но после некоторого обсуждения комитет снял его с повестки дня.

«Инициатором является депутат Эсенаманов. Мы объяснили, что введение 100-процентной госмонополии практически невозможно. Например, табак мы уже исключили из проекта, по алкоголю тоже все неоднозначно — шампанское мы не производим, виски не производим или очень мало. Как мы введем госмонополию? Это приведет к разрушению рынка. Потом будет тяжело восстанавливать, будет сильная контрабанда, а теневая экономика вырастет в разы», — пояснил депутат Дастан Бекешев.

По словам депутата, инициативу еще можно попробовать рассмотреть в отношении производства спирта, но и в этом случае придется столкнуться со множеством нюансов и деталей.

«В советские времена была госмонополия на производство спирта, но сейчас для этого надо выстроить дистрибьюцию — оптовые склады. Это большой объем работы, а проект постановления очень сырой, без анализа регулятивного воздействия и экономических выкладок. Да, у нас есть несоответствие в объемах производства, ввоза и реализации, но проблема заключается в другом — мы не можем наладить контроль за потоками. Мы принимали закон о ЕГАИС — единой государственной системе контроля учета алкогольной продукции — нам хотя бы его суметь реализовать. Хотя опыт показал, что даже в России система работает из рук вон плохо», — пояснил депутат.

Монополия слабого менеджера: мертвая инициатива из 90-х

Помимо «сырости» самого проекта неприятными последствиями веет от самой идеи госмонополии. По мнению экс-вице-премьер-министра Эльвиры Сурабалдиевой, она возвращает страну в 90-е, к той практике, от которой она уходила долгие годы.

«Мы пришли к пониманию, что государство — плохой менеджер. На протяжении 30 лет мы видим, что управление государства ведет к убыточности. Яркий пример — MegaCom, доходы которого за пару лет упали в разы. Или Кара-Балтинский спиртовый завод — печальная картина того, как государство управляет производством. Госмонополия — это мертвая и провальная инициатива. В первую очередь из-за закона о госзакупках — мы проигрываем конкурентам, пока согласовываем все действия. Второе — бюрократия, которая в итоге бьет по деньгам», — сказала Э.Сурабалдиева.

Неумелым хозяйственником государство считают не только в сфере законодателей, но и в бизнес-сообществе.

«За крайне редким исключением все ГП-монополисты в своих отраслях являются убыточными. Я боюсь, что государственная монополия в алкоотрасли тоже придет к тому, что ГП станут дотационными, и вместо платежей в бюджет начнут тянуть деньги из бюджета. Не думаю, что наш бюджет готов платить дотации прибыльной отрасли», — сказала президент Ассоциации поставщиков и дистрибьюторов Гульнара Ускенбаева.

К слову, история помнит, как Кыргызстан уже обжегся на государственной монополии на алкоголь в 90-х годах прошлого столетия. Тогда была создана акционерная корпорация «Кыргызалко», но в итоге ее деятельность была признана несостоятельной.

«Кыргызалко» снизило свои обороты до 30 процентов от производственной мощности и создало дефицит на рынке. На «ура» его восприняли подпольные переработчики спирта и контрабандисты. Правоохранители изымали огромные партии их нелегального продукта, а люди травились этим суррогатом. Контрабанда тоже никуда не исчезла. Каналы нелегальных поставок перекрывали бессистемно, а производство и продажи без лицензий пресекались лишь частично», — рассказал заместитель председателя Совета по развитию бизнеса и предпринимательства при торага ЖК Артур Ташибеков.

Замглавы совета добавил, что пока госкорпорация безуспешно пыталась справиться с управлением, ее верхушка погрязла в коррупции, а бизнесмены пытались с ней как-то договориться.

«Этот провал нельзя повторить в нынешний экономический кризис в стране. С 2012 года в казну стало поступать в 10 раз больше акцизов, и нельзя рисковать этим доходом, проводя заранее провальные эксперименты», — пояснил А.Ташибеков.

