12:45
+30
USD 68.85
EUR 80.21
RUB 1.17
Взгляд

Болевая точка. Почему мы идем к лекарям

Попытка чиновников здравоохранения закрыть так называемый медицинский центр в столичном жилмассиве «Кок-Джар», работающий без лицензии, не удалась. В минувшую субботу заместитель директора департамента здравоохранения Тилек Жантайбеков еще раз выехал на место, чтобы поговорить с больными.

«Но они снова наотрез отказались переводиться в Национальный центр онкологии. А потом пришел сам табып, возмущался, как я проник на частную территорию, отчитал охранников. Лекаря вызывали на допрос, но центр продолжает работать. Более того, там появилось двое новых больных», - рассказал он ИА «24.kg».

Вопросы без ответов

«Все от нас требуют, чтобы мы закрыли данное учреждение, а как мы можем закрыть объект, на существование которого даже не давали разрешения? – задался вопросом Тилек Жантайбеков. – У меня вопрос к правоохранительным органам: почему не закрывают центр, существующий без лицензии, где идет незаконное врачевание? Значит, человек патент не берет и налоги не платит. Со своей стороны можем предложить какие-нибудь изменения в законодательство, чтобы принимать хоть какие-то меры в подобных ситуациях, но это потребует времени. Сейчас только создается рабочая группа».

Во время проверки представители Департамента здравоохранения подчеркнули, что в лжеклинике пациентам делают капельные растворы неизвестного происхождения. «Жидкости, используемые для инъекций, яркого цвета, их нельзя капать, - уверен Тилек Жантайбеков. – Я сам не могу их изъять, иначе меня обвинят в воровстве. Я предложил милиционерам опечатать растворы, изъять и передать нам на экспертизу. Сделали ли они это, не знаю».

Повод для изменений

Хватит ли воли прикрыть частную лавочку, пока не понятно. Но сам случай помог чиновникам увидеть слабые места в системе здравоохранения.

«По анамнезу понятно, что больных мощно обезболивают, потому что на последних стадиях заболевания люди мучаются болями. И что важно – столичных жителей среди пациентов Зайналиева нет. Все из регионов. О чем это говорит? О том, что в Бишкеке налажена система: есть и врачи, и аптеки», - заметил Тилек Жантайбеков.

«Как только человеку поставили диагноз: 4-я стадия рака, Национальный центр онкологии дает уведомление в центр семейной медицины по месту проживания больного. Оттуда идет сигнал в группу семейных врачей. Врачи осуществляют патронаж на дому, выдают лекарства. Если препарат перестает глушить боль, то ему по рецепту выписывают другой, сильно действующий. А в регионах мало аптек, работающих с морфином, патронаж на месте не обеспечивают, в результате люди терпят боль», - пояснил замдиректора департамента.

«Поэтому у больных есть масса причин, чтобы прийти к табыпу, - признал Тилек Жантайбеков. - Я переговорил с каждым больным и понял, что Зайналиев не лечит, а оказывает паллиативную помощь, носится с больными, как с детьми, купирует боль, разговаривает с ними».

Право жить без боли

О качестве паллиативной помощи в стране активно говорят последние несколько лет. По словам директора программы «Общественное здравоохранение» Фонда «Сорос – Кыргызстан» Айбека Мукамбетова, до 2011 года ни в одном законе о здравоохранении не было понятия «паллиативная помощь», в том числе в законе «Об охране здоровья». «Это не чья-то вина, просто так сложилась ситуация. В марте 2012-го Минздрав разработал и принял ведомственную Стратегию развития программы паллиативной помощи на 2012-2016 годы. Как раз с этого периода при нашей финансовой и технической поддержке запущены пилотные проекты по оказанию внебольничной паллиативной помощи», - сказал он ИА «24.kg».

  • Это подход, который помогает предоставлять паллиативную помощь в амбулаторных условиях. Он рекомендован Всемирной организацией здравоохранения, Всемирным альянсом хосписной и паллиативной помощи и предполагает работу междисциплинарной команды из врачей, медсестер, социальных работников, психологов, юристов.

«Таких команд всего три, одна из них работает в городе Оше, а две – в Бишкеке. В других регионах их нет. В правительстве есть заинтересованность в развитии этих проектов. Планируется, что уже в 2017 году государство возьмет на себя часть финансирования», - отметил Айбек Мукамбетов.

Он подчеркнул, что золотым стандартом для обезболивания паллиативных пациентов во всем мире, по рекомендациям ВОЗ, считается таблетированный морфин. «Раньше у нас пользовались только инъекционным. Благодаря поддержке разных сторон в 2015 году в стране была зарегистрирована таблетированная форма. Для того чтобы поставить первую партию препарата в ограниченном количестве, мы с партнерами собирали деньги на благотворительных вечерах. Морфин через центры онкологии раздавался бесплатно в Оше, Джалал-Абаде, Бишкеке пациентам, которые особо в нем нуждались.

Параллельно ФОМС внес таблетированный морфин в Программу государственных гарантий, в рамках которой до 90 процентов его стоимости государство возмещает пациенту. Но проблема в другом: мы не можем пока решить проблему обеспечения регионов этим препаратом. Дело в том, что все аптеки частные. Это хорошо, что развивается бизнес в фармсекторе, но мало кто из них хочет заниматься проблемными препаратами, которые относятся к опиоидам. Владельцу аптеки нужно иметь лицензию, соблюсти ряд условий для безопасности и хранения лекарств. Есть страх перед проверяющими, бюрократическими препонами», - озвучил проблему Айбек Мукамбетов.

«Права пациентов не должны ущемляться, - подчеркивает он. – Тот, кто один раз увидит человека, который мучается от боли, сразу все поймет».

…Пока государство не сможет обеспечить надлежащими условиями всех больных, эту нишу так и будут занимать те, кто громко именуют себя врачами. 

Материалы по теме
Популярные новости
Бизнес