04:29
+27
USD 67.92
EUR 75.84
RUB 1.20
Здоровье

Как Минздрав знахаря одолеть не смог

Скандал с лжеклиникой в столичном жилмассиве «Кок-Джар» набирает обороты. Серия публикаций в СМИ заставила правоохранительные органы и чиновников Министерства здравоохранения хоть как-то отреагировать. Первые возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 122 УК КР (незаконное врачевание), вторые попытались решить вопрос кардинально, официально закрыв контору…

Химик-биолог стал «врачом»

Информация о деятельности так называемого медицинского центра, где с осени 2015-го трудится некий Ашым Зайналиев, появилась в начале июля 2016 года из сводки столичной Станции скорой медицинской помощи. Без элементарного знания анатомии он в антисанитарных условиях удалял в примитивной операционной опухоль пожилой женщине, у которой был рак молочной железы в четвертой стадии. Пациентка умерла.

Еще тогда чиновники Минздрава подтвердили, что центр работает без лицензии, а «врач» оказался химиком-биологом по образованию. Впрочем, он признал, что «не имеет разрешения на лечение, но лечит по зову сердца». «Ведет себя вызывающе, считает, что делает правильные вещи и проводит паллиативное лечение онкологических больных, от которых отказались врачи, и облегчает им жизнь», - говорилось в справке Минздрава.

Несмотря на нарушения, до суда дело не дошло. Заявление, по словам представителей Минздрава, потерпевшие забрали и сказали, что претензий не имеют.

Ох уж эта общественность!

Но в социальных сетях недавно снова появились фото и видео ужасных условий пребывания больных в данном заведении. Врачеватель осматривает женщин и проводит гинекологические манипуляции прямо на кроватях в общих палатах. В комнатах лежат по 5-6 больных, там же находится ухаживающая за ними родня. Онкопациентов пытаются лечить отварами трав…

В первую очередь камни полетели в огород Минздрава. Там не смогли игнорировать ситуацию и предприняли попытку закрыть данный центр, а больных перевести в Национальный центр онкологии. По крайней мере, так было заявлено в пресс-анонсе. Но на каком основании могли это сделать, непонятно. Ведь ни решения суда, ни других документов на сегодня нет.

На место прибыли чиновники от системы здравоохранения и врачи, которые пытались аргументированно объяснить больным, почему им нужно покинуть медцентр. Вопросы журналистов представители госорганов пытались игнорировать.

«Выйдите отсюда! Не мешайте нам, не надо провоцировать - и так обстановка накалена, лучше помогите!» – нервничала начальник отдела лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава КР Бурул Арзыкулова.

Зато Ашым Зайналиев, надев белый халат и чепчик, пользовался вниманием стольких журналистов. Спокойно показывал свою вотчину, обходил больных, рассказывал, как спасает человеческие жизни. Сотрудники правоохранительных органов молча наблюдали за процессом, затем выпроводили журналистов за ворота.

К этому времени в медцентр пришла 45-летняя Гульнур Жайлообаева из Нарына и попыталась пройти на территорию.

Милиционер у входа был непреклонен: «Центр закрывается, сюда нельзя».

Женщина рассказала ИА «24.kg» свою историю: «У меня рак шейки матки третьей стадии. В 2015-м и в 2016-м я прошла несколько курсов лучевой терапии в Национальном центре онкологии (НЦО), но проблемы со здоровьем не прекращались. Хирург-онколог сказал, что я неоперабельная, и отправил домой. Выписали кровоостанавливающие препараты, но после прекращения их действия снова начинало кровить. Что мне было делать, если в больницу меня не брали? Собралась умирать, поехала домой в Нарын. А потом старший сын узнал в Интернете об этом центре. Здесь меня лечат травами, и я верю в выздоровление».

«У меня четверо детей, старшему 22 года, остальные – школьники, самому младшему 6 лет. Ничего плохого о данном центре я не слышала, по собственному желанию сюда приехала, ведь человек до последнего надеется, что будет жить», - добавила она.