Деньги на ветер/эксперименты

По мнению заместителя председателя Совета по развитию бизнеса и предпринимательства, эксперименты могут обернуться огромными выпадениями из бюджета. Госмонополизация торговли табаком и алкоголем принесет государству чистый убыток, так как придаст импульс подпольному производству и серой торговле.

Эта мера гарантированно обернется провалом акцизных сборов в бюджет страны. Рынок начнет сжиматься, в следующем году из-за неизбежных коррупционных побочных эффектов и неорганизованности этих новых структур 30 процентов легального рынка исчезнет, а с ним и акцизные сборы.

Артур Ташибеков

По подсчетам совета, выпадения из бюджета составят:

— акцизы на сигареты — 1,4 миллиарда сомов;
— на алкоголь — около 360 миллионов сомов.

«Госмонополию, по всей видимости, хотят ввести в угоду конкретным производителям и поставщикам, которые рассчитывают на передел рынка за счет получения «жирных» квот от соответствующей госкорпорации», — сказал он.

Разрыв деловых связей и импортозависимость

На деле же в первую очередь передел рынка скажется на всех деловых связях между производителем, оптовым покупателем-продавцом и конечным потребителем. В отточенные годами алгоритмы логистики вклинится новое звено в виде госкорпорации. Это заставит простраивать новую цепочку связей, в результате чего игроков рынка ждут провалы в продажах, а бюджет — недополучение налогов.

«Сейчас продукцию производят под продажи, а когда все это разобьется, то товары будут застаиваться на складах. На самом деле больше проблем, чем решения вопроса», — считает глава Ассоциации поставщиков Гульнара Ускенбаева.

Экс-вице-премьер Э.Сурабалдиева также считает, что вводить госмонополию в момент, когда идет обнищание народа, а заработные платы не растут, нерационально.

«Алкогольный бизнес за 20 лет уже поставлен и притормаживать его — прямой путь к финансовым потерям. Государство в первую очередь должно волновать качество потребляемых населением продуктов. Во вторую — собираемость налогов и социальных отчислений. Через эти процессы государство и так участвует на рынке», — поясняет она.

По ее мнению, если в таких условиях государство введет 100-процентную госмонополию на алко- и табачном рынках, то в итоге оно будет еще больше зависеть от импорта продукции из Казахстана и России.

«Так мы дадим плюсы иностранным бизнесменам. Получается, мы подавляем своих производителей, вместо того чтобы заниматься контролем качества. Наша продукция уходит за границу и высоко оценивается, поэтому очень странно, что появляются такие позывы. Зачем вводить дополнительное звено, которое будет тормозить все процессы? Мы просто будем обогащать силовые органы, а бизнес будет вынужден работать в тени» — высказалась Э.Сурабалдиева.

От дефицита к росту цен

Вмешательство государства в производственные процессы, логистику и реализацию, в свою очередь, может привести к сокращению объемов производства, дефициту продукции на рынке и, как следствие, к росту цен на продукцию.

Однако основной причиной для подорожания алкогольной продукции, по словам президента Ассоциации производителей, экспортеров и импортеров алкогольной продукции Акылбека Кунакунова, станет ее продажа через склады-терминалы госкомпании.

«Это повлечет за собой удорожание алкопродукции из-за увеличения расходов на реализацию, содержание штата, закупку и содержание основных средств организации, дополнительные налоги.

В итоге за счет созданной компании цена на продукцию повысится значительно, но качество продукции при высокой цене, наоборот, ухудшится.

Госкомпания при закупке сырья должна будет проводить тендеры, а это значит, что сырье будет дешевым и плохого качества. Если учесть коррупционную составляющую, которая добавится в процессе госзакупок, то это снова скажется на конечной стоимости», — пояснил А.Кунакунов.

В Ассоциации торговли, рынков и сферы услуг опасаются, что рост цен на продукцию будет также связан и отсутствием контроля со стороны дистрибьютеров.

«Сейчас они следят, чтобы цены на популярные марки не задирали, но что будет, если определять ассортимент на полках будут чиновники, а не рыночная конкуренция? Жертвами эксперимента станут торговые точки и население. Кто, к примеру, повезет сигареты и алкоголь в отдаленные регионы и села? Только контрабандисты. Госмонополия не сможет построить дистрибуцию в каждом из 20 тысяч магазинов, торгующих табаком. Мелкие торговцы не смогут сами приехать на госоптовку в другой населенный пункт», — поясняют в ассоциации.

