13:06
USD 77.70
EUR 87.91
RUB 1.10

Адвокат Жумалиева о силовых методах Финпола и пустых обвинениях «Чон казата»

Последнее время в СМИ и соцсетях муссируются слухи об обысках, проведенных у депутата Жогорку Кенеша Кубанычбека Жумалиева в рамках досудебного производства по заявлению движения «Чон Казат». Подогревают ситуацию и в ГСБЭП, пресс-служба которой 26 мая заявила, что следователями «установлено имущество, где К.Жумалиев имеет долю».

Дать оценку действиям сотрудников Финпола мы попросили адвоката Бактыбека Жумашева, представляющего интересы политика.

— Насколько законными вы считаете проведенные в доме Кубанычбека Жумалиева обыски?

— Следователи ГСБЭП и судьи, санкционировавшие обыск, допустили массу нарушений. Судья вопреки действующему законодательству удовлетворил ходатайство следователя Финпола о даче разрешения на обыск. В данном случае статья 323 часть 2 пункт 1 УК КР, по которой зарегистрировано досудебное производство в ЕРПП в отношении Жумалиева, является тяжкой, а санкция на обыск применяется только в отношении депутатов, подозреваемых в особо тяжких преступлениях.

В этой ситуации закон нарушили и следователь, обратившийся в суд с подобным требованием, и судья, который проигнорировал Закон КР «О статусе депутата ЖК КР», санкционировав обыск по адресу, где проживает человек, занимающий высшую политическую должность. В связи с чем мною подана апелляционная жалоба в Бишкекский горсуд с требованием признать постановления об обыске недвижимости Жумалиева незаконными и отменить их.

— Что удалось обнаружить финполовцам в ходе обыска?

— Ничего, свидетельствующего о незаконной деятельности Жумалиева, следователями ГСБЭП не обнаружено. Нашли лишь документы по тем ОсОО, о которых писали в СМИ. Но эти данные всегда были в свободном доступе, например в базе Минюста или ГРС. К чему было устраивать этот цирк? Если бы следователи попросили Жумалиева предъявить документы по указанным организациям, он предоставил бы их и без обысков.

— На какой стадии находится досудебное производство в отношении депутата?

— Следователь СУ ГСБЭП Н.Артышова обещала в начале этой недели вызвать Жумалиева на допрос, однако этого не было сделано. Возможно, это продиктовано провальными результатами обыска. Если бы финполовцы нашли действительно что-то важное, они сразу вызвали бы Кубанычбека Мырзабековича. На данный момент следствие зашло в тупик, ГСБЭП в замешательстве.

— А как же заявление пресс-службы Финпола о «многочисленном имуществе» Жумалиева?

— Заявление было сделано сотрудниками ГСБЭП для галочки, чтобы отчитаться перед начальством, а также обратить внимание правительства и высшего руководства страны.

— Получается, следствие использует незаконные методы?

— Следствие движется в неправовом русле. При старой редакции УПК сотрудники Финпола держались следующей позиции: если возбуждено уголовное дело, его всеми способами необходимо довести до конца. Видимо ГСБЭП забыли, что в КР провели реформу уголовного права, отменив стадию возбуждения уголовного дела. Сегодня любое заявление должно регистрироваться в ЕРПП и быть расследовано. В зависимости от обстоятельств, если в действиях субъекта есть преступная составляющая, оно квалифицируется и направляется в суд. Если нет — досудебное производство прекращают. В случае с Жумалиевым Финпол максимально использует неправовые методы, чтобы направить дело в суд и предъявить обвинение.

Если бы расследование велось по закону, следователю надлежало бы вызвать на допрос в качестве свидетелей тех, на кого оформлено то или иное имущество, опросить и получить доказательства, свидетельствующие о якобы незаконной деятельности Жумалиева, которые в суде теоретически могли бы сыграть против него, и потом уже начинать обыски.

В нашем случае наоборот: обыски со спецназом проводились для галочки. Они применили силовые методы для устрашения.

— Как вы считаете, если дело дойдет до суда, обвинение развалится?

— Следственные действия станут лакмусовой бумажкой. Если досудебное производство проведут непредвзято, ни о каком суде не может быть и речи, так как никаких доказательств против Жумалиева у Финпола нет. Но, судя по проведенным обыскам, можно однозначно заявить: дело имеет политический окрас. Госведомства ставят на первое место не УК и УПК, а политическую волю вышестоящих чиновников.

Ранее мы отмечали, что Жумалиев занимался бизнесом уже после ухода с госслужбы, с 2005 по 2015 год. Право заниматься коммерцией прописано в Конституции страны. Если беспристрастно изучить его доходы, мы убедимся, что Кубанычбек Мырзабекович достиг финансового успеха именно за эти 10 лет. Жумалиев открыто говорит, что брал миллионные кредиты. А после того как занял кресло депутата ЖК, передал свои доли в компаниях в доверительное управление.

Поражает, что другие депутаты ранее допускали аналогичные неточности в декларировании имущества и доходов. Но в случае с Жумалиевым общественности пытаются доказать, что он намеренно скрыл данные. Документы по его компаниям есть в открытом доступе базы данных МЮ КР. Да и активисты «Чон казата» признаются, что взяли «компромат» из подобных источников. Поэтому несостоятельность обвинений против Жумалиева очевидна.

Популярные новости
Бизнес
14 июля, вторник