Здесь же, по словам Гульнур Жайлообаевой, она встретила женщину, с которой они вместе лечились в НЦО в 2015 году. «На лечении я с 5 октября, но еще ничего не платила. Я сразу, как приехала, сказала, что денег нет, но врач меня оставил, и через неделю перестало кровить. Чувствую себя лучше», - добавила она.

Больных зомбируют?

По словам других пациентов, за первые три дня пребывания нужно заплатить 6 тысяч сомов, а дальше оплата производится исходя из назначенного лечения. Чем лечат пациентов? Неизвестно.

«Делаются внутривенные инъекции, капельные растворы неизвестного происхождения», - сказал заместитель директора Департамента здравоохранения Тилек Жантайбеков.

«Было выяснено, что данный товарищ использует в своем лечении травы, возможно, какие-то лекарственные средства. Со стороны было ощущение, что больные были каким-то образом зомбированы и агрессивны», - добавила Бурул Арзыкулова.

  • «У этого шарлатана нет никакого медицинского образования, наверное, у него есть хорошая «крыша», раз он себя ведет таким наглым образом и никто не может на него повлиять», - подчеркнула она.

Все попытки уговорить пациентов перевестись в НЦО не увенчались успехом. Постояльцы центра кричали, что в онкологии у них требуют деньги, никто не лечит либо отправляют домой.

Опасно для жизни

«Каждый из них тут как минимум дней десять уже лежит. Психологически все настроены, что вылечатся от недуга. Мы уверены, что в этих лекарствах, которые им дают, есть сильнодействующее обезболивающее. Когда человек хватается за последнюю соломинку, он согласен на все. Поэтому нам нужно чуть-чуть времени переубедить их. Мы надеемся, они поймут, что ошибаются», - сказал главный хирург Департамента здравоохранения Алым Мырзаев.

«Когда мы были здесь в прошлый раз, у него никакой регистрации и историй болезни не было. Сейчас он оформил нашу медицинскую документацию, хотя для этого должно быть разрешение. Диагнозы написаны чисто народными словами», - добавил он.

  • «У некоторых пациентов доброкачественные новообразования, которые можно вылечить консервативно, а некоторые формы - оперативно. Но Ашым говорит только одно: «рак». Скорее всего, так он запугивает больных, психологически настраивает их, что вылечит. И люди верят», - отметил хирург. 

«Всего здесь около 15 пациентов. Некоторые проходили несколько курсов лечения в НЦО, но рак требует поэтапного и долгого лечения. Больных отпускают на реабилитацию домой, потом приглашают повторно. Видимо, в этот промежуток они здесь и оказались, - предположил Алым Мырзаев. – Но тут категорически нельзя лечиться! Четверо больных были уже согласны уехать в НЦО, но стоит нам только выйти из палаты, их сразу обрабатывают сотрудники центра».

«Потом будет поздно! Подумайте!…»

…призывал Алым Мырзаев пациентов. Но никто из них за несколько часов так и не поддался на уговоры.

«Принудительно мы не можем их госпитализировать», - признался Тилек Жантайбеков. «Но мы их не бросим, будем и дальше с ними работать. При этом право лечиться у табыпа (лекаря) мы отнять у больных не можем», - добавила Бурул Арзыкулова.

По ее словам, у Минздрава нет полномочий закрыть центр. «Это не в нашей компетенции. Мы просто провели разъяснительную работу и актирование. Мы стараемся проводить все в рамках закона», - сказала она.

Тем не менее представители Минздрава заверили: «Этот центр закроется. Однозначно». «Но вы нас правильно поймите, мы не можем больного насильно привести к традиционной медицине. Этот лекарь не единственный в республике. Мы разработаем совместно с налоговой, финполом, Министерством внутренних дел совместный план. Потому что одно министерство не может бороться с таким явлением. Нужно объединить усилия», - призвали они. 

Бизнес