Все это скажется как на стоимости продукции, так и на ее ассортименте. «Сейчас ассортимент сигарет в магазине доходит до 50 наименований, но никто из чиновников не позаботится о поддержке такого широкого ассортимента. Вспомните советские магазины с «Пшеничной водкой» в 5 рядов. Например, в России Госдума отказалась от этой идеи еще в 2019 году, отклонив законопроекты о госмонополии на производство и оборот этилового спирта и табака, рассчитав потери для бизнеса и государства», — добавил А.Ташибеков.

Результат — алкоголь из-под полы

Рост цен, сокращение ассортимента и лишение производителей права на продажу, в свою очередь, станет спусковым крючком для производителей-контрафактников и повального подпольного производства алкогольной продукции.

«Сегодня компании, заинтересованные в борьбе с контрафактчиками, имеют собственные отделы по безопасности и лаборатории, которые самостоятельно проводят рейды по выявлению недобросовестных производителей. Но лишение производителей права реализации своей продукции исключит возможность их участия в борьбе с контрафактной продукцией», — пояснил президент Ассоциации алкопроизводителей А.Кунакунов.

Роль же государства в борьбе с контрафактной продукцией крайне мала и связана, по мнению предпринимателей, с постоянной сменой контролирующего органа. С момента независимости государство не может определиться с контролирующим органом — отрасль передается от ведомства ведомству и ведет к отсутствию регулирования на рынке: профильное ведомство — Министерство экономики — Министерство сельского хозяйства — Налоговая служба.

«В ГНС создали государство в государстве в лице Управления ГНС по контролю за производством и оборотом алкогольной продукции, но они продолжают выполнять только карательные функции — собирают налоги и давят на производителей. Они не занимаются вопросами экспорта-импорта, контрафакта, качества и не защищают отечественный бизнес.

К примеру, в России существует профильное ведомство, которое занимается всем спектром вопросов: от лицензирования и сертификатов качества до выявления контрафакта. У нас же неразбериха постоянно, которая усугубляется полным отсутствием господдержки. Например, мы наперед оплачиваем акциз в объеме 100 процентов, в России же производителям дают отсрочку, они сначала платят номинальную стоимость марки, а акцизный налог вносят только после продажи продукции. Это дополнительные убытки. Избежать их мы не можем, так как государство нам ставит план по производству, за невыполнение которого нас могут лишить лицензии», — пояснил президент Ассоциации алкопроизводителей А.Кунакунов.

Для отслеживания объемов производства внедрялась система ЕГАИС, но она не была доведена до логического завершения и на ее место пришла альтернативная система — электронные акцизные марки. Это QR-коды, которые наносятся на каждую бутылку, позволяя потребителю получить всю информацию о продукции.

«Здесь возникает еще одно бремя для производителей — по законодательству государство не может вести госконтроль за счет средств предпринимателя, однако мы все оборудование и коды покупаем сами.

Очередная нагрузка на бизнес, но добросовестный бизнес идет на такой шаг. Контрафактные производители же работают в плюс себе — это горячая точка для нас. Они открыто продают дешевый контрафакт и качественную дорогую продукцию одновременно. Но государство не борется с ними, предпочитая облагать санкциями добросовестных производителей.

На каждом заводе установлены налоговые посты, есть QR-коды и видеокамеры, акцизные марки — куда уже больше контролировать? Если сейчас еще примут инициативу о госмонополии, то контрафактного алкоголя станет еще больше, а бороться с ним будет некому» — сообщил предприниматель.

Несбываемый алкоголь в терминалах

Несмотря на стремление бизнеса идти навстречу государству и внедряемым им системам контроля и учета, в стране предпринимаются попытки еще большего закручивания гаек — в проекте постановления ЖК продолжают стоять на своем, предлагая передать реализацию в руки госкомпании и открыть специальные терминалы по продаже продукции.

«Инициаторы проекта считают, что с помощью спецмагазинов будет создана конкурентная среда в производстве. При этом в качестве конкуренции рассматривается только конкуренция по качеству продукции. Других видов конкуренции — по видам продукции, себестоимости, новым технологиям, по системам заказа и доставки, рекламе — в проекте просто не существует», — сообщают в Ассоциации производителей, экспортеров и импортеров алкогольной продукции.

Предприниматели считают, что вопрос внедрения механизма реализации алкопродукции в специализированных магазинах можно рассмотреть, но если государством будут созданы условия — защита брендов производителей и будущих владельцев спецмагазинов.

Но на данный момент говорить о том, что в этих точках продаж все будет организованно, преждевременно.

«Еще вызывает обеспокоенность добросовестность владельцев и продавцов таких спецмагазинов, которые могут соблазниться продавать самопальную продукцию и получать от нее больше выручки, нежели официальную продукцию, от которой прибыль однозначно будет меньше. Это будет убивать бренды и некоторую продукцию, но производители не смогут бороться с этим, так как право на продажу будет только у спецмагазинов», — пояснил А.Кунакунов.

Но хуже всего, по мнению производителей, то, что реализация продукции через спецмагазины приведет к обязательному спаду продаж. «Когда люди приходят в магазин, то после набора необходимой корзины продуктов могут приобрести напиток алкогольного сегмента. В спецмагазин нужно прийти специально», — пояснил глава ассоциации.

Спецпродажи лишат производителей возможности вести расчет продаж и расчет производства, который необходим для планирования бюджета на предстоящие годы. А значит, производитель не сможет повлиять на ход продаж.

«Продажный» сговор

Но и на этом проблемы, связанные со спецмагазинами, не заканчиваются. Помимо привычных для предпринимательского сектора понятий об объемах производства, объемах продаж, налогах и общей статистике, добавляется и человеческий фактор — коррупционная составляющая.

Предприниматели считают, что при создании госкомпании и передачи ей функции по продаже продукции уровень коррупции увеличится в несколько раз.

«Производитель искусственно устраняется от возможности продавать свою продукцию и становится зависимым от действий третьего лица. В связи с этим он будет искать средства для «сотрудничества» с работниками госкомпании — будет договариваться продавать именно его продукцию, а не товар конкурентов», — пояснил Акылбек Кунакунов.

Последний гвоздь

Неразумность предложений и инициатив основана на их слабой реализации. В силу того, что каждая из идей так и не доводится до логического завершения и не показывает ожидаемых результатов, на ее место приходит новая. Подмена проекта по внедрению ЕГАИС на полную государственную монополию — яркий тому пример. Только последствия таких игр экономики могут слишком много стоить.

«Государству нужно признать, что вести контроль у него не получается. Это уже провальная идея, так как госаппарат должен стать легче и мобильнее. В ближайшие 2-3 года нас ждет тяжелая экономическая ситуация. В такой момент надо, наоборот, помогать и снижать налоги за счет большего охвата. Надо давать мобильность малому и частному бизнесу, но у нас все наоборот. Пытаются вернуться на 20 лет назад и контролировать то, что в наших условиях настолько сильно коррумпировано. Я не верю, что от госмонополии будет какая-то эффективность», — считает Э.Сурабалдиева.

Ключевые игроки рынка — алкопроизводители и импортеры алкопродукции — и вовсе считают, что внедрение госмонополии приведет к уничтожению добросовестной и здоровой конкуренции, снижению качества товарного сегмента и в целом падению отрасли.

Сейчас же от государства требуется либо не мешать, либо принять меры по поддержке сектора, который стал хорошим подспорьем экономике и дает ей силы для существования.

Государство должно показать результаты борьбы с контрабандой, развития здоровой конкуренции, направленности на развитие всех секторов экономики и свое стремление не разваливать то, что создается предпринимателями. Именно это желает увидеть бизнес в действиях госаппарата. Если же он не в силах справиться с поставленными задачами сейчас, то и введение госмонополии уже не поможет.

Популярные новости
Бизнес